Африка перед выбором между западным рабством и китайским социализмом



Пекин инвестирует триллионы долларов в развивающиеся страны Африки, Южной Америки, Азии – особенно в Индию, но сейчас и в Пакистан. Это главным образом проекты в сфере инфраструктуры и добычи полезных ископаемых. В отличие от прибылей по западным инвестициям выгоды от китайских вложений разделяются с другими. Добыча корпорациями КНР природных ресурсов является результатом не принуждения, а честных переговоров.

Запад систематически стремится подрывать интересы своих партнеров. В этих отношениях всегда присутствует элемент эксплуатации, доминирования, намерения занять позицию над партнером. Понятия равноправия, честности, открытости и справедливости Западу неведомы. Вернее, они когда-то были там известны, по крайней мере некоторым странам и некоторым людям. Но понятия эти стерли путем навязывания неолиберального мышления с его эгоцентризмом, подходом «я превыше всего», абсолютными всепроникающими доктринами «максимизации прибылей», краткосрочного мышления, немедленного вознаграждения, удовлетворения и наслаждения. В крайней форме это становится убийством дня сегодняшнего ради азартной игры или сделки, которая состоится завтра. Фьючерсная торговля – само олицетворение манипулирования экономическими ценностями. Это сочетание манипуляции и эксплуатации, которое стоит над этикой. Прибыль превыше всего! Profits Uber Alles! Разве не звучит это как фашизм? Конечно же, звучит. Это и есть фашизм.

«Цивилизованная» эксплуатация

Если партнер не поддается на такую уловку, игра ведется уже под названием «принуждение и насилие». А если и это не срабатывает, в дело вступают западные вооруженные силы с их бомбами и танками, с тактикой смены режима и разрушения той самой страны, в которой Запад хочет господствовать. Такова жестокая западная экономика – полное господство. Ни в коем случае ни с кем не делиться.

" При помощи Китая и России Африка может стать территорией широкого использования криптовалют "

Подход Китая совершенно иной. Для него характерна готовность делиться, соучаствовать, извлекать совместную выгоду. Отношения со страной-партнером остаются мирными, не грозят военными интервенциями или унижениями, что свойственно Западу.

Тот, конечно, жалуется на китайские инвестиции и лжет про то, насколько они унизительны и оскорбительны. Но на самом деле Запад расстроен тем, что КНР составляет ему достойную конкуренцию в Африке и Южной Америке. Эти континенты все еще рассматриваются им как часть его владений, поскольку таковыми были на протяжении почти тысячи лет. А сегодня африканские и латиноамериканские страны подвергаются неоколонизации. Пока этот процесс идет без применения грубой военной силы, но путем еще более злобного финансового удушения с использованием санкций, бойкотов и эмбарго. По любым международным стандартам все это в высшей степени незаконно. Но международное право уже не действует. Международные суды и судьи принуждаются к повиновению диктату Вашингтона, а не то... И эти угрозы совершенно серьезны.

Возьмите, например, Западную и Центральную Африку – бывшие колонии Франции. Французская западноафриканская зона включает восемь колоний: Бенин, Буркина-Фасо, Гвинея-Бисау, Кот-д'Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал, Того. Французская центральноафриканская зона охватывает шесть стран – Камерун, ЦАР, Чад, Республику Конго, Экваториальную Гвинею и Габон. Все эти 14 стран пользуются одной общей валютой – африканским франком (CFA franc, CFA – Communaute financiere africaine – Африканское финансовое сообщество).

На самом деле валютные единицы две, но они паритетны и потому взаимозаменяемы. Западноафриканский и центральноафриканский валютные союзы имеют отдельные центральные банки – Центральный банк государств Западной Африки (Banque Centrale des Etats de l'Afrique de l'Ouest – BCEAO) со штаб-квартирой в Дакаре (Сенегал) и Банк государств Центральной Африки (Banque des Etats de l'Afrique Centrale – BEAC) со штаб-квартирой в Яунде (Камерун). Для обеих валютных единиц гарантом выступает (Государственное. – С. Д.) казначейство Франции. По факту это означает: не только экономика 14 названных государств зависит от метрополии, но и определение стоимости этой валюты (на настоящий момент 1 евро – 655 африканских франков) является целиком и полностью прерогативой Центрального банка Франции (Banque de France). Сверхсложное устройство взаимоотношений между двумя группами бывших и новых колоний не только предмет бухгалтерского учета Франции, но и главным образом представляет собой инструмент по наведению беспорядка и отвлечения внимания наивных наблюдателей от вопиюще оскорбительной реальности.

При наличии контроля над валютами западно- и центральноафриканских государств внешнеторговые возможности и способности этих стран сводятся лишь к тому, что разрешит Франция. Она de facto обладает монополией и в производственном секторе этих стран. Они станут банкротами, если Париж прекратит закупать товары своих «бывших-новых» колоний, поскольку за время пребывания под французским ярмом им не удалось развить альтернативные рынки. Таким образом, они всегда зависят от милости Франции, МВФ, Всемирного банка и Африканского банка развития. Из трудовых рабов начала 60-х население этих стран превратилось в долговых рабов века неолиберального.

В дополнение к этому и для того, чтобы обеспечить гарантию Центрального банка Франции, 85 процентов инвалютных резервов этих стран заблокированы французским Центральным банком, могут быть использованы соответствующими странами только по особому разрешению и лишь в качестве займа. Только представьте себе! «Бывшие» колонии обязаны брать в долг свои собственные деньги у французского Центрального банка! Аналогичная система порабощения действует в бывших британских и португальских колониях, хотя здесь отношения носят не столь открыто оскорбительный характер, как в зоне французского влияния.

На этом фоне очень интересным представляется тот факт, что китайские инвесторы в Африке тепло приветствуются. А зная извращенный западный образ мышления, нацеленный на манипулирование целыми странами и народами, нечего удивляться тому, что Запад демонизирует Китай, изображая его «сверхэксплуататором Африки». Он, дескать, крадет природные ресурсы континента. Хотя все обстоит как раз наоборот.

Китай сосредоточен не только на приобретении природных ресурсов и торговле ими, но и на обучении африканцев и использовании их талантов для того, чтобы преобразовать эту территорию рабов Запада в равноправного партнера. Например, для того, чтобы укрепить автономию стран и регионов, стал применять тот же подход, который планировал Каддафи. Китайцы вошли на рынок беспроводных телефонных систем, отвоевав себе его часть при помощи эффективно работающих аккумуляторов. Стали продавать более дешевые и энергоемкие батарейки, затем более эффективные, чем западные, услуги. Таким образом, начали напрямую конкурировать с западными компаниями. Китайские телефоны, кроме того, поступают на рынок со своими встроенными браузерами. Так что независимый доступ в Интернет обеспечивается даже в самых удаленных точках Африки. А это представляет собой инструмент для обучения и образования. Когда Каддафи на рынке объемом во многие миллиарды долларов, где господствовали Евросоюз и Соединенные Штаты, бросил им вызов, это стоило ему мучительной смерти от рук негодяев, которыми руководили натовцы (французы). Но, конечно, китайцев выбросить несколько более затруднительно, чем Каддафи.

Это всего лишь одно свидетельство того, что Китай присутствует в Африке, а также в Азии и Латинской Америке не просто ради легендарного быстрого американского доллара, а ради того, чтобы инвестировать в долгосрочное экономическое развитие. Оно включает транспортные сети, эффективные и независимые финансовые системы, позволяющие обходить западный SWIFT, Уолл-стрит и ФРС, через которые США применяют свои санкции. Это может привести к созданию контролируемых государством блокчейн-валют, как это было с обеспеченным углеводородным сырьем венесуэльским Petro. А затем привязать африканские валюты к юаню и монетарной системе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот шаг в состоянии освободить Африку от гегемонии доллара. При помощи Китая и России Африка может фактически стать территорией – предвестницей широкого использования криптовалют. А упомянутые 14 стран получат финансовую автономию и к огорчению французского Центробанка станут распоряжаться своими денежными ресурсами, покончив с колониальным ярмом, о котором так мало говорят. Вполне допустимо, что в деле развития с помощью Китая Африка станет важным торговым партнером для Востока. А Западу останется бежать в хвосте, глотая пыль.

Корпорация частных зарубежных инвестиций (Overseas Private Investment Cooperation – OPIC) – независимое американское агентство, предоставляющее гарантии по кредитам, расстроено тем, что американские инвесторы проигрывают китайским, и хочет, чтобы корпорации США вели конкуренцию более агрессивными средствами. Именно это отвергается Африкой – насильственный подход Соединенных Штатов с целью навязать ей условия торговли и концессий с помощью принуждения со стороны МВФ и Всемирного банка. Африка стремится наконец-то к суверенитету, к тому, чтобы самой распоряжаться своей финансовой и политической судьбой. Сюда входит выбор по своему вкусу инвесторов и торговых партнеров.

Множество африканских и южноамериканских стран предпочитают пекинские инвестиции в юанях, а не вашингтонские в долларах. Деньги, приходящие из Китая, «мягче». Для него это, кроме прочего, способ перевести мир с американского доллара, предоставляя странам стимулы для перехода на резервы, деноминированные в юанях. И это уже происходит с нарастающей скоростью.

Наведение мостов в будущее

Взгляды китайцев на то, как вести дела внутри страны и за рубежом, захватывают. По-иному не сказать. Внутри страны они строят транспортную инфраструктуру на основе самых передовых технологий. Это высокоскоростные железные дороги, соединяющие, например, Шанхай и Ханчжоу, или высокоскоростная железная дорога, которая впервые в истории соединила Гонконг с материком, сократив время в пути до Пекина с 24 часов до девяти.

" Когда Каддафи на рынке, где господствовали Евросоюз и США, бросил им вызов, это стоило ему мучительной смерти от рук негодяев, которыми руководили французы "

В октябре 2018-го – после девяти лет строительства – председатель Си Цзинпин открыл самый длинный в мире мост, который соединяет Гонконг с Макао и материковым китайским городом Чжухай. Длина моста – 55 километров, что примерно в 20 раз больше чем у сан-францисских «Золотых ворот». Планируются новые многомиллионные города, которые вырастают из-под земли менее чем за жизнь одного поколения.

В Китае только что построили технопарк стоимостью 2,1 миллиарда долларов для разработки искусственного интеллекта. Еще большие суммы инвестируются в защиту окружающей среды и разработки альтернативных источников энергии, в частности солнечной, и нового поколения батарей, которые сменят литиевые.

Феноменальной геоэкономической инициативой председателя Си является проект «Один пояс – один путь», который соединит Китай несколькими транспортными маршрутами с Западной Европой. Эта программа массированного экономического развития включает технопарки, торговый и культурный обмен, научные исследования в существующих университетах, а также в новых научно-исследовательских и образовательных центрах. Морские пути пролягут в Африку через Кению, а в Южную Европу и на Ближний Восток – через Иран и греческий порт Пирей. Планируется также маршрут, который проляжет к южной оконечности Латинской Америки.

Это начинание настолько огромно, что недавно его внесли в китайскую конституцию. В предстоящие десятилетия, а возможно, и столетие оно отмобилизует инвестиции, эквивалентные триллионам долларов главным образом из Китая, России и других стран ШОС, а также из европейских стран-партнеров через базирующийся в Пекине Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). В нем уже 70 государств-членов – среди них Австралия, Канада, страны Западной Европы. Еще 20 государств стоят в очереди на вступление. Но Соединенных Штатов Америки в этом списке нет.

Этот гигантский проект, конечно, не без проблем. И хотя присущая 80 и 90-м годам необходимость подтверждать свою «кредитоспособность» принадлежностью к МВФ и Всемирному банку канула в лету, Китай все еще привязан к ним. Почему? С моей точки зрения, это говорит о двух вещах. Во-первых, Народный банк Китая все еще контролируется Федеральной резервной системой США и Банком международных расчетов*. И во-вторых, «пятая колонна» в Китае все еще сильна, своей власти она не уступила ни на дюйм. Китайское руководство могло бы провести необходимые изменения в сторону полного финансового суверенитета. Но почему этого не происходит? За последние 70 лет угрозы со стороны Запада и его секретные службы стали еще более изощренными машинами похищения и «нейтрализации» людей.

Следующий вопрос заключается в том, каким будет китайский лимит кредитования для тех стран, которые уже подписались под проект «Один пояс – один путь» или собираются это сделать? Ведь государствам-участникам потребуется помощь для того, чтобы выплатить западные долги и интегрироваться в новую восточную экономическую модель и монетарную систему. Этот вопрос важен потому, что китайская денежная масса основана на результатах экономической деятельности КНР в отличие от западных валют, которые являются чисто фиатными деньгами (абсолютно пустым воздухом).

Кроме того, в чьей собственности будут иностранные активы, то есть профинансированная и, возможно, построенная инфраструктура? Станут ли эти активы китайской собственностью, которые увеличат капитальную базу и денежные потоки КНР? Или по ним будут вестись переговоры, чтобы превратить их в долгосрочные концессии после того, как конкретная страна выкупит иностранную суверенную собственность? Переданы во владение будут части или активы целиком? Это важные соображения, особенно если учесть громадные объемы инвестиций в проект «Один пояс – один путь», которые предусмотрены на предстоящие годы. Эти решения должны быть сделаны на основе суверенной воли руководства Китая совершенно независимо от западных монетарных воротил типа МВФ и Всемирного банка.

Другим вопросом, который неумолимо и со все большей ясностью встает на Западе, является, конечно, цель демонизировать Китай и отговорить «цивилизованные» страны от связей с социалистическим государством и его концепцией «социальных кредитов». При этом Запад, конечно же, совершенно игнорирует собственного оруэлловского следящего за всеми «Большого брата» и тот аппарат лжи, который сам себя называет демократией. Однако демократия там только для элиты плутократов, а механизм пропаганды со страшной силой промывает мозги населению и преобразует то, что осталось от «демократии», в настоящий фашизм. Мы на Западе почти уже пришли к нему. И стали «молчащими ягнятами».

Реализуется давняя цель любой власти – «нам необходимо такое общество, в котором люди не желают нарушать правила, но начальной стадией этого процесса является то, что они боятся нарушать законы».

Справка «ВПК»

Питер Кениг (Peter Koenig) – научный сотрудник Центра исследования глобализации (Centre for Research on Globalization, Монреаль, Канада), экономист и геополитический аналитик, 30 лет проработал во Всемирном банке. Читает лекции в университетах США, Европы и Южной Америки. Его статьи публикуются в Global Research, ICH, RT, Sputnik, PressTV, The 4th Media (China), TeleSUR, The Vineyard of The Saker Blog и других ресурсах.

*Банк международных расчетов (Bank for International Settlements – BIS) – международная финансовая организация, в функции которой входит содействие сотрудничеству между центральными банками и облегчение международных финансовых расчетов. Это также центр экономических и денежно-кредитных исследований.

Центральные банки ведущих торговых государств являются его учредителями, каждый назначает своего представителя в совет директоров, правление собирается не реже десяти раз в год. Штаб-квартира БМР расположена в Базеле.

Заголовок газетной версии – «Куда ни кинь, везде Пекин».

Публикуется с разрешения автора

Copyright © Peter Koenig, 2018
Питер Кениг,
экономист (Швейцария)
Перевод Сергея Духанова,

Источник: vpk-news.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии

  1. Владимир 05 декабря 2018, 07:07 # 0
    Заголовок статьи, на мой взгляд, можно уверенно продолжить: Африка перед выбором между западным рабством и китайским социализмом, плавно перетекающим в китайский коммунизм оцифрованного людского стада. Пожалуй, это и есть то будущее, которое готовит Китай миру.