Полицейские и расовые проблемы Америки


Трампу удалось локализовать пандемию мятежей в США, не дать спалить Белый дом (в прямом смысле слова). ФБР начало разбираться с провокаторами из Антифы: в Остине (Техас) ликвидируется одна из ячеек ультралевой организации, трое участников “антифа” задержаны по обвинению в организации грабежей и погромов.

В Миссури местным правоохранителям удалось быстро расследовать нашумевшее убийство отставного капитана полиции Дэвида Дорна. 77-летний Дорн пытался защитить магазин своих приятелей, когда был застрелен бунтовщиком. Капитан Дорн - афроамериканец, но митингов в его память никто из движения “BLM” не проводит. Убийцу Дорна уже успели арестовать.

Но политическая обстановка в Америке продолжает походить на палату N 6.

Полицейская реформа с целью ликвидации полиции 

Законодатели-демократы призвали к проведению крупнейшей за десятки лет реформы полиции, в том числе к созданию общенационального реестра нарушений со стороны полицейских и к упрощению подачи исков для жертв полицейского насилия.

10 июня демократы в Палате представителей планируют начать слушания по так называемому «Закону о справедливости в работе полиции», надеясь принять его к концу месяца. Чтобы законопроект был принят, он должен также получить поддержку контролируемого республиканцами Сената, где слушания назначены на следующую неделю.

В описании подготовленного демократами законопроекта отмечается, что «устойчивые и бесконтрольные предрассудки в работе полиции и историческая нехватка ответственности влекут за собой разрушительные последствия для афроамериканской общины».

Авторы законопроекта призывают на федеральном уровне запретить применение удушающих захватов и ордеров, позволяющих полиции без предупреждения входить в жилища подозреваемых по делам о наркотиках, а также стимулировать введение аналогичных запретов на уровне штатов и муниципалитетов путем удержания федерального финансирования.

Инициатива демократов также призвана упростить привлечение полицейских к ответственности. В частности, предлагается изменить концепцию «условного иммунитета», которая часто защищает офицеров от гражданских исков со стороны людей, которые считают, что полиция обошлась с ними ненадлежащим образом.

В другом положении говорится, что жертвам нужно будет лишь доказать, что полиция нарушила их гражданские права «по неосмотрительности», тогда как сейчас необходимо доказать, что действия полицейских носили «преднамеренный» характер.

На фоне гибели Флойда некоторые активисты призывают принять гораздо более решительные меры, в том числе «лишить полицию финансирования». Некоторые активисты поясняют, что их цель – не добиться полного упразднения полиции, но перенаправить часть средств из ее бюджета на социальные, образовательные и иные нужды.

Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси вновь уклонилась от прямого ответа на вопрос о том, поддерживает ли она идею сократить финансирование полиции. Вместо этого она отметила, что демократы в Палате представителей рассматривают несколько предложений, направленных на решение социальных инициатив, которые, по словам демонстрантов, больше заслуживают финансирования.

Городской совет Миннеаполиса планирует упразднить муниципальную полицию, а мэры двух крупнейших городов США – Нью-Йорка и Лос-Анджелеса – хотят сократить финансирование полиции в пользу общественных программ в бедных районах.

Трамп в понедельник подверг критике эту идею. «Закон и порядок, а не прекращение финансирования и упразднение полиции. Радикальные левые демократы сошли с ума!» – написал он в «Твиттере».

Президент встретился с руководителями правоохранительных органов. Выступая на встрече с офицерами полиции, Трамп заявил, что финансирование правоохранительных органов не будет прекращено.

«Институциональный расизм»

Продолжает нагнетаться «антирасистская» истерия. В последние дни одним из самых популярных понятий, используемых в США, а также за их пределами, стал термин «институциональный расизм». Авторы, применяющие его, в качестве подтверждения своим заявлениям приводят статистику, в соответствии с которой удельный вес чернокожих в общем числе лиц, убитых американской полицией, превышает удельный вес афроамериканцев в общей численности населения страны.

Газета Washington Post в материале «1,023 people have been shot and killed by police in the past year» размещает аналогичный график и заявляет, что «Полиция убивает чернокожих американцев с более чем вдвое высокой скоростью, чем белых американцев».

Подобных публикаций – тысячи, а выступлений, повторяющих такого рода утверждения, – миллионы.

Бывший советник президента России экономист Андрей Илларионов (ныне живущий и работающий в США) проверил, действительно ли США поражены «институциональным расизмом», в особенности – полицейским «институциональным расизмом»?

Для этого он воспользовался прежде всего той же самой базой данных по убийствам, совершенным полицейскими в период с 1 января 2015 г. по 31 мая 2020 г., какую собрали журналисты WP и обнародовали в качестве приложения к указанной статье, и какая, по их утверждениям, является, как минимум, вдвое более полной, чем официальная статистика.

В анализе Илларионова речь идет исключительно о том, подтверждает ли сравнительная статистика гибели людей, принадлежащих к разным расовым группам, в результате действий американской полиции наличие т.н. «институционального расизма».

Общее число погибших по расовым группам из базы данных WP выглядит следующим образом:

А число погибших на 1 млн. жителей, принадлежащих соответствующей расовой группе, – вот так:

На первый взгляд действительно получается, что на один миллион жителей соответствующей расовой группы афроамериканцев гибнет более чем вдвое больше, чем, например, белых. Правда, это примерно столько же, сколько и индейцев, и в шесть раз больше, чем азиатов. Однако активные проповедники теории «институционального расизма» об этих фактах демонстративно умалчивают.

Поборники теории «институционального расизма» также умалчивают и об обстоятельствах, приводящих к более высокой смертности чернокожих от рук полиции. Например, именно для афроамериканцев характерна непропорционально высокая доля погибших в результате совершенных ими насильственных нападений:

в результате осуществленных ими нападений с применением огнестрельного оружия:

а также в результате попыток бегства во время задержания полицейскими:

Таким образом, высокая смертность чернокожих от рук полиции во многом обусловлена их гораздо более агрессивным поведением во время совершения ими преступлений, в ходе их задержания или ареста.

Конечно же, рассматривать статистику гибели задержанных в результате действий полиции в отрыве от статистики совершенных задержанными преступлений в принципе неверно.

Последний год, для которого ФБР представило детальную картину преступлений, совершенных лицами, принадлежащими к разным расовым группам, – это 2018 год. Из этих данных видно, что на 1000 жителей соответствующей расовой группы число преступлений, совершенных афроамериканцами, более чем вдвое превышает средний показатель по стране; в 2,5 раза превышает показатель для белых и испаноязычных; почти в 9 раз превышает показатель для азиатов.

Наиболее очевидны межрасовые контрасты в статистике особо тяжких преступлений.

Убийства

Грабежи

Кражи со взломом

Угон автомобилей

Вандализм

В целом преступления насильственного характера

Удельный вес преступлений насильственного характера в общем числе преступлений, совершенных афроамериканцами, в полтора раза выше, чем, например, аналогичные показатели для белых и испаноязычных:

Учитывая неравномерность распределения преступников по расовым группам, корректным показателем наличия (или отсутствия) полицейского «институционального расизма» является отношение числа погибших задержанных по расовым группам к числу совершенных ими преступлений насильственного характера.

Выясняется, что на 100 тыс.чел., арестованных за совершение ими насильственных преступлений, афроамериканцев от действий полиции в 2018 году погибло в полтора раза меньше, чем в среднем по стране, и примерно в два раза меньше, чем белых, испаноязычных и азиатов.

Такой колоссальный разрыв в применении полицией насилия не может быть объяснен иначе, кроме как систематически более мягким отношением полиции к чернокожим преступникам по сравнению с преступниками любой другой расовой группы.

Этот вывод может быть усилен, если взглянуть на динамику числа смертей задержанных за последние шесть лет. Динамика числа чернокожих жителей США, погибших от рук полиции, выглядит следующим образом (за январь-май каждого года):

Иными словами, за последние шесть лет число чернокожих жителей США, погибших от рук полиции, уменьшилось на 26,6%.

Число погибших чернокожих на 1 млн.чел. чернокожего населения снизилось в еще большей степени – на 29,2%:

Для сравнения: число белых и испаноязычных жителей США, погибших от рук полиции, за то же время снизилось в меньшей степени – только на 22,0%.

Иными словами, в результате действий полиции число погибших чернокожих снизилось в большей степени, чем число всех погибших. В результате удельный вес погибших чернокожих в общем числе лиц, погибших от рук полиции, заметно упал:

Илларионов делает обоснованный вывод: по отношению к чернокожим жителям США со стороны американской полиции если и наблюдается политика «институционального расизма», то это политика «институционального расизма наоборот» – преступники-афроамериканцы, совершающие преступления насильственного характера, оказываются наиболее привилегированной расовой группой, к представителям которой полицейское насилие применяется в наименьшей мере. Более того, в течение последних лет по отношению к этой группе преступников наблюдается значительное и последовательное ослабление применения полицейского насилия.

Внимание мировой общественности в последние дни привлечено к лозунгам и требованиям, связанным с жизнью и смертью афроамериканцев. В тысячах публикациях утверждается, что частотность убийств чернокожих жителей США заметно выше, чем представителей других расовых (а в сравнении с испаноязычными – и этнических) групп. Популярным лозунгом последних дней стал BLM – Blacks Lives Matter («Чёрные жизни имеют значение»).

Что действительно происходит с гибелью афроамериканцев?

Илларионов рассмотрел и данный вопрос на обширном статистическом материале.

В 2018 году от рук полиции погибли 992 человека, или 15,1% от общего числа погибших в 6570 человек. Распределение числа лиц, погибших от рук полиции, по расовым группам выглядит следующим образом.

Все погибшие и погибшие от рук полицейских по расовым/этническим группам, 2018 год

Нетрудно видеть, что значения удельного веса погибших от рук полиции в общем числе погибших по двум крупным расовым (белые и азиаты-индейцы-аляскинцы-гавайцы, в дальнейшем в этом тексте по отношению к этой группе используется термин «азиаты») и одной этнической (испаноязычные) группам весьма близки (21,6%, 19,3% и 17,9%). Из этого ряда сильно выпадает лишь показатель удельного веса чернокожих жителей США (7,2%), который оказывается вдвое ниже, чем в среднем по стране (15,1%) и примерно в три раза ниже, чем для любой иной крупной расовой и этнической группы – белых, азиатов и испаноязычных (17,9 – 21,6%). Таким образом, появляется дополнительное подтверждение высказанного ранее наблюдения о наличии институционального расизма наоборот – чернокожие преступники пользуются очевидно привилегированным положением со стороны американской полиции.

Поскольку на американскую полицию приходится лишь чуть более 7% от общего числа погибших афроамериканцев, то, естественно, встает вопрос о том, кто является причиной гибели их большей части, почти 93%?

Данные о числе погибших людей по расовым группам предоставляет ФБР; последняя дата, для которой обнародованы соответствующие данные, – это 2018 год. В классификации ФБР в группе «Другие» (Other) объединены сведения, относящиеся к азиатам, американским индейцам, аляскинцам, гавайцам, жителям островов Тихого океана.

Распределение числа жертв по расовым группам, как уже было отмечено выше, выглядит следующим образом. 

Нетрудно видеть, что удельный вес чернокожих в общем числе погибших (48,4%)  существенно – почти в четыре раза – превышает их удельный вес в общей численности населения США (12,7%).

Для всех других крупных расовых и этнических групп характерно иное соотношение – удельный вес погибших их представителей меньше, чем удельный вес этих групп во всем населении страны (для белых – почти вдвое). Таким образом, утверждение, воспроизведенное в самом начале текста (о более высокой частотности убийств чернокожих), действительно соответствует фактам. Риск погибнуть насильственной смертью у афроамериканца:

- в 3,8 раза выше, чем в среднем по США;
- в 4,8 раза выше, чем у испаноязычного;
- в 7,4 раза выше, чем у белого;
- в 7,7 раза выше, чем у азиата.

Естественно, возникает вопрос: почему?

Почему уровень убийств чернокожих жителей США настолько отличается от соответствующих показателей для представителей всех других расовых и этнических групп американского населения?

На эти вопросы статистика ФБР даёт ответы, сводящиеся к двум главным тезисам.

Первый тезис заключается в различиях интенсивности распространения культуры насилия по расовым/этническим группам. Показателем этого явления служит число убийц на 1 млн жителей соответствующей расовой/этнической группы.

Число убийц на 1 млн жителей своей расовой/этнической группы среди афроамериканцев (78,8) выше, чем:

- в среднем по стране – в 3,8 раза (20,6);
- среди испаноязычных – в 5,2 раза (15,3);
- среди белых – в 7,4 раза (10,6);
- среди азиатов – в 8,1 раза (9,8).

Второй тезис заключается в том, что насилие, сопровождаемое убийствами, направлено преимущественно (по крайней мере, пока) на представителей своей расовой/этнической группы. Поэтому число жертв убийств на 1 млн жителей среди афроамериканцев намного выше, чем у белых, испаноязычных, азиатов.

Показательно сопоставление интенсивности убийств, совершаемых, например, белыми и чёрными.

Во-первых, белые, численность которых примерно в пять раз превышает численность чёрных, совершают на 1 млн жителей всего населения США в среднем примерно в полтора раза меньше убийств, чем черные. Во-вторых, убийства, совершаемые белыми, распределяются относительно пропорционально между различными демографическими группами. В отличие от этого убийства, совершенные чёрными, очевидным образом концентрируются на представителях своей расовой группы.

Эта статистика подтверждается распределением числа убийств, совершаемых афроамериканцами, по расовым группам. Почти 82% убийств, совершенных чернокожими убийцами, осуществлены против представителей именно своей расовой группы.

Распределение числа погибших афроамериканцев в зависимости от расовой/этнической принадлежности преступника, совершившего убийство, четко выделяет главную причину насильственных смертей среди чернокожих американцев – это чернокожие убийцы.

Как показывает статистика убийств, 88,9% всех погибших чернокожих жителей США погибли от рук чернокожих жителей США. Иными словами, представители всех других расовых и этнических групп (белые, испаноязычные, азиаты), составляющие в совокупности 87,3% населения США, ответственны за 11,1% от общего числа погибших афроамериканцев. В то же время афроамериканцы, составляющие 12,7% от всего населения США, несут ответственность за гибель 88,9% афроамериканцев. Таким образом, риск афроамериканца быть убитым афроамериканцем превышает его же риск быть убитым представителем любой другой расовой или этнической группы ровно в 55 раз.

За время действия печально известных судов Линча линчеванию подверглись, по одним данным, 3446 афроамериканцев (в период с 1882 по 1968 год), по другим данным, 4084 чернокожих жителя США (с 1877 по 1950 год). (Последний случай суда Линча произошел в 1981 году). Однако только в 2018 году 2600 афроамериканцев были убиты афроамериканцами. Иными словами, сегодня менее чем за два года чернокожие преступники убивают больше чернокожих граждан США, чем белые расисты из Ку-Клукс-Клана убили афроамериканцев примерно за столетие своей деятельности.

В свете приведенных статистических данных, довольно хорошо известных тем, кто следит за ситуацией с преступностью в США, смысл популярных лозунгов, процитированных в начале этого текста, приобретает понятный рациональный смысл.

«Чёрные жизни имеют значение» – это лозунг чернокожих преступников, публично предъявляющих и закрепляющих претензии на их эксклюзивные права по распоряжению жизнями своих чернокожих сограждан.

Прекращение (уменьшение) финансирования полиции (и даже её роспуск, как этого требует только что принятая резолюция городского совета Миннеаполиса) означает резкое ослабление полиции – главного инструмента, отчасти сдерживающего (хотя, как мы видели, и неэффективно) массовое насилие чернокожих преступников против своих преимущественно (пока) чернокожих жертв. А также насилие всех преступников независимо от их цвета кожи против всех их жертв независимо от их цвета кожи.

Массовые погромы, грабежи, а также убийства, проходившие в последние недели во многих городах США – это начало практической реализации политической программы, суть которой столь откровенно сформулирована, в частности, процитированными выше лозунгами.

Обама призвал к молотку

Из тени вышел Обама. Он фактически на днях показал, кто реальный зачинщик протестов. Бывшая первая леди Мишель Обама и бывший президент Барак Обама приняли участие в специальной программе YouTube. Ниже приводится выдержки из выступление Обамы перед выпускниками 2020 года. Фактически он напрямую обратился к молодёжи принять участие в протестах:

« . . . .Выпуск-2020, все дело в том, что последние недели показали нам: те вызовы, с которыми мы столкнулись, они выходят далеко за рамки пандемии. Они показывают, что старые нормы были недостаточно хороши. Они не работали. Во многих смыслах пандемия выдвинула в центр внимания те проблемы, которые вызревали длительное время. Это усиление экономического неравенства, отсутствие базовых услуг здравоохранения для миллионов людей, сохраняющееся проклятие мракобесия и гендерной дискриминации, противоречия и кризисные явления в нашей политической системе. Протесты в ответ на убийства Джорджа Флойда и Бреоны Тейлор, Ахмауда Арбери и Нины Поп — это не просто реакция на трагедии, какими бы душераздирающими они ни были. Они свидетельствуют о многолетних страданиях и отчаянии из-за неравноправия, из-за отсутствия перемен в работе полиции и в целом в системе уголовной юстиции.  . .

. . . Те потрясения, которые мы наблюдаем сейчас, когда вы готовитесь выйти в большой мир, напоминают нам, что мы не можем воспринимать все как само собой разумеющееся, что мы должны бороться за улучшение нашей жизни. Они также напоминают нам, что наше личное благополучие зависит от благополучия общества, в котором мы живем — и неважно, сколько денег вы зарабатываете, если все вокруг вас голодают и болеют. Это напоминает нам о том, что наша страна и наша демократия могут функционировать лишь тогда, когда мы думаем не только о себе, но и друг о друге. .

 . . . Хотя нынешние времена ужасны и неопределенны, они также являются сигналом побудки, и они дают невероятные возможности вашему поколению. Потому что вы не обязаны принимать мир таким, какой он есть. Вы можете сделать его таким, каким он может быть и должен быть. Вы можете создать новый порядок, порядок более справедливый, дающий всем благоприятные возможности, относящийся ко всем одинаково, наводящий мосты между людьми вместо того, чтобы разделять их. Америка пережила рабство и гражданскую войну, спады и депрессию, Перл-Харбор и 11 сентября, пережила множество социальных потрясений. И мы можем выйти из сегодняшних обстоятельств более сильными, чем прежде. Можем стать лучше, чем прежде. . .

Но как всегда бывает в важнейшие моменты истории, все будет зависеть от молодежи, от вас. Именно вам суждено войти в большой мир и переписать то, что возможно.

Во время недавних протестов я заметил, как молодежь ведет дебаты о том, что голосование приносит больше пользы, чем прямое действие и гражданское неповиновение в борьбе с дискриминацией в нашем обществе. Дело в том, что нам не нужно ничего выбирать. Нам нужно и первое, и второе. Мирные протесты и демонстрации — это проявление патриотизма. Они высвечивают несправедливость, повышают общественную сознательность. Они вызывают дискомфорт у власть предержащих, и это здоровый дискомфорт. В конце концов, мы нация, основанная на протесте. Но со временем свои устремления вы должны трансформировать в конкретные законы и официальные нормы. На самом деле, даже не надо быть активистом, чтобы помогать нашей демократии. Если вы мечтали открыть собственный бизнес, создайте компанию, которая станет образцом в вопросе выплаты справедливой зарплаты рабочим. Если вы мечтали стать врачом, идите работать туда, где врачей не хватает. Есть очень много способов послужить обществу, и важно понять, что страна нуждается в ваших талантах, вашей страсти, вашем голосе, которые помогут сделать ее лучше. .

. . . Америка меняется и всегда менялась в силу того, что молодежь смело надеялась. Демократия не возлагает надежды на какого-то харизматичного лидера, который осуществит перемены сверху. Демократия — это когда мы надеемся на самих себя, когда мы зарождаем надежду в других. Особенно в такое время, как сейчас. Когда все идет хорошо и прекрасно, надежда не очень-то и нужна. Больше всего мы нуждаемся в ней в самые темные и мрачные времена.

Кто-то сказал: надежда — это не лотерейный билет. Это молоток, который мы используем в чрезвычайной ситуации, чтобы разбить стекло, подать сигнал тревоги и начать действовать . . .» 

***

Америку ждут «горячие» лето и  осень – 2020.

Источник: zavtra.ru