Геноцид белого населения ЮАР



В то время как каждый убитый полицийским (часто тоже небелым) темнокожий подозреваемый в США вызывает хорошо организованную бешеную  волну возмущения по всему миру, трагедия белого меньшинства в ЮАР последних десятилетий никому не известна.

Немного истории.

Планомерное заселение земель в районе Каапстада (Кейптауна) начали голландцы в конце 18 века, к ним прибавились французы-гугеноты, немцы, фламандцы, валлоны, ирландцы. Новый белый этнос ЮАР получил название африканеры, а их язык - африкаанс.

С 1948 по 1994 в ЮАР официально осуществлялась политика апартеида, то есть сегрегации, разделения.   Апартеид в ЮАР предписывал местным народам  проживать в специальных резервациях  на территории. Выезд из резервации и появление в крупных городах могли производиться лишь по специальному разрешению или при наличии рабочего места (местное население было занято на непрестижных работах, преимущественно в сфере обслуживания).

При этом государство обеспечивало выполнение определенных социальных  обязательств по отношению к местным (народы банту): медицнское обслуживание, образование.  На  упрёки со стороны европейских «левых» о более низком  качестве медицины для  темнокожих южноафриканское правительство отвечало, что этот уровень действительно ниже, при равном и даже более высоком удельном количестве врачей на душу населения среди негров, причина этого — более низкий уровень квалификации негритянских врачей. А он, в свою очередь, был вызван прежней ошибочной государственной политикой в области образования — более снисходительным отношением к негритянским абитуриентам.

Южно-африканское государство создало цивилизацию высокого уровня.  Вспомним, что именно там была впервые проведена операция по пересадке сердца. В стране был развит кинематограф, в конце 80-х и в 90-х годах были очень популярны две, снятые с перерывом в несколько  лет комедии под одним названием "Боги, наверное, сошли с ума".  Это была очень остроумная и добрая история взаимоотношений людей разного цвета кожи.

Все годы существования системы апартеида так называемая "прогрессивная общественность" его осуждала и поддерживала "освободительную борьбу" всевозможных местных борцов, самым любимым среди которых был Нельсон Мандела -- открытый марксист и сталинист.

Члены Панафриканского конгресса в конце 80-х  активизировали  нападения на полицейских и белых фермеров. На митинге 27 марта 1993 года глава ПАК Кларенс Маквету в открытую взял ответственность на свою организацию за убитых незадолго до этого белую женщину и двух её детей, и провозгласил: «Один фермер — одна пуля! Мы собираемся убивать всех белых — и детей, и стариков. Это будет год террора!»

Белое население между тем активно вооружалось. В 1990—1992 годах в день выдавалось более 500 лицензий на ношение огнестрельного оружия. Был создан Африканерский народный блок (АНФ). Главными целями АНФ было создание Бурской народной армии (из числа резервистов) и достижение самоопределения для африканеров.

Страна оказалась на пороге полномасштабной гражданской войны.

25 июля 1993 года произошёл теракт, имевший серьёзные международные последствия. Четыре чернокожих ворвались во время богослужения в Церковь Святого Иакова в Кейптауне. Применив ручные гранаты и автоматы, нападавшие убили 12 и ранили 47 человек. В числе погибших оказались двое рыбаков с украинского траулера «Апогей», трое были тяжело ранены.

В сложившейся ситуации, учитывая сильное международное давление, президенту ЮАР Фредерику де Клерку фактически не оставалось ничего другого, как согласиться на проведение всеобщих демократических выборов.

Выборы состоялись 26-29 апреля 1994 года, 9 мая 1994 года Национальная ассамблея избрала президентом ЮАР Нельсона Манделу.

После отмены апартеида коренное население получило  доступ к государственным должностям и к занятию бизнесом. Были отменены международные санкции против ЮАР, что вызвало приток иностранных инвестиций. Основой конкурентоспособности ЮАР является уникальное сочетание высокопрофессионального белого менеджмента и дешевой чёрной рабочей силы. Тем не менее в 2000—2007 годах уровень безработицы в ЮАР составлял 25-30 %.

После отмены апартеида в стране резко увеличилась преступность, в частности количество убийств. Резко выросло как число чернокожих, так и число белых, ставших жертвами террора.  Между тем  мир ликовал, приветствуя долгожданное освобождение угнетенного негритянского населения. О жертвах и терроре по отншению к белым не был известно ничего.  Только с распрстранением сети интернет стала понемногу просачиваться информация об истинном ужасном положении в ЮАР.

Правительство АНК осуществляло программы, при которых при устройстве на работу предпочтение отдаётся людям с чёрным цветом кожи. Но компетентных специалистов среди чернокожих мало. При этом многие высокообразованные белые специалисты эмигрировали из страны, прежде всего из-за всплеска преступности. С 1995 по 2008 г. из ЮАР уехало около 800 тыс. белых из живших в ней на момент отмены апартеида четырёх с лишним миллионов. Уезжать приходится в основном фермерам, самым беззащитным, в городах  белые кварталы  все-таки ограждены и  охраняются, фермерам же защищить себя намного сложнее.  Причем, уезжая, приходится просто всё бросать: продать ферму некому, местные не имеют денег её купить, да и незачем, и так им достанется.

Как пишет Юлия Латынина, Мандела был последним из великих террористов, которые хотя бы теоретически пытались ограничить жертвы среди гражданского населения.Главное наследие Нельсона Манделы заключается в следующем. К началу 90-х годов ЮАР была страной первого мира. Под управлением Манделы и его преемников ЮАР превратилась в страну даже не третьего, а четвертого мира. С Бразилией ее, например, сравнивать уже неприлично. Средние доходы южноафриканцев упали на 40%. Причем, больше всех пострадали самые бедные слои населения: для нижних 5% населения это падение составило 50%.

А нынешний Кейптаун устроен так. В дом  с лифтами, с подъездами, с ваннами, с системами отопления  заезжают дикари с козами, с несколькими женами. Они гадят в гостиной вместо туалета. Они разводят в ванной костры. Эти люди считают, что всё окружающее – вода в трубах, отопление, сортир – это козни проклятого белого колонизатора. И учиться за собой спускать – это позорить гордое звание черного человека. Лифтовая шахта служит туалетом, она заполняется приблизительно через 10 лет, после чего можно переселяться в другой небоскреб.

Большая часть южноафриканских городов деградировала, причем безвозвратно, потому что  пользование туалетом принципиально приравнивается к низкопоклонству перед колонизаторами. А если отвлечься от этой лирики и говорить о цифрах, то сейчас в ЮАР реальная безработица составляет 40%. Из тех, кто работает, треть зарабатывает менее 2 долларов в день.

Ситауция за пределами городов намного страшнее.

Тереза Экштейн, 51 года, была атакована взбешённым чёрным с мачете на своей маленькой ферме в Штилфонтейне 25 января 2010. Её нижняя челюсть была почти разрублена через сломанные руки. Тем не менее, она выжила.

ЮАР как была расистской страной, так и осталась, только расизм этот стал черным.

Одной из самых частых достопримечательностей в городах являются чрезвычайные меры безопасности, предпринимаемые белыми семьями. Их дома напоминают крепости: высокие стены с колючей проволокой и зацементированными битыми стёклами, прожекторы и боевые собаки. Чёрные преступники наносят маркерами и аэрозольной краской знаки на стенах таких домов, чтобы предупредить своих соплеменников об их оборонительном потенциале.

В систематических убийствах белых фермеров, которое д-р Грегори Стентон из Genocide Watch квалифирует как геноцид, правительство не видит ничего странного. Зато последнее предложение Африканского национального конгресса (АНК) состоит в том, что благотворительная организация должна потерять некоммерческий статус, если она помогает белым.

С 1997-го количество белых фермеров уменьшилось на треть, вооружённые нападения на фермеров совершаются в 4 раза чаще, чем в среднем по стране.

Причем убийства, как правило, -- после изощренных пыток.



Полицейский рисунок типичных методов пыток неграми белых В Ю.А.

Из статьи о судебном деле в Южной Африке против одного из нескольких чёрных садистов, привлечённых к ответственности:

"Я убил их потому, что они были белые". Эти знаменитые слова были произнесены в прошлом году William Kekana, который участвовал в одном из наиболее жутких преступлений, в котором была уничтожена вся семья м-ра Клиффорда Раунсторна, включая его невесту, ребёнка и его мать. Даже это убийство всей семьи не оказалось в СМИ, даже факт того, что однолетний Кайл был убит в первый день своего рождения.   Понятно и без слов, что две женщины были изнасилованы перед тем, как оказались убитыми.

Тинэйджер Аника Смит была дома, а не в школе по причине болезни, когда чёрные ворвались в её дом, массово изнасиловали её и отрезали у неё, всё ещё живой, предплечья.   Им нужны были её руки для их вудуистских обрядов. Она истекла кровью и отец обнаружил её, придя с работы.

Негры верят, что половой акт с белой девственницей способен исцелить их от СПИДа. Этим, кроме всего прочего, объясняются столь частые изнасилования ими девочек.

Даже Википедия признает, что по статистике в ЮАР происходит в среднем одно убийство белого жителя в день.

При полном, абсолютном, гробовом молчании политкорректного мирового сообщества.

Источник: http://gallago-75.livejournal.com/795234.html



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.