Почему снижается боеспособность «израильской военщины»



На солдатского омбудсмена армии Израиля генерала Брика обрушилось с обвинениями собственное начальство. Поводом стал доклад, в котором говорится о тяжелом моральном кризисе в ЦАХАЛ. Действительно ли «одна из сильнейших армий мира», которую ставили в пример российской, превращается в «кучку трусов»?

В Израиле продолжается бурное обсуждение доклада, который некоторое время назад обнародовал уполномоченный по правам солдат израильской армии генерал-майор запаса Ицхак Брик. В докладе, представленном в парламент страны – Кнессет, говорится о тяжелом кризисе в Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ).

Генерал Брик вышел за пределы своих должностных обязанностей, с возмущением прокомментировал доклад солдатского омбудсмена источник в армейском руководстве. Он «сообщает публике о том, что ЦАХАЛ якобы не готов к войне, не имея ни полномочий, ни персонала, ни базы данных, ни возможностей определить, так это или не так», перечислили представители руководства армии Израиля. Какие проблемы выявил Брик?

Судя по докладу, в ЦАХАЛ существуют «проблемы с персоналом», особенно в сухопутных войсках. Брик ссылается на жалобы военных, говорящих о тяжелой моральной обстановке в армии. Утверждается, что высшим командирам неинтересны проблемы сухопутных сил; молодые офицеры отказываются продолжать службу из-за больших нагрузок, отсутствия перспектив и должного вознаграждения за работу. Офицеры уходят, и их некем заменить, указывает Брик. По оценке омбудсмена, это грозит тем, что на офицерских позициях останутся одни посредственности. Он привел слова офицера в чине полковника о том, что «ситуация очень плоха, но все боятся говорить об этом в открытую, те, кто открывает рот, считаются плаксами».

Израильское издание Mignews собрало мнения офицеров ЦАХАЛ, которые на условиях анонимности поддержали омбудсмена Брика. «В армии создали такую атмосферу, что никто не смеет критиковать или прямо говорить о существующих проблемах, – приводит издание заявление неназванного высокопоставленного офицера – командира бригады. – Генералы показывают друг другу презентации, на которых все прекрасно. Это не имеет никакого отношения к реальности. Рука руку моет, мы превратились в кучку трусов».

Армейскому омбудсмену ответил начальник генштаба ЦАХАЛ генерал-лейтенант Гади Айзенкот. Выступая в Кнессете, он заверил: тренировочные занятия и оперативная деятельность Армии обороны Израиля говорят о «высоком потенциале и хорошей подготовке наших военнослужащих, наряду со способностью выявлять неудачи и энергично работать над их устранением». Потенциал и подготовка ЦАХАЛ демонстрировались, например, в первую неделю августа, во время учений Северного округа, в который входит и территория Голанских высот, примыкающая к Сирии.

Напомним и о точечных ударах ВВС Израиля по сирийской территории, и о недавнем подавлении огневых точек ХАМАС в секторе Газа. Но заметим, что 5 августа на учениях спецназа «Маглан» (который в свое время отличился в Ливане и на подавлении палестинской «Интифады Аль-Акса») два солдата получили тяжелые травмы.

Израильская армия продолжает сохранять имидж самой боеспособной силы на Ближнем Востоке, «ни разу не проигравшей арабским соседям», и едва ли не одной из лучших армий мира – во всяком случае той, с которой надо брать пример Российской армии. Но в международном рейтинге Global Firepower позиции ЦАХАЛ неуклонно снижаются. Если в 2014 году израильская армия занимала 11-е место, то в этом году опустилась на 16-е. Российская армия, для сравнения, на втором месте.

Традиционные противники Израиля – к примеру, ливанское проиранское движение «Хезболла» – все чаще выступают с шапкозакидательскими заявлениями. К примеру, лидер «Хезболлы» шейх Хасан Насралла, выступая накануне по случаю 12-летия окончания Ливанской войны, объявил: «Хезболла» сегодня самая сильная армия на Ближнем Востоке, и ей не составит труда вновь разгромить Израиль». Это заявление давнего «врага сионистов» можно считать пропагандистской фигурой речи. Но в экспертном сообществе считают, что генерал Брик вовсе не преувеличивает проблемы ЦАХАЛ.

Бывший глава израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми объяснил это исчезновением серьезной угрозы существованию Израиля. Сейчас общество настроено против создания для армии особо привилегированных условий.

«Смысл сводится к тому, что условия, которые определяются для военнослужащих израильской армии – не срочников, а именно кадровых военных, – могут привести к понижению уровня командиров, понижению общего уровня офицеров. Потому что

более способные кадры будут искать альтернативы на гражданском рынке, поскольку военная служба не даст условий, которые будут конкурентоспособны

на фоне гражданского рынка», – пояснил Кедми газете ВЗГЛЯД.

По его словам, содержание армии стоит огромных денег, поэтому содержание военнослужащих стало более скромным. «Это выразится во всем: и в отношении пенсий, и в отношении зарплат, и в отношении разного рода финансовых привилегий для кадровых военных и так далее», – продолжил собеседник. Кроме этого, мотивация для службы в армии, «которая раньше основывалась на чувстве опасности и требовала все силы отдавать на оборону государства, стала меньше».

В том же духе высказывается и публицист Исраэль Шамир, в начале 1970-х – боец одной из десантных частей, участвовавших в Войне Судного дня, а ныне – последовательный критик израильского государства. То, что сейчас говорит Ицхак Брик, «похоже на его же рапорты двухгодичной и годичной давности, проблемы все те же», заметил Шамир в беседе с газетой ВЗГЛЯД.

К примеру, вскрылась проблема с мобильными телефонами, заметил Шамир. «Солдаты проводят много времени в социальных сетях. Противник может таким образом узнать и планы, и расположение. Израильская армия закупила на 100 млн долларов телефоны с повышенной шифровкой, но куда они делись – никто не знает. В Газе, кстати, тоже научились взламывать солдатские телефоны и таким образом тоже узнавать, что, где и как», – заметил Шамир. Но если это «дело техники», то ухудшение моральной атмосферы – проблема системная. «Жалуются на то, что некоторые офицеры очень по-хамски относятся к своим солдатам. Есть такие вещи, которых в те времена, когда я служил в армии, не было», – указывает собеседник.

Причина, по мнению Шамира, очевидна:

«Армия большая. Но она не воюет очень много лет. Все, что ей приходится делать, – это караулить оккупированные территории, где народ обезоружен.

Последний раз израильская армия по-настоящему воевала в 2006 году и с довольно тяжелыми последствиями для себя. То, о чем говорит Брик, – это результат того, что солдаты и офицеры выполняют службу по охране, чтоб не сказать «по издевательству» над гражданскими лицами и палестинцами». С другой стороны, судить о боеспособности армии можно только во время боевых действий, подчеркивает Шамир.

Яков Кедми, в свою очередь, считает, что говорить о снижении боеспособности Израиля не приходится. Так, отметил эксперт, общей уровень летчиков ВВС Израиля намного выше, чем американских, «потому что в США идут на службу в армию добровольцы», «а у нас из каждого набора отбирают лучших из лучших среди тех, кто подходит». Да, подчеркнул Кедми, мотивация для службы в армии, которая раньше основывалась на чувстве опасности и требовала все силы отдавать на оборону государства, стала меньше. Но, по оценке эксперта, Израиль по-прежнему может справиться фактически с любой военной опасностью.

Автор: Михаил Мошкин, Никита Коваленко, Алексей Нечаев.

Источник: vz.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии