Южная Корея: контрреволюция коррупционного достоинства?



Массовость и организованность южнокорейских протестов поражают, равно как и отсутствие насильственных эксцессов при бурно выражаемых эмоциях. Вот уже месяц крупнейшие города республики заливает людское море митингующих противников Пак Кын Хе. Первой женщины на президентском посту, уверенного триумфатора выборов 2012 года, профессионального и потомственного политика.

Четыре года назад Пак Кын Хе привела к победе парламентскую партию «Сэнури», обеспечив ей законодательное большинство в 152 мандата из 300. Лидерство в партии ей не принадлежит и поныне. Она получила поддержку 15.7 миллионов избирателей на выборах президента Южной Кореи, опять же вопреки скепсису функционеров всех партий. Верхушка южнокорейского истеблишмента уже выдвигала на лидерскую авансцену «лучших из лучших», потом «лучших из худших» – в декабре 2012 пришлось согласиться на «лучшую из малоизвестных».

В ноябре 2016 года рейтинг госпожи президент пробил антирекордную отметку 3%. На один из митингов в Сеуле с требованием отставки Пак Кын Хе вышло 850.000 человек, что сравнимо с количеством её оставшихся сторонников во всей стране. Чем объясняется столь консолидированное, стойкое и активное желание избавиться от главы государства всего за год до очередных президентских выборов?

Пак Кын Хе – нетипичная фигура в южнокорейской политической элите. У неё нет и никогда не было ни супруга, ни детей. Явление исключительное для традиционных семейных ценностей южнокорейского общества. Её отцом был Пак Чон Хи – один из великих президентов ЮК, творец экономического чуда, созидатель основ современного процветания. Он же организатор жестоких внутренних репрессий и собственного властного долголетия.

Родители госпожи президент погибли в результате политических убийств. В августе 1974 её мать стала случайной жертвой покушения, в октябре 1979 насильственно прервано 17-летнее правление отца. Убийцей оказался директор южнокорейской спецслужбы. В период 1974-1979 гг. Пак Кын Хе как старшая дочь президента выступала в качестве первой леди страны на многочисленных официальных церемониях, праздниках, торжествах и т.д. Серьезнейшее испытание для замкнутой девушки 22-27 лет – медные трубы в обрамлении огня по самым близким людям…

Госпожа президент ЮК имеет высшее техническое образование и три степени Honoris causa по различным наукам. Данные докторские регалии причисляются административным решением университетов «…за выдающиеся заслуги, значимый вклад в развитие…» без защиты диссертации и без научных публикаций. Росчерком бюрократического пера, если угодно. Корейский научно-технический институт KAIST оценил «выдающиеся заслуги» в 2008 году, университет Соган в 2010. После успехов затяжной политической карьеры Пак Кын Хе – что является недоказуемым совпадением, но чрезвычайно раздражает южнокорейское общество и особенно интеллигенцию.
Диплом о высшем образовании в Южной Корее равносилен счастливому лотерейному билету. Он гарантирует высокооплачиваемую, стабильную и престижную работу. Личным (троекратным!) примером президент страны подрывает ценность такой системы.

Левые силы видят в Пак Кын Хе наследницу диктатора, готовую захватить власть на десятилетия. И она сама подпитывает эти подозрения предложением увеличить срок президентских полномочий уже во время массовых протестов! Она резко критикуется за пенсионную и налоговую реформы, за преобразования в сфере высших учебных заведений. Но южнокорейское общество стареет, достойный уровень пенсий не обеспечить без смены налоговых приоритетов и усиления фискальных нагрузок. Технический прогресс объективно изменяет потребность в специалистах по некоторым отраслям. Любой преемник Пак Кын Хе будет выписывать аналогичные пилюли, пусть и в других упаковках.

Правые силы ставят ей в вину умеренный проамериканизм, непоследовательность и слабость. В Южной Корее до сих пор размещён 30.000 контингент US Army как гарантия незамедлительной вооружённой помощи в случае агрессии КНДР. Посему проамериканизм обязан быть безмерным, по крайней мере у властных элит. Попытки сбалансированной внешней политики – экономическое сотрудничество с КНР, РФ и КНДР – вызывает элитное отторжение и медийные скандалы по любому поводу. Вплоть до покупки слишком дорогой для президентских доходов дамской сумочки.

Иностранных шпионов с мешками юаней и рублей пока не обнаружено, равно как и северокорейских диверсантов на президентском обеспечении. Но семена подозрений о влиянии посторонних личностей на Пак Кын Хе получили веские подтверждения. Упали на благодатную почву общественного недоверия, обильно удобренную стараниями СМИ.
Семейные связи заместились у Пак Кын Хе доверительной дружбой с настоящими шарлатанами.

Её ближайшая подруга протолкнула свою дочь в престижнейший университет как выдающуюся спортсменку по неизвестному виду спорта. Создала благотворительные фонды буквально за один день (стандартная процедура занимает от 2 до 4 недель). И получила в тот же день крупные суммы от корейских корпораций – ряд спонсоров обвиняет президентскую администрацию в давлении - «Проявите щедрость к новым фондам». Спонсорские переводы и обстоятельства их использования изучаются прокуратурой ЮК.

Больше всего госпоже президент повредил доступ скользкой подруги к совершенно секретной информации. К текстам публичных выступлений Пак Кын Хе и к редактированию (!!!) этих речей. Данный дружеский симбиоз уже признан обеими участницами. Коррупционная шарлатанка пишет речи президенту 50-миллионной страны, лидеру одной из наиболее развитых азиатских держав!
Всех в отставку и на нары, панду геть - как скандировали бы в одной евроассоциированной стране. Злосчастная подруга уже арестована, над Пак Кын Хе сгущаются тучи импичмента либо досрочной отставки с последующей отсидкой.

Тяжёлый компромат на президента Южной Кореи обнаружен в обычном планшетном компьютере. Планшет найден в двухэтажном заброшенном доме, вроде бы связанном с подозрительными фондами подруги главы государства. Найден журналистами канала JTBC – т.е. людьми, от розыскной деятельности далёкими. В двухэтажном заброшенном доме легко найти рояль, но не плоский гаджет диагональю 10 дюймов. Беспечность владельцев по отношению к планшету с опасной информацией вызывает удивление. Как и удачливость стрингеров-сталкеров из JTBC.

Методика редактирования президентских речей также неизвестна – шла ли речь об их сути, о стилистике или о пунктуации. Коррупционные обвинения свистят в непосредственной близости от президента, допрашиваются её ближайшие помощники и друзья. Сама Пак Кын Хе защищена от ареста конституционным иммунитетом – но уже приглашена на допрос в прокуратуру 29 ноября с.г.

Южнокорейское общество объединено желанием избавиться от первой женщины-президента. Оппозиционные политические силы яростно винят её во всех грехах, силы союзные подчеркнуто дистанцируются от скандала. На вершине исполнительной власти ЮК оказалась пария, объект травли всех значимых в стране масс-медиа. Президенту навязывают новых подчинённых и советников, дают взаимоисключающие рекомендации, требуют покаяния и т.д.
В случае появления новых компрометирующих улик (мало ли ещё найдётся планшетов в заброшенных домах?!), либо при закулисных договорённостях элит, либо при трансформации митингов в забастовки, либо при кровопролитии на акциях протеста – отставка Пак Кын Хе представляется неизбежной. Доковылять последний год полномочий «хромой на обе лапки уточкой» ей не дадут.

Но почему-то совершенно забыты две главные внутриполитические инициативы Пак Кын Хе. Она обложила налогами весьма влиятельные в ЮК протестантские церкви (фактически секты), обладающие большим влиянием и на представителей власти, и на большой бизнес. Она добилась приёма законов, ограничивающих и усложняющих коррупционные подношения. В традициях Южной Кореи поэтапное прикармливание чиновников. Доведение бюрократа до нужной комфортно-финансовой кондиции, когда затруднительно отвергнуть просьбу обходительного партнёра.
Стараниями леди президент факт «прикорма» подлежит уголовной ответственности, начиная со скромных сумм за обеды в ресторанах, визиты в спа-салоны, перелёты на курорты и т.п.

Это пошатнуло сотни привычных бизнес-схем, поставило под угрозу карьеру тысяч государственных служащих и доходы влиятельных корпораций. Борьба с коррупцией внезапно оказалась настоящей – возможно, внезапно для самой Пак Кын Хе. Революционеры-коррупционеры нанесли серию ответных ударов, отвлекающих и разящих. В авангарде массовых протестов по странному совпадению находятся активисты протестантских сект.
Ирония политической истории Южной Кореи разыгрывается на наших глазах. Под напором обвинений в мздоимстве, управляемости и предательстве от власти отстраняют независимую патриотическую фигуру, внёсшую максимальный вклад в борьбу с южнокорейской коррупцией.

Дарья Гасанова

Источник: www.grtribune.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.