Президент отклонил "закон о Контингенте обучающихся", за который так настойчиво боролись либералы



Кто любит краткую информацию, об этом законе можно сказать следующее: при обсуждении его в Совете Федерации сенаторы предлагали свою поправку, чтобы дети депутатов и сенаторов не попадали под действие этого закона. Все остальные "плебеи" должны были получить от этого ювенального закона "по полной программе". Уже это, по-моему, неплохо характеризует данный законопроект.

Собственно речь идет о Федеральном Законе «О внесении изменений в статьи 15 и 16 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (законопроект № 1048557-6 "О внесении изменений в статьи 15 и 16 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" (о создании государственной системы "Единая федеральная межведомственная система учета контингента обучающихся по основным и дополнительным образовательным программам").

После серии протестных акций со стороны родительской общественности, сбора соответствующих подписей и обращений к Президенту пришла отличная новость: Владимир Путин отклонил данный закон. Правда, из предыдущего опыта можно ожидать, что либералы изменят терминологию, "раскидают" закон по различным другим законам и попытаются все-таки его протащить (как они обычно делали последние лет пять в таких случаях). Тем не менее, это очень хорошая новость.

Данный законопроект 16 декабря был якобы снят с обсуждения в Госдуме и перенесен для обсуждения "на весну". Об этом было сообщено и на сайте той же Госдумы. Родительские организации было расслабились, но "внезапно без объявления войны" Госдума рассмотрела и приняла его в спешном внеочередном порядке 21 декабря (против выступила только Наталья Поклонская, а фракция КПРФ отказалась голосовать).

22 декабря законопроект одобрил комитет по конституционному законодательству Совета Федерации (гражданин Клишас, как обычно, пробивает все ювенальные технологии), а 23 декабря - и весь остальной Совет Федерации. Спешка нужна была во избежание митингов: все что успели сделать активисты родительских организаций, это забросать Думу сотнями телеграмм. Была надежда что это сработает: Дума по началу и правда испугалась, но давление заказчиков «Контингента», видимо, было слишком сильно—и кураторы Думы решили не церемониться.

При этом большинство депутатов и сенаторов, судя по всему, даже не поняли, что и зачем они приняли—точно так же как было и в случае с «законом о шлепках», когда Дума наштамповала за одно заседание более 60-ти законов.

Как и тогда, приятным исключением на общем сенаторском фоне была Елена Мизулина—которая грамотно и убедительно пыталась объяснить коллегам всю опасность принимаемого ими документа. Впрочем, доводы разума и даже соображения государственной безопасности оказались бессильны перед убийственной аргументацией сенатора по фамилии Клишас.

Клишас сталкивался с Мизулиной еще по "закону о шлепках". Теперь же он сообщил, зачем надо вести базу данных о всех детях Российской Федерации (об их успеваемости, увлечениях, здоровье, отношениях с другими детьми и со своими родителями, о результатах психологического и иного тестирования, о психологическом и духовном климате в их семьях - причем без согласия родителей и вообще не информируя их о "досье" на их детей и на их семьи), так вот убийственный аргумент Клишаса: «нам нужно знать о ситуации в семье, как планируют детей развозить по поселкам, где ребенок планирует находиться, когда родители будут передвигаться со стадами. Для Таймыра и Эвенкии важно вести учет. У нас были ситуации, когда дети оленеводов были не на учете, никто не знал, где они».

Во-первых, не совсем ясно, точно ли надо вести такую базу данных ради "детей оленеводов". Во-вторых, не все россияне оленеводы и потому не все кочуют с чумами и своими детьми и, тем более, далеко не все теряют их в тундре.

И так ли надо вообще лишать оленеводов и неоленеводов права на неприкосновенность частной жизни?

Но сенаторов очередная стычка Мизулиной и Клишаса никак не напугала. Даже аргумент Мизулиной о том, что «ведь ваши дети и семьи тоже будут под неусыпной слежкой со стороны некой организации», которая продавливает принятие этого закона и заказа на создание соответствующего программного обеспечения и сопровождения его и базы данных, привел лишь к предложению сенатора Кавджарадзе, - который, наконец поняв, что «Контингент» может касаться и его семьи, - предложил засекретить данные депутатов и членов СФ для системы «Контингент» на время исполнения обязанностей.

Так же наблюдавшим запомнилась сенатор Бокова, которая чуть было не сказала правду, но вовремя спохватилась: "Закон нужен для обогащения....."—но не сказала, кого. По её мнению, закон всего лишь дублирует информацию, ранее переданную в ЗАГС родителями учащихся. Но умолчала, что определение перечня сведений о детях, вносимых в «Контингент», делегировано «органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации» (п.19 ст.2).

Больше вопросов ни у кого не было, и почтеннейшие сенаторы, как обычно и по отмашке, дружно проголосовали за данный закон.

Собственно, это и вся история. Окончание вы уже знаете. Путин отклонил закон(ссылка об этом на kremlin.ru здесь, а сам злосчастный законопроект тут). Дети оленеводов остаются без надзора. Дитя оленевода Клишас будет расстроен.

Источник: eugenpr.livejournal.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.