Ковидный ажиотаж


Ситуация с продажей антибиотиков в аптеках без рецепта лучше всего описывается русской поговоркой: “Когда нельзя, но очень хочется, то можно”. В ситуации эпидемии и связанной с ней истерии это чревато дефицитом лекарств и снижением их эффективности. То есть вредом здоровью самих граждан.

Дефицит лекарств в российских аптеках – то ли уже суровая реальность, то ли постоянно возобновляющийся страх наших граждан. В российских соцсетях вторую неделю подряд перепощивают фотографию: сделанное от руки объявление в аптеке: нет арбидола, сумамеда, парацетамола. Фото было сделано то ли в Барнауле, то ли в Новосибирске, то ли вовсе нарисовано в фоторедакторе, в ту аптеку, наверное, арбидол давным-давно и неоднократно завезли, но факт остается фактом – дефицит лекарств "от короны" – один из главных общественных страхов.

Причина дефицита – ажиотажный спрос

Причин дефицита две, обе хорошо известны и экспертам, и государственным служащим, и с обеми очень трудно справиться. С одной стороны, дело в том, что отечественное фармпроизводство не успевает справиться с потребностями медицины. Политика импортозамещения, принципиально правильная, действительно может на практике, в условиях ажиотажного спроса, способствовать нехватке тех же антибиотиков. С другой стороны, дело именно в ажиотажном спросе. Постоянно слышащие об эпидемии, не уверенные, что врачи вовремя выпишут им лекарства, привыкшие к самолечению граждане скупают наиболее распространенные средства "от простуды", те, которые более всего рекламируются. Тут и жаропонижающие, особенно самые дешёвые, и арбидол, и антибиотики, которые обычно назначают при пневмонии.

Чем больше разговоров о том, что лекарств может не хватать, – тем больше желающих заранее, на всякий случай купить их в аптеках. Взрослые и вроде бы неглупые, даже образованные люди покупают азитромицин и сумамед (о том, что эти лекарства применяют при лечении пневмонии, в том числе при тяжёлом течении ковида, широко известно) и пьют их для профилактики (!) или при первых признаках простуды, совершенно не заботясь ни о возможных побочных явлениях, ни о том, что эффективность антибиотиков в организме при реальной болезни может оказаться ниже. Ни о чем не заботясь.

"Как витаминки", удачно написали сегодня в одном из телеграм-каналов.

Ажиотажный спрос способен создать дефицит любого товара, тем более что ажиотаж сам себя подстёгивает и накручивает: лекарства в аптеке нет, значит, оно реально помогает, вот всё и скупили – и граждане начинают помогать друг другу, показывать, где оно ещё осталось. 

Аптека вместо поликлиники

Однако ковидный ажиотаж – это, как ни странно, полбеды, точнее, ситуативное проявление беды гораздо большей. Дело в том, что в России, особенно в провинции, граждане давно и прочно привыкли к самолечению.

Социолог Симон Кордонский, вообще написавший очень много интересного о русской провинциальной повседневной жизни, ещё несколько лет назад отмечал в своих статьях, что в России XXI века аптеки для очень широких социальных групп постепенно заменили поликлиники. Социальная практика посещения аптеки стала напоминать посещение врача – такое, каким его представляет рядовой, не очень образованный человек.

Аптечный провизор явочным порядком превратился в терапевта, который выслушивает жалобы пациента (например на боли, бессонницу, высокую температуру) составляет – очень быстро и только устно, анамнез, ставит какой-то приблизительный диагноз – и, самое главное, предлагает лекарство. На практике: что бы такого купить от головной боли, от кашля, от поясницы…

Происходит всё это, очевидно, потому, что поликлиники в провинции, скажем мягко, не всегда справляются со своей работой в условиях высокого спроса. Люди не хотят стоять в очередях. Люди также убеждены (большей частью ложно, не понимая, как на самом деле работает страховая медицина), что обращение к врачу может быть очень дорого. Тем более дорогими представляются исследования, анализы и т. п. Они стремятся "перескочить" этот этап консультации врача, сразу перейти к лечению.

Дополнительный стимул сразу спросить лекарство в аптеке – постоянная реклама лекарственных средств по телевидению. "Если кашляешь прими…" – очень широко известный препарат известной фирмы. Другой широко известный препарат отечественного производства – самое назначаемое в России противовирусное средство". Всё это звучит буквально из каждого утюга.

Добавим к этому огромное количество широкодоступных и совершенно безответственных медицинских советов на любые темы в социальных сетях и на самых разных сайтах, приправим уверенностью граждан, что врачи всё равно очень заняты, больницы переполнены, да и кто там нами будет заниматься, кому мы нужны, и получим ситуацию, когда просто пойти в аптеку и купить лекарство – без врача, но с уверенностью, что поможет, – вполне разумное решение.

Это "разумное" решение на практике совсем небезобидно. Взять, к примеру, ту же пневмонию. Сегодня, после рассказов про "мутное стекло" и "поражение 70% легких" граждане стали бояться воспаления лёгких. Отсюда и превентивные покупки сумамеда. Но так было не всегда. Ещё несколько лет назад реально больные, посасывая леденцы и попивая сиропчики "от кашля", в конце концов попадали в больницы в тяжёлом состоянии. И умирали.

Рост смертности от болезней органов дыхания происходил в России несколько лет подряд. Безо всякого ковида. И без внимания со стороны широкой публики, которая продолжала массово заниматься самолечением.

Ковиду, в общем-то, стоило бы сказать спасибо хотя бы за то, что он обратил внимание общества на проблему.

Учёт и контроль

Разговоры о том, что антибиотики не должны продаваться без рецепта, ведутся в России давно. Теоретически продажа антибиотиков без рецепта запрещена. Более того, штраф для аптеки за их продажу таким образом может составлять до 150 тысяч рублей. Вроде бы достаточно, но на практике проверки случаются редко, а спрос существует ежедневно. Антибиотики продолжают продавать: не особенно скрываясь.

Ситуацию должна была исправить единая система маркировки лекарственных средств, внедрение которой началось в июле 2020 года – как раз между двумя волнами коронавирусной эпидемии. Однако гладко было на бумаге, да забыли про овраги: в сентябре-октябре 2020 года система маркировки дважды "легла", причём один раз были полностью потеряны введённые в систему данные. В результате (как писал на прошлой неделе Царьград) была задержана поставка в Россию 40 миллионов упаковок более 450 различных препаратов.

23 октября представители крупнейших ассоциаций фармацевтической отрасли обратились в правительство.  Правительство подумало и разрешило использовать систему маркировки в уведомительном режиме. То есть продавать людям лекарства, а потом вносить проданное в систему. В уведомительном режиме.

 

Это решение, безусловно, было выходом из ситуации с нарушениями сроков поставок лекарств в аптечные сети. Это же решение подорвало возможность контроля за торговлей антибиотиками: отследить реальный путь упаковки лекарства снова невозможно.

Председатель комитета Государственной думы по охране здоровья Дмитрий Морозов во вторник 3 октября заявил, что необходимо взять под контроль назначение антибиотиков при лечении коронавирусной инфекции.

…Такое бездумное их использование, которое мы получили в прошедшем месяце, это конечно, катастрофа. Потому что нас ждёт антибиотикорезистентность, потому что иммуносупрессия не в каждую фазу процесса важна и нужна, если не сказать наоборот. Сейчас мы просто возьмём эту ситуацию под контроль,

– сказал Морозов.

Он добавил, что сейчас у государства есть реальная возможность сделать это, так как федеральный центр выделяет регионам дополнительно 5 миллиардов рублей на лекарства от коронавируса (которые больные должны получать бесплатно) и, следовательно, должен контролировать расходование этих средств.

Однако, при всем уважении к думскому комитету и его председателю, в том, что продажу антибиотиков удастся сейчас нормализовать, есть серьёзные сомнения. Дело не в том, справятся ли контролирующие органы. Дело в том, что не поймут активности этих органов сами граждане.

Однако в среднесрочной перспективе проблемы необходимо решить. По образцу развитых стран целый ряд препаратов, которые сейчас в России продаются свободно, необходимо отпускать только по рецепту врача. Даже несмотря на неидеальную работу поликлиник.

Андрей Перла

Фото: Игорь Иванко/АГН "Москва"

Источник: ug.tsargrad.tv