Почему Оксана Пушкина не философ из США


Древнеримского философа Луция Аннея Сенеку современники упрекали в том, что он, будучи богатым — призывал к бедности, заботясь о своём здоровье — проповедовал презрение к болезням, признавая свои пороки — учил добродетели. На что мудрец отвечал, что настоящий философ, будь то Платон, Зенон или Эпикур, учит, как жить правильно, но сам при этом жить правильно не обязан. Он обязан стремиться к этому — к освобождению от обусловленности богатством, заботой о здоровье и т. д. Чтобы управлять богатством, здоровьем или пороками, а не быть их рабом.

Что ж, Сенека был большим философом и достойным человеком — он свою философскую систему, во-первых, никому силой не навязывал, а, во-вторых, сам старался ей следовать. Но то было в Древнем Риме…

Совсем иное во времена нынешние. Вот, скажем, депутат Госдумы Оксана Пушкина, известный борец с семейно-бытовым насилием в России. Она свои взгляды обществу навязывает, причём в крайне безапелляционной и агрессивной форме. Не чураясь при этом откровенной лжи и манипуляций. (О том, что весь клан борцов с семейно-бытовым насилием, возглавляемый О. Пушкиной, использует ложную статистику, мы уже неоднократно писали, например, здесь, но сейчас нас не статистика интересует, а существо взглядов «праведниц»).

И вот, наконец, свершилось! Общество, которое и так давно догадывалось о неискренности депутатки, имеет теперь все основания уличить её в двойной морали (и лично мы не скрываем удовольствия от этого нового поворота в сюжете). Да, Пушкина, подобно Сенеке, учит «дорогих россиян» жить правильно, но, в отличие от него, не считает нужным применять эти правила к себе любимой ни в каком виде.

Несколько дней назад интернет буквально взорвал видеоролик с фрагментом телепередачи, показанной в эфире «Первого канала» в 2007 году, где Оксана Викторовна в программе молодого ещё тогда ведущего А. Курпатова на голубом глазу признавалась телезрителям, что, выражаясь современным языком, применяла домашнее насилие. По отношению к ребёнку! Причём регулярно. И физическое, и психологическое.

Павел Ковалевский. Порка. 1880
 

На лишение сына доступа к компьютеру можно закрыть глаза, хотя и это в «просвещённых странах» уже давно считается самым настоящим насилием над личностью. И строго наказывается, в том числе тюремным сроком! Мы это считаем неверным, т. к. понимаем свою ответственность за здоровье детей. А также по старинке полагаем, что родители вправе выбирать линию воспитания (если это воспитание, конечно, а не вымещение на маленьких своих проблем и не издевательство). Но, знаете ли… Частые избиения и выливание, как нечего делать, горячего супа сыну на голову… это… это слишком даже для наших «диких нравов». И — у нас — наказуемо по двум статьям Уголовного кодекса. Причём общество разделяет данный подход.

А вот Пушкина, не смущаясь, поведала об установленных ею в семье нравах. Уточнив, что в США, где она тогда проживала с семьёй, подобные выходки караются законом. Это сейчас Пушкина с придыханием говорит, что, мол, все страны уже узаконили понятие нескольких видов насилия и тяжко и неотвратимо наказывают даже за мысль о насилии, а отсталая Россия до сих пор плетётся в обозе цивилизации. Тогда же американская юридическая практика вызывала у неё усмешку: мол, «мы русские» и для нас ваши дурацкие законы не писаны!

Вся эта нынешняя дискуссия вокруг ювенальных подходов с их трепетным отношением к «правам ребёнка» смотрится просто потрясающе на фоне азартных признаний главного борца с домашним насилием в России Пушкиной о том, как она избивала своего малолетнего сына. Может, и не до смерти избивала, и не кнутом (с упоминания этого желанного, но невозможного в Америке орудия, начинается описание педагогической практики), однако всерьёз заводясь в процессе избиения и удивляясь, что ж это ребёнок «заперся» и не орёт (она его снова — а он все молчит!). Рассказ (а ролик, право, стоит посмотреть) сопровождался выразительными жестами кулаком и произносился, подчеркнём, без всякой тени смущения. Благодаря тому, что ведущий вовремя сориентировался и стал деликатно корректировать разошедшуюся гостью, вставляя слово «шлёпала», подробностей этих инцидентов мы не узнали. Но сказанного достаточно, чтобы понять: Пушкина совершала в отношении своего сына самое натуральное семейно-бытовое насилие. В соответствии с действующей редакцией УК РФ, даже без апелляции к её любимому детищу — законопроекту о семейно-бытовом насилии. Ни о каком раскаянии или муках совести по поводу взятых Пушкиной в обычай методов воспитания нам не известно. Получается, что на словах призывая жителей России бороться с домашним насилием, депутат Пушкина сама практиковала его в весьма агрессивных формах.

Ян Массейс. Два лицемера
 

Не менее важно, что Пушкина говорит о преемственности методов воспитания в собственной семье. Дескать, её в своё время били родители, а она била своего ребёнка. Притом, заметим, родители Пушкиной были не маргиналами, а вроде как интеллигентами. Она же не случайно говорит сыну, мы, дескать, русские, и американские правила нам не указ. Этакий правовой нигилизм, призыв игнорировать закон, поставив некую культурную традицию и свои семейные обычаи выше, чем чужие писаные законы. Конечно же, в реальности Пушкина, ссылаясь на «русскость», отстаивает исключительно своё право воспитывать ребёнка с помощью физического воздействия. Потому что физические наказания детей (кроме тех самых пресловутых воспитательных шлепков) в российском обществе в основном не поощряются — это легко видеть по данным соцопроса АКСИО-9, с огромной выборкой — свыше 31 тыс. человек. Представьте, нет у нас обычая пороть детей по пятницам, это выдумка! Как и фраза «бьёт — значит любит», под знаменем которой борются борцы, — на деле давно изжитая народом присказка. Такой «нормы» мы тут в России не знаем.

А вот как О. Пушкина пренебрегала законами США, попутно заявляя, что США стали для неё второй родиной — мы теперь знаем. Но если США — это Родина, то как можно относиться с пренебрежением к её законам? Или все-таки можно? Как в известном анекдоте про мальчика по имени Изяслав, когда надо я — Изя, когда надо — Слава?

Отметим, что Пушкина вернулась из США в Россию в 1997 году, а интервью молодому тогда доктору Курпатову дала в 2007 году — спустя 10 лет, и все это время её не смущало, что в России законы разрешают шлёпать детей, а в США нет. Она, как мы видим в ролике, бахвалилась своим рукоприкладством. Рукоприкладство это не смущало ни её, ни тех, кто должен был бы тщательно изучить биографию будущего Уполномоченного по правам ребёнка по Московской области, когда летом 2015 года Пушкину назначали на данный ответственный пост.

А вообще ведь поразительно, что после откровенных — с хиханьками и хаханьками — признаний на всю страну об избиениях собственного сына, О. Пушкину делают детским омбудсменом! Более того, эта должность лишь трамплин — в 2016 году она становится депутатом Госдумы РФ, причём не просто депутатом, а заместителем председателя Комитета по вопросам семьи и детства. И ровно с этого момента возглавляет… да-да, вы угадали… борьбу с домашним насилием в России! Или при назначении на такие ответственные посты действует принцип отрицательного отбора, то есть, чем хуже, тем лучше? Чем беспринципней кадр, тем легче его использовать?

Оксана Пушкина в Госдуме
Duma.gov.ru
 

Случившийся карьерный взлёт резко изменил отношение нашей героини к американским законам. По каким-то причинам Пушкина, став депутатом, решила перенести на российскую почву американский опыт по борьбе с семейно-бытовым насилием. Притом, что юристы, изучавшие законодательство США в сфере семейных отношений, конкретно «домашнего насилия», указывают, что законодательство это является одним из самых суровых в мире. Карается все — вплоть до косого взгляда и грубого слова. И это не страшилки, а реальные случаи из юридической практики.

Хотелось бы понять, отдаёт ли себе отчёт Пушкина в том, что она навязывает нам те самые законы, которые не хотела соблюдать сама? Даже хуже, ибо за прошедшие 20 лет с момента её возвращения в РФ «семейно-бытовые» законы в США стали более жёсткими. Или она потому их и навязывает, что хочет замарать в применении насилия всех остальных? Этакое «держи вора!» и — никаких подозрений в адрес зампредседателя думского комитета по семье?

Если предположить, что Пушкина продолжает считать применявшиеся ею меры воспитания отпрыска корректными и не подпадающими под понятие домашнего насилия (во что мы, признаемся, не верим), то хотелось бы понять критерии, на основании которых будет проведена граница, отделяющая воспитание от насилия. Особенно в случае так называемого «психологического» насилия, которое вводится законопроектом, соавтором которого она является, так как эта граница и есть камень преткновения в споре между сторонниками и противниками скандального законопроекта. Ещё раз оговорим, что мы, хоть и являемся противниками закона о СБН, считаем не только кнут, но и суп с фрикадельками на голову большим перебором в деле воспитания. Однако сейчас интересно не наше мнение, а «Оксаны в белых одеждах».

Что характерно, сама Пушкина в качестве примеров, призванных убедить российское общество в необходимости принятия законопроекта о домашнем насилии, всегда приводит случаи, явно подпадающие под действие Уголовного кодекса РФ. То есть те случаи, которые давно уже учтены законом, такие, где имело место физическое насилие в его очевидных формах. В большинстве таких случаев, когда налицо пострадавшая сторона, а наказания не было, или оно наступило слишком поздно, проблемой является вовсе не отсутствие законов, а их невыполнение правоохранительными органами либо невозможность предотвратить преступление по объективным причинам. Но если Уголовный кодекс сам по себе, вне деятельности правоохранителей, не может предотвратить ни одно конкретное преступление, то как их может предотвратить настойчиво пропагандируемый Пушкиной охранный ордер? Авторы законопроекта о домашнем насилии это очевидное обстоятельство упорнейшим образом игнорируют.

И все же если предположить, что Пушкина по каким-то причинам «превратилась из Савла в Павла» по пути в здание на Охотном Ряду и осознала, что домашнее насилие неприемлемо ни в каком виде — физическом, экономическом, психологическом и т.д., — то она должна как минимум всенародно покаяться за то, что избивала сына и выливала ему суп на голову. После чего покинуть свой интересный пост в Думе. Потому что государственный человек не имеет морального права насаждать те законы, которые сам нарушал, да ещё избегнув наказания за содеянное.

Оксана Пушкина
Петр Данилов © ИА Красная Весна
 

Или же действует принцип «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку»? Но тогда выходит, избранный народом депутат ГД РФ считает свой электорат — быками, сиречь быдлом? И тогда не пора ли народу, который избирал О. В. Пушкину и был обманут относительно её прошлого и личных качеств, скажем так, подумать о её будущем?

Потому что если эту даму не остановить сейчас, то ведь она пойдёт ещё дальше. Дама нервная, в каких-то ситуациях у неё, что называется, «срывает резьбу». Мы видим, как сейчас, на наших глазах ею в государственном масштабе повторяется, в каком-то смысле, история с избиением сына. Только теперь вместо маленького мальчика, который не может ответить, депутат Пушкина лупцует весь совокупный народ России, не желающий слушать эту доминантную особь и принимать «чудесные американские законы».

Максим Карев

Источник: regnum.ru