Афганистан накануне новых потрясений



Война в Афганистане приближается к полувековому юбилею скорби и разрушений, утраченных надежд и массовых миграций, краха идеологий и амбициозных планов. С 1978 года в горной многонациональной стране идут сражения между собственными гражданами, иностранными военными контингентами, партизанами, ополчением, зарубежными диверсантами и международными террористами в самых причудливых комбинациях.
Сражения идут с переменным успехом, с нарастающей жестокостью, фанатизмом, фрагментацией государственных институтов, деградацией общественных отношений.

Результат сражений – первое место в мире по младенческой смертности. 247 новорожденных афганцев из 1.000 умирают в колыбели. Для сравнения, в бесплодных пустынях Центральной Африки с 30% распространением ВИЧ умирает меньше детей, чем в Афганистане.
Страна удерживает первое место в мире по производству опиумного мака и наркотиков на его основе.
Первое место по героиновому обеспечению всех стран СНГ и ЕС, с десятикратным отрывом от колумбийских и прочих наркокартелей.
Афганистану принадлежит последнее место в мире по средней продолжительности жизни – 44 года. Европейский обыватель столько жил в XVI веке.
Невероятно низки показатели качества жизни даже по сравнению с соседними странами, далёкими от процветания и западных идеалов демократии.

Афганистан известен критичной зависимостью центральной власти от зарубежных покровителей. Зависимостью не только финансовой, торговой, дипломатической, экономической, но и военно-силовой.
Известен эфемерностью самого термина «центральная власть Афганистана».
Известен невероятно высоким уровнем коррупции во властных структурах, особенно для постоянно воюющей страны под 16-летним патронатом США и НАТО.
Известен государственным соучастием в производстве опиатов в объёмах до 8.000 тонн в год. Пусть не на «центральном», но региональном уровне. Известен странным безразличием иностранных военных и спецслужб к данному виду смертельно опасного бизнеса.
Известен унитарным устройством государства, вопреки полиэтническому разнообразию Афганистана, глубоким противоречиям между приверженцами различных трактовок ислама и мощным родоплеменным пережиткам.
Которые способны пережить страну собственного пребывания.

С 2001 года в Афганистане находятся американские войска, свергнувшие режим талибов за атаку на нью-йоркские небоскрёбы и здание Пентагона.
Точнее, за поддержку той сакральной атаки 11.09.2001.
Точнее, за лояльное отношение движения «Талибан» (запрещённая в РФ организация) к организаторам и исполнителям той атаки.
Точнее, за предположительную причастность афганских талибов к террору против США.
Точнее, потому что единовременная гибель 3.000 американцев требовала ужасающих и незамедлительных ударов по кому-нибудь.
Если ещё точнее – за возможность проложить трансафганский газопровод из Туркмении в Индию и Пакистан с транзитным контролем как продавца ценного энергоресурса, так и всех покупателей.

К началу 2002 года (всего за несколько месяцев) в результате американского вторжения власть «Талибана» была свергнута, движение ушло в подполье. В отличие от ввода советского контингента, звёздно-полосатые войска привлекли к афганской кампании широкий круг союзников. Путь к прогрессивному обновлению прокладывали военные десятков стран НАТО, многочисленные соискатели похвалы дяди Сэма за пределами альянса. Кладбища погибших в Афганистане рассыпаны по всей планете, от британских островов до Южной Кореи.

Уже к 2005 году Афганистан получил новую конституцию, новое правительство, новых оккупационных защитников, новые теоретические перспективы, новые рекорды маковых полей и полутайных заводов наркотической переработки.
На практике «Несокрушимая свобода» силами 136.000 военнослужащих США и НАТО сменилась «Решительной поддержкой» вдесятеро меньшим контингентом, выходом талибов из подполья, ростом их военно-политического влияния и проникновением в Афганистан головорезов ИГИЛ (запрещённая в РФ организация).

Через три года осуществления «Решительной поддержки», через 15 лет после старта «Несокрушимой свободы» западная помощь Афганистану ограничивается периметром западных баз в Афганистане. Для облегчения экстренной эвакуации несокрушимых и решительных борцов за свободу страны. Необходимость этого вывоза становится очевидна с каждым месяцем и неделей.

13 апреля 2017 года на горные пещеры афганской провинции Нангархар была сброшена мощнейшая неядерная бомба из арсеналов US Army весом 9.6 тонн. Разумеется, ни один мирный афганец от столь высокотехнологичной и адресной бомбёжки «не пострадал». Убито 26… то есть 39… то есть 90 боевиков-джихадистов. Согласно официальным заявлениям афганских властей, гражданских и военных.

При этом на протяжении трёх недель место падения и взрыва GBU-43/B изолировано спецназом США от любых посещений. Закрыто для местных жителей, представителей власти, гуманитарных организаций, СМИ и т.д.
Афганские чиновники могли получить данные о результатах пещерного бомбометания разве что телепатическим методом. Новая администрация Белого Дома рассыпалась в похвалах своим доблестным войскам, отсалютовала московскому визиту госсекретаря США, укрепила собственный имидж отважной непредсказуемости.
Однако на поле боя имидж, салюты и похвала не играют решающей роли.

Уничтоженные джихадисты ответили «матери всех бомб» более чем убедительно.
21 апреля 2017 года десяток боевиков напал на крупный гарнизон афганской армии в Мазари-Шарифе. Той самой армии, которую US Army, ЦРУ, морские котики, «зелёные береты» и сотни прочих инструкторов тренируют пятнадцатый год.
Нападавшие легко миновали охрану военного объекта – «Раненых везём, давай пропускай!» – использовав грим и актерское мастерство. Продемонстрировали доскональное знакомство с внутренним устройством базы и распорядком дня. Тактически грамотно заняли наиболее выгодные позиции. И безжалостно расстреляли 230 правительственных солдат – в большинстве безоружных новобранцев. Количество раненых исчисляется сотнями, фанатиков было всего 10…

Инцидент в Мазари-Шарифе привёл к невероятным единовременным потерям и к грандиозному скандалу. Выяснилась недавняя инспекция этой базы, обнаружившая недостачу на складах 40% (!) оружия, боеприпасов и прочего армейского имущества. Проданного антиправительственным силам – не исключено, что той самой десятке атаковавших гарнизон смертников. Ушли в отставку министр обороны Афганистана и начальник генерального штаба афганской армии. Широкую огласку получили обвинения в организации атаки… губернатора провинции с санкции президента страны!

В Афганистан спешно и внепланово прибыл министр обороны США. Его «встретили» нападением на другую военную базу в провинции Хост и взрывным терактом в центре Кабула. В Хосте убиты десятки правительственных солдат. В афганской столице атакована войсковая колонна НАТО, большинство погибших мирные граждане.
Через несколько дней страну столь же скоропалительно посетил директор ЦРУ, задержавшись на несколько дней… для обсуждения эвакуации западных инструкторов?

В афганской провинции Сари-Пуль сохранившие верность центральной власти войска и чиновники с боем прорываются из джихадисткого окружения.
В провинциях Тахар, Фарьяб, Саманган (всего в семи) ИГИЛ собрал армию из 10.000 боевиков. Они не испытывают нужды в снабжении оружием и боеприпасами. Правительственные ревизоры не испытывают дефицита фактуры о хищениях на складах афганской армии.
В провинции Кундуз региональные власти открыто сотрудничают с бандитами чёрного халифата – именно в этой провинции располагался госпиталь, «случайно» разбомблённый ВВС США.
«Талибан» наращивает военную активность, ведёт бои с правительственными силами и с чернознамёнными радикалами в двенадцати провинциях Афганистана.

На VI Московской конференции по международной безопасности прозвучала горькая, обидная и резонная оценка афганских реалий. Её сформулировал бывший директор специальной миссии ООН в Афганистане относительно расправы в Мазари-Шарифе:

«Никто в этой стране и за её пределами точно не знает, кто атаковал армейский гарнизон и убил 230 солдат – талибы, игиловцы или сами афганские военные… »

Оценка справедлива для всей горной и израненной страны. Адепты «Несокрушимой свободы» и рекруты «Решительной поддержки» не знают, что творится за пределами их мест постоянной дислокации.
Афганистан уже скатился к многосторонней гражданской войне. Однако, в отличие от Сирии, правительство не контролирует большинство крупнейших городов, промышленности, ресурсов и оставшегося населения. Не обладает боеспособной армией, пусть и поредевшей в тяжёлых сражениях. Состоит из конфликтующих на различных властных уровнях группировок. Не имеет подлинных союзников, готовых предоставить поддержку в трудный момент – поддержку комплексную и действенную.

Афганистан истощён полувековой усобицей и де-факто разделён на зоны влияния по конфессиональному, племенному и клановому признакам. Виртуально-центральная власть Кабула не способна одолеть ни международных джихадистов, ни движение «Талибан». Амбиции последних ограничены Афганистаном, талибы договороспособны. Террористическое же стремление первых не ведает географических, моральных и гуманитарных ограничений, а диалог с внешним миром проходит в форме публичных казней.

Ситуация в Афганистане стремительно деградирует. Её не исправить одиночным бомбометанием, пожарными визитами министров американской обороны и главных шпионов. Уповать на взаимную аннигиляцию «Талибана» и ИГИЛ – утопия. Куда вероятнее скорое появление чёрных знамён над Кабулом как логичного итога 15 лет «Решительной поддержки Несокрушимых свобод».

Источник: www.grtribune.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.