Польша требует российских денег и пытается «закрыть Европу»


На фронтах европейских газопроводных войн — очевидное оживление. Сразу несколько событий недавно уже произошли или запланированы на май. Что это — совпадения или взаимозависимые реакции? Предлагаем обсудить.

Итак, во-первых, трубоукладчик «Академик Черский» отправился в Германию из Калининграда (где он недолго пробыл после длительного путешествия с Дальнего Востока). Как ожидается, судно вскоре приступит к укладке оставшейся части «Северного потока — 2» (СП-2). В таком случае шансы запустить «Северный поток — 2» в срок (конечно, уже в новый поставленный срок, то есть в конце 2020-го — начале 2021 года) возрастают.

Одновременно на этом фоне активизировался немецкий регулятор: окончательное решение еще не вынесено, но речь идет о том, что в новом трубопроводе «Газпром» сможет использовать только половину от всей мощности.

Можно, конечно, в очередной раз вспоминать о новых европейских правилах по либерализации газового рынка, но можно вспомнить и об исключениях из них. Более того, на этапе строительства СП-2, учитывая все известные проблемы по ограничениям «Северного потока — 1», российские юристы в выстраивании конструкции пытались в максимальной степени оградить новую трубу от аналогичных трудностей. Тем не менее проблема сохранилась. Спор, вероятно, еще не завершен и будет продолжен. Для нас же сейчас важно зафиксировать, что европейский регулятор пытается ограничить объем экспорта по СП-2, даже несмотря на тот факт, что на ближайшие четыре года Украина гарантированно получит деньги за прокачку 40 миллиардов кубометров в год. То есть беспокоиться за украинский газовый транзит на достаточно долгую перспективу нечего. К чему же ограничения? Ведь мало кто сомневается, что политики здесь ничуть не меньше, чем новой регуляции отрасли.

Возможно, дело в том, что на подходе аналогичная проблема у польского коридора, где долгосрочный транзитный контракт заканчивается во второй декаде мая. И раз Европа уже продавила гарантированные объемы прокачки для Украины, то с вводом на полную мощность «Северного потока — 2» может пострадать Польша.

Варшава, кстати, долго грозилась повысить стоимость транзита, но в результате на третий квартал «Газпром» уже забронировал мощности по новым правилам и практически по прежним ценам. Эта история, конечно, еще может получить продолжение в будущем.

Тут стоит отметить, что «Северный поток — 1» сейчас загружен на полную мощность только по удачному стечению обстоятельств. Этот газопровод за свою историю то попадал под запреты, то освобождался от них. Сейчас же у СП-1 опять появились ограничения на прокачку (после того как в сентябре прошлого года были удовлетворены новые претензии все той же польской стороны). Тем не менее — поскольку физически ограничения на транспортировку газа применяются не на сам морской газопровод, а на его сухопутное продолжение по Германии (OPAL) — проблему удалось решить. Каким образом? Одна из двух ниток газопровода Eugal (это аналогичное OPAL сухопутное продолжение, но уже для будущего СП-2) построена и используется на полную мощность для транспортировки газа с СП-1. Но когда СП-2 будет достроен, то все ветки Eugal переключатся на его обслуживание, а для транспорта по СП-1 по-прежнему останется только OPAL (с ограничениями).

То есть в самом негативном варианте у нас будут наполовину загруженные СП-1 и СП-2 (за счет ряда особенностей учета, скорее всего, не наполовину, а на 60-70%, но понятно, что ситуация это неприятная). Напомним, что речь идет о запрете на использование всей мощности трубы компанией, которая одновременно является и продавцом газа, и владельцем газопровода.
Поэтому решение проблемы возможно двумя путями.

Во-первых, продажей топлива уже на входе в трубы «Северных потоков». Неслучайно «Газпром» весьма активно развивает торговлю на собственной биржевой площадке. Правда, пока точки поставки находятся в европейских пунктах сдачи-приемки. Но в будущем возможны варианты.

Во-вторых, с помощью допуска прочих российских производителей. Еще относительно недавно «Газпром» был против таких комбинаций, в то время как независимые газодобытчики рвались на европейский рынок. Сейчас же поставки на внутренний рынок оказываются даже выгоднее экспорта.

Цены на газ восстановятся, но былой «премиальности» (с ценами по 300 долларов и выше за тысячу кубометров) европейского рынка уже не будет. А значит, выход прочих российских производителей (как ответ на ограничения поставок от одного продавца по СП-1 и СП-2) возможен. Пока же в сложившихся условиях необходимости в этом нет.

Еще одно совпадение: аккурат к дате окончания транзитного договора с «Газпромом» Польша начала строительство газопровода Baltic Pipe (десять миллиардов кубометров), чтобы в будущем покупать норвежский газ. Конечно, эта труба будет готова только к 2023 году, к окончанию другого контракта с Польшей — на импорт газа из России. А за счет того, что объем поставок из Норвегии на другие направления снизится, на суммарный экспорт российского голубого топлива в Европу это не повлияет.

Тем не менее символический шаг сделан именно сейчас. В несимволическую плоскость его переводит другой аспект — Baltic Pipe пересекает газопроводы СП-1 и СП-2. Технически это возможно, но в любом случае требуется согласование и координация с операторами и строителями российских газопроводов. Строительство морской части Baltic Pipe запланировано только на лето следующего года, так что к тому времени СП-2 должен быть достроен. И в этом теперь заинтересована в том числе и польская сторона.

Любопытно, что на фоне очевидной конкуренции украинского и польского маршрутов обе стороны сохраняют хорошую мину и пытаются поддержать друг друга.

Польша регулярно предлагает Киеву американский СПГ, который она может регазифицировать на своем терминале и по польской газотранспортной системе экспортировать на Украину, ведь Варшава хочет сделать газовый хаб для стран Восточной Европы.

В свою очередь, Украина создала и протестировала новый маршрут, чтобы поставлять газ в саму Польшу через Украину со стороны Словакии, если с окончанием транзитного контракта якобы возникнут проблемы с импортом российского топлива в Польшу.

Но европейский газовый рынок уже фактически стал единым за счет неплохой связи интерконнекторами и возможностей реверса. Поэтому какие-либо ограничения поставок, особенно для транзитных стран, уже не имеют смысла.

В результате «Газпром» явно не собирается ограничивать экспорт — в частности в эти не совсем дружественные страны. Украине предлагалась даже скидка в 25% в случае прямых поставок. Для Польши еще два года будут сохраняться и контрактные обязательства по поставкам, равно как и условия «бери или плати» (правда, сейчас ситуация стала более неопределенной после решения арбитражного суда об изменении формулы цены для российских поставок полякам). А возможности не только реального реверса, но и по многим направлениям уже официального виртуального реверса делают доступ к импорту газа из России для Украины и Польши еще проще.

Что будет с польской транзитной историей в будущем? Возможны и приостановка транзита, и новый торг по условиям (если Варшава все же попробует повысить тарифы по окончании третьего квартала). Но спрос на газ пока скорее падает, а украинское оплаченное направление по-прежнему недозагружено. Мы сейчас осознанно не расписываем суммарный баланс по всем маршрутам, так как сценариев можно придумать несколько: все будет зависеть и от восстановления спроса на газ, и от развития событий по СП-2 — здесь и сроки достройки, и фактор ограничений по использованию на полную мощность.

Но нужно понимать, что для самого «Газпрома» польский маршрут достаточно удобен. Он короткий, а все остальные его части (участки по Белоруссии и, конечно, по России) полностью принадлежат самой газовой монополии. И в случае приемлемых условий от польской стороны (и здесь наличие украинского коридора — «плюс» как повод для торга) его сохранение вполне возможно почти в любой ситуации с другими трубами, поскольку это направление не будет обходиться «Газпрому» слишком дорого.

Источник: agitpro.su