Внести поправки в законопроект «о детях раздора» не право, а обязанность


Госдумой в первом чтении принят проект Федерального закона № 156687-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», представленный Оксаной Пушкиной и уже получивший известность как «закон о детях раздора». О целесообразности данного проекта, возможных «подводных камнях» высказалась Людмила Николаевна Виноградова, член Общественной Палаты РФ, федеральный судья в почетной отставке в интервью члену союза журналистов России Альбине Волковой.

- Людмила Николаевна, в Государственной Думе РФ находится на рассмотрении законопроект Оксаны Пушкиной, который уже окрестили законом о «детях раздора». Можете Вы подробнее рассказать о данном законе и предлагаемых поправках?

Проект Федерального закона № 156687-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятый Госдумой в первом чтении, касается передачи судебными приставами-исполнителями обнаруженного ребёнка, в отношении которого объявлен розыск в рамках исполнения требований исполнительных документов об отобрании и (или) о передаче ребенка, органам опеки и попечительства при невозможности немедленной передачи ребенка лицу, которому он по решению суда должен быть передан.

- Можно на примере разъяснить, чтобы людям были понятны юридические термины?

Например, расторгли родители брак. По решению суда ребенка оставили с матерью, с отца взыскали алименты. Отец алименты выплачивал до поры до времени, пока мама не вышла вторично замуж. Нередко мужчины болезненно воспринимают скорое замужество бывших жен. Не желая «кормить бывшую и ее мужа», а иногда бывает и наоборот, супруг (а) в очередной раз забирает к себе общего ребенка на выходные, а в положенный день и час ребенка второму родителю не возвращает. Фактически ребенок похищен, но юридически родитель не лишен родительских прав, поэтому привлечь к уголовной ответственности его нельзя. Потерпевшему родителю приходится обращаться в суд и вести речь об отобрании ребенка у второй стороны и возвращении его по прежнему месту жительства. После вступления решения в законную силу, когда все инстанции пройдены и иск удовлетворен, в службу судебных приставов передается исполнительный документ об исполнении решения суда, то есть, об отобрании у одного родителя и о возврате ребенка другому родителю. Родитель, требующий вернуть ребенка себе, в данном случае, будет называться взыскателем, а родитель, обязанный вернуть «похищенного ребенка» — должником. Так иногда бывает в практике, что родитель, забравший ребенка себе в нарушение решения суда, переезжает в другой город. Тогда судебным приставам-исполнителям приходится объявлять розыск пропавшего ребенка. Так вот, при розыске ребенка судебный пристав-исполнитель обязан передать найденное чадо непосредственно и немедленно второму родителю, то есть — взыскателю. Если ребенок обнаружен далеко от места проживания взыскателя и тот не имеет возможности по какой-то причине явиться в тот же день к судебному приставу, начинаются проблемы с исполнением решения суда и с определением места пребывания ребенка. В службе судебных приставов нет детских комнат, нет воспитателей, нет круглосуточных интернатов для задержанных детей. А органы опеки не берут на себя ответственность за устройство ребенка в организации для детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей в подобных случаях без прямого указания в законе. Нужно ли ребенка вернуть похитителю, не лишенному родительских прав? Наверное, нужно, ведь с родным родителем ему будет лучше, чем в детском доме? А если этот похититель удерживает ребенка без его согласия, и ребенок желает вернуться в прежнюю семью? Судебный пристав не имеет возможности самостоятельно перевозить детей из пункта А в пункт Б, он вынужден оставить найденного ребёнка там, где его обнаружил. И тогда побег может продолжиться.

- Какой необходимостью было вызвано внесение поправок?

Законопроект затрагивает один из пробелов в российском законодательстве, а именно: порядок действий органов опеки и попечительства в подобных случаях.
В соответствии с пунктом 14 статьи 65 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае невозможности незамедлительной передачи разысканного ребенка законному представителю, опекуну или попечителю, которому должен быть передан ребенок во исполнение требования исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель передает его органам опеки и попечительства по месту обнаружения ребёнка.

Авторы законопроекта аргументируют необходимость принятия закона тем, что «по результатам анализа практики взаимодействия территориальных органов ФССП России с органами опеки и попечительства при исполнении решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, выявлены случаи отказа органов опеки и попечительства в принятии у должностных лиц службы судебных приставов разысканного ребенка. При этом органы опеки и попечительства ссылаются на отсутствие в действующем законодательстве Российской Федерации обязанности в принятии и устройстве разысканного ребенка».

-По сути данные поправки вносятся для более четкой работы судебных приставов?

То есть, по российским законам, у судебных приставов-исполнителей есть продекларированное право передавать обнаруженных в ходе розыска детей органам опеки и попечительства, а у последних нет обязанности принимать таких детей и заниматься их устройством.

Данный пробел в праве действительно будет закрыт. Однако, при исполнении закона, в случае его принятия в предложенной редакции, могут быть допущены существенные нарушения прав граждан, как родителей, так и детей.

- Изменения касаются только Семейного кодекса РФ или и других Федеральных законов?

Изменения вносятся в Семейный кодекс РФ, Федеральный закон от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», Федеральный закон от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

- Есть ли по Вашему мнению «пробелы» в данном законопроекте?

Считаю, что есть.

Например, законотворцы предлагают дополнить часть первую статьи 109-3 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» абзацем, делегирующим приставу-исполнителю право передавать обнаруженного в ходе розыска ребенка не лицу, которому ребенок должен быть передан по решению суда, а органу опеки, если взыскатель не явится к месту обнаружения ребенка.

Данная норма в указанной редакции нивелирует соблюдение прав и интересов ребенка, обозначенных в абзаце первом пункта 2 ст. 79 Семейного кодекса РФ:

« 2. Принудительное исполнение решений, связанных с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам), должно производиться с обязательным участием органа опеки и попечительства и участием лица (лиц), которому передается ребенок, а в необходимых случаях с участием представителя органов внутренних дел, детского психолога, врача, педагога, переводчика и иных специалистов».

Считаю, что участие перечисленных специалистов, в том числе педагогов, психологов, должно быть обеспечено при необходимости (например, при нежелании ребенка расставаться со своим родителем/опекуном) не только при передаче ребенка взыскателю, но и при отобрании ребенка у должника. В редакции, представленной к первому чтению, это требование не усматривается, поскольку в норме говорится не об отобрании, а об «обнаружении ребенка, в отношении которого объявлен розыск», в связи с чем процедура «обнаружения», а фактически — отобрание ребенка приставом-исполнителем превращается в механическое перемещение ребенка от должника к органу опеки и попечительства, что может привести к нанесению ребенку тяжелой психологической травмы, из-за нежелания расставаться с близким человеком.

- Я правильно Вас понимаю, что если ребенка пришли отбирать у папы (мамы), а он категорически не хочет, потому что ему с папой (мамой) хорошо, несмотря на решение суда, то с ребенком должны общаться не только приставы и органы опеки, но и психологи и врачи? Для чего?

Ребенок может находиться под психологическим воздействием родителя, может быть и обманутым, и запуганным, и специально настроенным против мамы (папы). Это должны выявить специалисты.

На этот счет есть прямое указание в Семейном кодексе РФ: при невозможности исполнения решения суда о передаче ребенка без ущерба его интересам, ребенок может быть по определению суда временно помещен в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Делается это для того, чтобы исключить давление на ребенка с обеих сторон, чтобы он сам определился, с кем бы он хотел проживать.

- А если ребенок, несмотря на решение суда, действительно не хочет возвращаться к другому родителю потому, что суд не счел важным его мнение, тогда как быть?

В таком случае судебный пристав-исполнитель должен будет обратиться в суд с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения решения суда. Кроме того, он вправе поставить перед судом вопрос об отсрочке исполнения решения. И уже суд в судебном заседании должен урегулировать все возникшие вопросы.

-В законопроекте определен месячный срок нахождения отобранного ребенка в государственном учреждении. Вы считаете, такое ограничение обоснованным и не повлечет ли оно негативных последствий?

С одной стороны, месяца достаточно, чтобы примчаться за любимым чадом по указанному приставами адресу.

Между тем, в жизни бывают разные обстоятельства, и добросовестный родитель может находиться в этот момент в заграничной командировке, из которой не сможет вернуться вовремя, может внезапно заболеть. Авторы закона не предусматривают этот момент, и не предлагают в особых случаях продлять срок пребывания ребенка в детском учреждении без передачи его другим лицам (опекунам/попечителям) до прибытия взыскателя. Не предлагают они и ставить вопрос перед судом о возвращении ребенка должнику с согласия самого ребенка, если взыскатель из-за сложившихся обстоятельств не сможет явиться к месту передачи ребенка длительное время. Во всяком случае, вопрос об устройстве ребенка в подобной ситуации должен решаться, на мой взгляд, в судебном заседании, а не органом опеки и попечительства по своему усмотрению.

- Проходил ли законопроект «о детях раздора» обсуждение в ОП РФ и является ли эта процедура обязательной?

Насколько мне известно, общественная экспертиза, так называемые «нулевые чтения» законопроекта «о детях раздора», в Общественной палате Российской Федерации не проводились, во всяком случае, на сайте палаты такой информации я не нашла. Процедура обсуждения законопроектов не является для палаты обязательной, равно как и заключения палаты для Государственной Думы Российской Федерации носят лишь рекомендательный характер.

- По Вашему мнению, почему избежали публичного обсуждения данного законопроекта?

Возможно, те лица, от которых зависит решение вопроса об обсуждении законопроектов в стенах ОП РФ, посчитали данный закон чисто техническим, устраняющим пробел в законодательстве, не придав значения вносимым поправкам.

- Какие подводные камни Вы видите в предлагаемом законопроекте в случае его принятия?

При принятии законопроекта в представленной редакции, может быть допущено:

1) лишение ребенка права на защиту его интересов при отобрании у должника, с которым у него могут быть самые близкие отношения, поскольку изменения закона не предполагают участие психолога и педагога при процедуре «обнаружения» ребенка в ходе розыска и передаче органам опеки;

2) необоснованное расширение права органов опеки по решению судьбы ребенка в том случае, если взыскатель своевременно, в течение месяца не явится к месту исполнительных действий, хотя срок явки может быть нарушен по уважительной причине, вследствие болезни или длительной командировки, и при этом оба родителя могут быть не лишенными родительских прав;

3) наделение судебного пристава-исполнителя полномочием при фактически не исполненном решении суда единолично прекращать исполнительное производство по отобранию и передаче детей без определения суда.

В силу особой значимости затрагиваемых законопроектом взаимоотношений, вопрос о прекращении исполнительного производства не должен отдаваться на откуп судебному приставу, а должен решаться в судебном порядке, поскольку иначе исполнительное производство при неявке взыскателя, то есть, лица, которому ребенок должен быть передан по решению суда, будет прекращаться, но при этом не будет решаться самый главный вопрос: должен ли ребенок возвращаться должнику, не лишенному родительских прав, если сам ребенок желает к нему возвратиться, а взыскатель отказался его принять. К сожалению, такие случаи тоже бывают. Добились по суду, сделали «больно» бывшему супругу/супруге, а ребенок оказался и не нужным. В таком случае, ребенку, бесспорно, будет лучше остаться с родителем — «похитилем», чем оказаться в детском доме или совершенно у чужих людей.

-Людмила Николаевна, и как это увязывается с существующим законодательством?

Прекращение исполнительного производства и возвращение исполнительного документа взыскателю в предложенной авторами закона редакции, дает право органам опеки решать судьбу ребенка по своему усмотрению, что противоречит Семейному кодексу РФ и в целом российскому законодательству, поскольку оба родителя фактически лишаются родительских прав без решения суда. Вступившего в законную силу решения суда может не быть, а ребенок при этом будет находиться в организации для детей, оставшихся без попечения родителей, или передан опекунам по усмотрению органов опеки.

- Когда должно состояться второе чтение законопроекта?

В паспорте на законопроект, опубликованном на сайте Системы обеспечения законодательной деятельности, нет ответа на этот вопрос. Поправки к законопроекту ко второму чтению предлагалось подавать до 14 марта 2019 года.

- Какие обстоятельства либо действия могут повлиять на внесение изменений в законопроект и каким образом это можно сделать?

Специалисты, занимающиеся проблемами прав детей и их родителей, а также все неравнодушные граждане, усматривающие угрозу в принимаемом законопроекте, вправе обратиться напрямую к законотворцам с предложениями о внесении в него поправок, например, через сайт Государственной Думы РФ. Принять во внимание поступившие конструктивные предложения, на мой взгляд, не право, а обязанность законодателей, поскольку законы принимаются не для группы избирателей, интересы которых лоббируются данным конкретным законом, а для всех граждан Российской Федерации, а потому, изменения законов должны быть максимально обоснованными и продуманными, не допускающими ухудшения положения граждан, как того требует ст. 55 Конституции Российской Федерации.

- Людмила Николаевна, спасибо Вам за общественную работу, направленную на защиту интересов граждан России и за интервью.

Альбина Волкова

Источник: rvs.su





Комментарии

  1. Даша 27 марта 2019, 20:07 # 0
    Дяди и тети ( во власти сидящие)!
    Доигрантесь вы!
    Тот Мир( наполненный хаосом), который вы строите сегодня делами своими, вас ой, как не порадует.
    Рушите семьи?
    Губите молодое поколение?
    Леса вырубают у вас на глазах?
    Травите народ химическими продуктами?
    Мир, который получится в итоге, будет ужасен.
    Сегодня вы ( скудоумные и жадные) не думаете об этом.
    Завтра может быть поздно.