Создание Комитета государственной безопасности КНР


Непросто далась мне эта статья, ну да лиха беда началом. Итак, для понимания динамики процесса, расскажем вам историю несколько изнутри. При этом верить или не верить – дело сугубо личное. Точка зрения автора – это точка зрения автора, ну и всякое такое. Ни на чем не настаиваю. 

А началось все со знаменитого «государственного переворота 319», иначе говоря, событий 19 марта 2012 года — третьего месяца девятнадцатого числа — так китайцы привыкли обозначать из ряда вон выходящие события. А событие, прямо скажем, из ряда вон выходящее. Информации о нем крайне мало, собирать все приходилось по крупицам. И такая вот нарисовалась картинка. 

В 2012 году внутриполитическая борьба в КНР была крайне обострена желанием политических элит получить контроль над трехмиллионной армией Китая. Это был качественно новый этап внутренних политических игр – получивший контроль становился безраздельным хозяином не только в Китае, но и в Азии. 

Ху ЦзиньтаоСи Цзиньпин
 

Ху Цзиньтао прекрасно понимал это, и поэтому после 18 съезда ЦК КПК отказался от высших руководящих и партийных должностей, но весьма желал сохранить за собой пост председателя Центрального Военного Совета. В этом было его будущее, в этом была его надежда, в этом же были его опасения относительно будущего. В феврале 2012 года Си Цзиньпин, тогда еще заместитель председателя КНР, посетил с визитом США и вернулся в Пекин с ценной информацией. Из информации этой следовало, что в настоящий момент Белый Дом считает самым авторитетным и влиятельным политиком в КНР не Ху Цзиньтао, не Си Цзиньпина и не кого-либо еще, а секретаря партийной организации города Чунцин, господина Бо Силая. 

Бо Силай
 

Видимо, имеющиеся данные были настолько тревожными, что Ху Цзиньтао стал действовать. Во-первых, он тут же принял ряд кадровых решений, первым из которых стало смещение командующего 38-ой армией Ван Сициня с должности и назначение его на должность заместителя Университета обороны Народно-освободительной армии Китая. Из чего можно сделать вывод, что Ван Сицинь был замешан в связях, как говорится. 

Ван Сицинь 
 

На должность командующего пришел ставленник Ху Цзиньтао – генерал-майор Сюй Линьпин. Отметим попутно, что 38-ая армия (Хэбэй, г.Баодин) - наиболее боеспособная из всех имеющихся соединений в КНР – своего рода гвардия существующего режима и гарант власти. 

В ночь с 18 на 19 марта 2012 года, через четыре дня после своего назначения, Сюй Линьпин получил прямой приказ от Ху Цзиньтао о вводе войск в Пекин, выбрав местами сосредоточения правительственные объекты на улице Чанъаньцзе и в квартале Чжуннаньхай.

Сюй Линьпин - на тех поставил 
 

Сам я, конечно при этом не присутствовал, но отдать такой приказ мог только Председатель ЦВС, это ежу понятно. Очевидцы говорят о танках, бронетранспортерах и солдатах – картинка прямо с Тяньаньмэня 1989 года. При этом солдаты, не стесняясь видеокамер, кричали в голос о предателях в высших эшелонах власти, с которыми надо разобраться и арестовать. 

На фото - 19 марта 2012 года. Военнослужащие вооруженной полиции выдвигаются к охраняемым объектам 
 

Бо Силай и Чжоу Юнкан были не просто друзьями и соратниками. Они были партнерами, а это связывает покруче, нежели просто дружба. В связке с Чжоу Юнканом  Бо Силай был неузявим, а сам Чжоу Юнкан располагал силами подразделений вооруженной полиции численностью до восьмисот тысяч  человек и круглосуточной личной охраной – поди возьми такого голыми руками. Надо понимать при этом, что охрану государственных учреждений осуществляет как раз Министерство общественной безопасности, которым руководил Чжоу Юнкан (читай – и Бо Силай). Сотрудники вооруженной полиции отвечали крикунам-армейцам, что, мол, если вы будете нападать на органы власти и министерства – то предатели соответственно вы и разбираться надо с вами.

Чжоу ЮнканБо Силай
 

При этом ситуация накалилась до предела, местами раздавались уже предупредительные выстрелы. Кончилось победой армии над полицией – контроль Ху Цзитньтао был утвержден и восстановлен. Напрямую ни один источник об этом не говорит, косвенно говорят все, и все об одном и том же, но по-разному.

новая банда четырех
 

Мы скажем суть – 19 марта 2012 года  «новая банда четырех» в которую, помимо Бо Силая и Чжоу Юнкана входили  Сюй Сайхоу (заместитель председателя Военного совета ЦК КПК и Центрального военного совета КНР) и Лин Цзихуа (заместитель председателя НПКСК) планировала захват власти в КНР. Замысел «новой банды четырех» не удался!

При этом известен факт звонка Цзян Цзэминя на телефон Ху Цзиньтао, в ходе которого первый старался убедить последнего, что  уж кто-кто, а Чжоу Юнкан преданный делу партии товарищ, неспособный принять участие в государственном перевороте, и что не нужно безоговорочно верить сплетням и домыслам внешних и внутренних врагов. Цзян Цзэминь также призвал Ху Цзиньтао остановить гонения на Бо Силая, мотивируя это необходимостью поддержания авторитета партии.

Говорят, что Ху  Цзиньтао сильно потел при этом телефонном разговоре. Врать опять же не будем, сами не видели, но - вполне вероятно, если при этом  учитывать авторитет Цзян Цзэминя в политическом мире. Важно другое – всем стало понятно, что Ху Цзиньтао не изменил своего решения, хоть при этом при этом объявил на весь мир о том, что коммунистическая партия КНР монолитна как никогда. Оказалось, что он не так прост и не выпустит из рук власти, равно как и не допустит посягательств на нее. Все члены «новой банды четырех» в период со второй половины 2012 по 2015 год сели, и сели прочно. И не только они – их окружение тоже. А компромата хватало. 

Гу Кайлай
 

Чего стоит история жены Бо Силая, Гу Кайлай ( 谷開來) - китайской адвокатессы и предпринимателя, члена политбюро КПК. Ведь ей было предъявлено ни много ни мало обвинение в убийстве американского гражданина, некоего Нила Хейвуда! По официальной версии убийство Нила Хэйвуда выглядит так. Нил Хэйвуд требовал от Гу выплатить ему 22 миллиона американских долларов после банкротства венчурного предприятия в области недвижимости. Однажды Хэйвуд прислал ей письмо с угрозами сыну, из-за чего Гу Кайлай решила убить Хэйвуда. В отеле в Чунцине она угостила Хэйвуда виски с чаем. Хэйвуд опьянел, и его стошнило. Когда Хэйвуд попытался лечь в постель, Гу налила ему в рот яд и положила рядом таблетки, чтобы создать вид передозировки.

Нил Хейвуд
 

Есть и альтернативная версия, также малоприглядная. По данным «Рейтер», в конце 2011 года Гу Кайлай обратилась к Хэйвуду с просьбой вывести крупную сумму денег из Китая. Хэйвуд согласился это сделать при условии, если Гу выплатит ему определённую сумму. Но Хэйвуд попросил больше денег, чем ожидала Гу. Когда Гу попросила Хэйвуда снизить требования, Хэйвуд пригрозил рассказать о делах Гу. Гу возмутилась и решила убрать Хейвуда.

Ван Лицзюнь
 

Масла в огонь подлила история с Ван Лицзюнем, который будучи начальником чунцинской полиции, в силу должностных обязанностей лично (?) расследовал смерть американского коммерсанта. Расследование привело его к Гу Кайлай, он уведомил об этом Бо Силая, вроде как получил от него по роже и был уволен по несоответствию. При этом Ван Лицзюнь был так напуган, что рванул в Чэнду и счел за благо попросить политического убежища в тамошнем американском консульстве, где и просидел около суток. Видимо, понимал главный опер Чунцина, что в сложившейся ситуации его прихлопнут как муху и даже пальцы после этого не вытрут. 

Вроде как существует ряд доказательств того, что Гу Кайлай выводила большие суммы денег за пределы Китая. Ван Лицзюнь написал два письма в Центральную дисциплинарную комиссию, обвинив жену всесильного Бо Силая в выводе нескольких сотен миллионов долларов из страны. Получив эти письма, комиссия не предприняла никаких официальных мер – отсюда страх, отсюда попытка скрыться и спасти свою жизнь.

Когда китайские власти узнали о поступке Ван Лицзюня, в город ввели войска и тяжелую технику, окружили консульство и американцы вынуждены были выдать им Ван Лицзюня. А в августе 2012 года Гу Кайлай была осуждена за убийство британского бизмесмена Нила Хейвуда  и приговорена к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора, которая была в дальнейшем заменена на пожизненное заключение. После этого вопрос снятия Бо Силая был фактически решен, что и состоялось в сентябре 2012 года. Так Ху Цзиньтао начал убирать с дороги конкурентов и их ближнее окружение – история, в общем-то, старая, как мир.

Аналитики охарактеризовали это не только как разгром альянса Чжоу Юнкана, Бо Силая, Лин Цзихуа и Сюй Цайхоу, но и как резкое ослабление позиций «шанхайской» группы Цзян Цзэминя, консервативной «нефтяной» группы экс-главы CNPC Цзян Цзэминя, ультралевых маоистов и «принцев» -  прямых потомков руководителей КПК первого поколения, представителем которых является Бо Силай. Си Цзиньпин и его сторонники сумели захватить инициативу во внутрипартийном противоборстве под лозунгами борьбы с коррупцией. 

Путь борьбы с коррупцией, который был изначально избран действующим руководством страны, оказался и эффективным и действенным. На самом деле, мало на свете чиновников, которые не были бы в той или иной форме замешаны в разного рода связях, контактах, оказании помощи и поддержки (как правило, возмездной). 

Сложившаяся ситуация, равно как и успешно выигранная партия политической войны, сыграли иную роль – роль лакмусовой бумажки для отечественных спецслужб. Ведь информацию о Бо Силае Си Цзиньпин получил не от отечественных чекистов – ее благополучно слили ему «добродушные и доверчивые» американцы. Все это привело Си Цзиньпина к мысли о том, что деятельность отечественных органов  безопасности -  военной разведки, государственной безопасности, общественной безопасности – нуждается в патронаже и попечительстве. 

Именно Си Цзиньпину принадлежит сравнение китайских спецслужб с «девятью драконами, управляющими одной водой» (九龍治水), а также с «иголкой, которая не втыкается» (針插不進). По-русски говоря, у семи нянек дитя без глазу, вот и все. И в 2014 году Си Цзиньпин создает некую копию (по названию) могучего и беспощадного советского КГБ – Центральный комитет государственной безопасности КНР (中央國家安全委員會), сокращенно (國安委). Во главе комитета сел сам Си Цзиньпин, начавший беспощадно рушить ранее устоявшиеся, закостенелые и неэффективные способы и методы работы.

Основная задача Центрального комитета государственной безопасности КНР (ЦКГБ КНР) определена четко – эта структура отвечает за выработку стратегии работы по обеспечению государственной безопасности КНР, ее коллегиальное обсуждение и согласование. Следующая задача – управление работой по особо важным  целям и задачам, ее единое планирование. Тут уже заложена конкретика – произошло лишение самостоятельности всех органов и структур безопасности, и, по всей видимости, на неопределенный срок – прощелкали «новую банду четырех» - походите, дружочки, в ранге подмастерьев. Немаловажным моментом является другая задача – единое руководство всеми спецслужбами КНР. И тут в законе эти спецслужбы перечислены с точностью до миллиметра. 

Прав, ах как прав был доктор экономических наук Демидов Александр Юрьевич, преподававший нам, алкашам-заочникам - прожженным операм,  теорию государства и права – читайте закон, пацаны, он вас на правильную дорогу выведет, в нем есть все то, чего малограмотный источник даже сказать побоится. Снимаю шляпу перед этим высоким дядькой, который, морщась от наших выхлопов, мужественно выслушивал наши заученные отрывки из его же учебника и ставил незаслуженные оценки. 

Так вот из законов следует, что к субъектам деятельности государственной безопасности в КНР относятся: Министерство общественной безопасности, Министерство государственной безопасности, Второе и Третье управления ГШ НОАК, Отдел по внешним связям Главного политического управления ГШ НОА Китая, МИД КНР, Информационное бюро Госсовета КНР. И многозначительно пропущены некоторые описанные нами спецслужбы —  «единый фронт», Отдел международных связей Центрального комитета Коммунистической партии Китая. Они отнесены к разряду «等其他» - и иные. Но мы то с вами знаем… По мнению некоторых враждебных СМИ, полномочия и сфера деятельности ЦКГБ КНР значительно превосходят по своим исходным данным Комитет по национальной безопасности и правительственным делам Сената Конгресса США. Ну да бог с ними, со штатами. В октябре 2017 года Си Цзиньпин в ходе пресс-конференции высказался в таком вот ключе: 

«Китайская коррупция в настоящий момент приняла крайне зловредные и деструктивные формы рейдерской и монополистической коррумпированности….Противодействие коррупции это, конечно же, борьба за власть. Коррупционеры, как правило, обладают полнотой власти либо властью в одной из сфер. Если с ними не бороться, не отбирать у них неправильно используемую власть, разве они добровольно сложат оружие?... Сможем ли мы бороться с ними, не расширяя свои властные полномочия и не централизуя власть в целом?...Старое дерево большое, его трудно обхватить даже двумя руками, возможно ли вырвать его с корнем одним движением? Я не супермен, и могу только обрубать постепенно, по одному корню, а вот когда корней не будет, тогда и дерево рухнет».

Точка зрения главы КНР очевидна: дерево все еще стоит, и «новая банда четырех» это всего лишь навсего четыре корня, вырубленные почти одновременно. Но остальные корни на месте, и работа организуется ради того, чтобы не повторилась история c описанным нами ранее «переворотом 319». 

Вот основная цель работы ЦКГБ КНР — защита и охрана собственной безопасности правящей верхушки, с учетом уроков, данных Бо Силаем и иже с ним. А остальное — от лукавого. Впрочем, в настоящее время это принцип работы всех спецслужб, так что удивляться не приходится. 

Сергей Калугин

Источник: zavtra.ru