Ювенальная революция в России не свершилась



У россиянки Виктории Медведевой финские власти отобрали детей. В России такая ситуация будет невозможна. Госдума приняла поправки в нашумевший закон.

Госдума приняла в третьем и окончательном чтении нашумевший закон о семейных побоях. Вопреки мнению скептиков, новые правила защищают жертв домашнего насилия. Так как упрощают наказание для тех, кто поднял руку на родных.

Новация в том, что наказание за семейные побои из уголовного становится административным. Теперь, когда в чьем-то доме бьется посуда и звенят пощечины, полиция не сможет развести руками, мол, вот убьет, тогда вызывайте. У нее появились весомые основания, чтобы приехать и разобраться.

Дебошира можно забрать, отвезти в суд и там потребовать 15 суток ареста за побои. До сих пор у правоохранителей не было подобных рычагов, чтобы оперативно вмешаться в семейную драму. Сейчас - будут.

С другой стороны, родители отныне защищены от уголовного наказания за простой шлепок. Ни одной маме больше не придется краснеть перед прокурором из-за такого. И ни один отец, пожуривший сына ремнем, не поедет в исправительный центр валить лес, отбывая принудительные работы.

Вряд ли хорошо бить детей (хотя на этот счет есть разные мнения). Но жизнь затейлива: иногда и самая любящая рука способна ударить.

Бесспорно одно: отвешенный в сердцах подзатыльник не должен ломать жизнь ни отцу, ни матери. А судимость даже без тюрьмы - это сломанная жизнь благополучного человека.

Как-то стало модным давать громким законам имена. Можно продолжить традицию и дать принятому закону имя одной из осужденных за шлепок родительниц. Например, принятый Госдумой закон можно было бы назвать законом Любови Калининой - жительницы Перми, осужденной в конце прошлого года за то, что ударила 12-летнюю дочь ремнем.

Девочка приноровилась тайком снимать деньги с маминой банковской карточки. Брала немного, покупала в основном сладости. Спустя какое-то время мама обнаружила недостачу и обратилась в полицию. Подумала - не воруют ли какие-то мошенники. Когда дело приняло серьезный оборот, ребенок сознался в том, что брал деньги. Мама сгоряча ударила дочку ремнем. Как уверяют правозащитники, на теле ребенка и синяка не осталось. К тому же слишком сильно ударить Любовь бы и не смогла - после болезни она является инвалидом второй группы и даже ходит с трудом.

Семья живет небогато, лишних денег нет. Возможно, хвататься за ремень было неправильно. Но все ли родители в подобном положении поведут себя точно по правилам педагогической науки?

На ударе ремнем все могло бы закончиться, и все должно было закончиться. Но, как рассказывает пресса, дочка пожаловалась отцу, а тот написал заявление на мать своего ребенка. Папа и мама давно в разводе, и, как пишут СМИ, отец хотел, чтобы дочь проживала с ним. А тут подвернулся "удобный" случай насолить бывшей жене.

Как рассказали "РГ" в прокуратуре Мотовилихинского района Перми, дело рассматривалось в особом порядке, так как подсудимая полностью признала свою вину. Прокуратура во время рассмотрения дела настаивала на виновности матери, защищая права несовершеннолетней. Тем более что девочка характеризовалась хорошо и училась на "четыре" и "пять".

Мировой суд признал Любовь Калинину - не судимую и не состоящую на учете у нарколога или психиатра - виновной и назначил штраф в 10 тысяч рублей. Вторая инстанция поддержала первую. Так Любовь Калинина стала судимой. Это вечное пятно в биографии: осуждена за избиение собственного ребенка. В анкетах это будет выглядеть именно так, никто не станет вдаваться в детали.

Пальцем показывать не будут, но человека с таким клеймом не возьмут на хорошую работу. Кстати, подросшего ребенка тоже, скорее всего, не примут в серьезные структуры, например спецслужбы: родитель ведь судим. Интересно, задумается ли хоть какой-нибудь прокурор, требующий "в интересах несовершеннолетнего" наказания отца или матери, какую карьерную яму копает этому самому несовершеннолетнему?

Если бы не принятый закон, с нового года родители рисковали оказаться в исправительных центрах за шлепки.

Принятый закон должен смыть пятно с биографии Любови Калининой. Сейчас депутаты исправили положение, сложившееся после больших поправок в УК летом прошлого года. На самом деле тот прошлогодний закон не ставил задачу как-то усложнить жизнь родителям. Конкретно борьба с семейным насилием вообще в повестке не стояла, речь шла о системных изменениях, направленных на гуманизацию системы наказаний. Но так вышло, что семейные побои стали отдельно упоминаться в УК.

Изначально тогда предполагалось статью "Побои" целиком перенести в КоАП. Однако в правовом сообществе вспыхнула дискуссия, якобы собираются "легализовать" побои. Аргумент абсурдный. Все равно что сказать, мол, у нас легализованы выезд на встречку или превышение скорости, раз наказание за них предусмотрено не в УК, а КоАП. Глупо звучит, ведь правда?

Главный вопрос: чтобы наказание соответствовало проступку, а не в том, где именно прописаны санкции. Тем не менее при подготовке летнего закона ко второму чтению было принято компромиссное, как тогда казалось, решение. Статья "Побои" осталась в УК для наиболее опасных ситуаций: побои из хулиганских побуждений, расовой, политической и тому подобной вражды, а также побои в отношении близких лиц.

Некоторая логика в этом решении была: семейное насилие страшная вещь. Подчас оно опасней, чем какой-то житейский конфликт на улице. Поэтому нужна специальная защита от домашнего тирана.

Но авторы принятой летом и ныне отмененной нормы увидели только одну сторону медали. Уголовная статья "Побои" в принятой редакции не защищала жертв домашнего насилия, но могла стать инструментом в руках приверженцев так называемой "ювенальной" юстиции. Она позволяла включить медленный и неотвратимый маховик уголовного дела там, где его лучше не включать: при шлепках вольных или невольных в благонравных семьях.

По ней нельзя было арестовать обвиняемого, а значит, вызов полиции на семейный скандал заканчивался ничем. Правоохранители проводили воспитательную беседу и удалялись. Тиран оставался наедине с семьей. А близкие должны были сами инициировать разбирательство и бегать по инстанциям, добиваясь спасения и наказания.

Зато, как пояснил "РГ" один из экспертов, при детских шлепках прокуратура сама могла инициировать дело под предлогом, что "жертва находилась в беспомощном состоянии". "В таком случае это становится уже делом публичного обвинения, - поясняет эксперт. - То есть вроде как делом государственной важности, если объяснять по-простому". Обычно правоохранители не любят заниматься подобными делами: мало доказательств, все юридически зыбко. Но дело Любови Калининой показало, что предупреждения критиков летней нормы об уголовном наказании за шлепки были реальны. А значит, похоже, и вправду возникала опасность для родителей попасть на скамью подсудимых за подзатыльники и взмахи ремнем.

"Случаи настоящего истязания в семьях, конечно, случаются, - говорит Анна Николаева, юрист Пермского регионального правозащитного центра, в который обратилась за помощью осужденная мама. - Но в данном случае мы видим непонятное рвение у правоохранительной и судебной систем, что теперь любой нормальный родитель легко может стать уголовным преступником. В том числе, например, я, мать двух не всегда послушных малышей. Приговор, вынесенный Любови Калининой, вызывает массу вопросов касательно его необходимости, соразмерности, пропорциональности".

Необходимо подчеркнуть, что по отменяемым нормами реальный срок благополучным родителям не грозил: когда человек совершает впервые нетяжкое преступление без отягчающих обстоятельств, нельзя назначить лишение свободы. Так что ни после летних поправок, ни до них никто не сел в колонию за подзатыльник своему ребенку и не мог сесть в принципе. Но судимость сама по себе вредит жизни.

За решетку за побои попадали лишь в самых вопиющих случаях, когда отец рецидивист, и кроме шлепков успел много чего натворить. Например, в конце прошлого года в Курганской области отправили в колонию мужчину, регулярно избивавшего трех сыновей, а также заставлявшего детей приносить сигареты и пить водку вместе с ним. Ему вменили несколько статей УК, оттого и вышел реальный срок.

Однако с нового года появился риск, что за подзатыльники даже респектабельные отцы могут отправиться в исправительные центры, отбывать только что введенное наказание - принудительные работы. В теории это более гуманное наказание, чем лишение свободы. И все же человеку придется реально покинуть семью и уехать в какие-то неблизкие края под надзор граждан начальников. Но теперь ни один прокурор не сможет предъявить уголовное обвинение родителю, не сумевшему сдержать себя в руках.

Владислав Куликов, Юлия Сырова

Источник: rg.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.