О семейно-бытовом насилии


Поражает усердие наших силовиков в выявлении «домашних насильников», которое «по случайному совпадению» идёт в унисон с недавними заявлениями представительниц фемоНКО и депутаток-лоббисток закона о насилии над семьей. Ещё 31 марта председатель Правительственной комиссии по профилактике правонарушений, министр МВД Владимир Колокольцев подписал распоряжение, согласно которому полицейские должны возбуждать дела о побоях в семьях по собственному усмотрению, без заявления потерпевшего. Кроме того, документ подразумевает всестороннюю поддержку антисемейных НКО, телефонов доверия для доносителей и феминистских «кризисных центров». Полиция и феминистки-ювенальщики – очень опасный союз, тем более что для его учреждения нет никаких объективных причин.

Итак, Правительственная комиссия во главе с Колокольцевым постановила:

«Обеспечить при наличии достаточных оснований реализацию предоставленных частью четвертой статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации полномочий по возбуждению при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя уголовного дела о преступлении, предусмотренном статьей 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Организовать работу по информированию граждан о деятельности кризисных центров помощи женщинам на уровне участковых пунктов полиции, дежурных частей, подразделений по делам несовершеннолетних путем размещения информации с контактными «телефонами доверия» по вопросу домашнего насилия и кризисных центров помощи женщинам, осуществляющих свою деятельность в регионе. 

О проведённой работе по подпунктам доложить в срок до 1 мая 2020 года». 

По сути, здесь речь идёт о закреплении правонарушений в семье в форме публичного обвинения. Кроме того, участковые пункты полиции фактически превращаются в филиалы кризисных центров и прочих феминистских правозащитных организаций. Участковых обязали пиарить среди населения деятельность этих сомнительных структур, всевозможные «горячие линии» и «телефоны доверия», по анонимным звонкам на которые полиция потом и будет третировать семьи – опять же, без всяких заявлений от пострадавших. Это ни что иное, как механизм реализации на практике не принятого из-за сопротивления семейных организаций законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который продолжают активно продвигать постоянные героини наших публикаций. 

Но и это ещё не все, Колокольцев решил круто поддержать все прозападные феминистские некоммерческие структуры и просит сделать то же самое официальные ресурсы силовых ведомств в субъектах РФ: 

«Проработать вопрос об учёте в рамках государственных программ субъектов РФ соответствующих мероприятий, в том числе по поддержке некоммерческих организаций, реализующих социально значимые проекты в сфере профилактики семейно-бытового насилия. 

Реализовать дополнительные меры для повышения эффективности контроля за качеством оказываемых услуг негосударственными организациями, реализующими социально значимые проекты в сфере профилактики семейно-бытового насилия. 

Разместить на официальных сайтах субъектов РФ актуализированную информацию о контактных «телефонах доверия» по вопросу семейно-бытового насилия и кризисных центров помощи женщинам, осуществляющих свою деятельность в регионе». 

О том, как именно полиция и региональные власти будет поддерживать нкошников – не уточняется. Что это за соответствующие мероприятия по поддержке НКО? Речь идёт о финансовой поддержке, а может, ещё и о силовой? Совместные рейды феминисток и полицейских по многодетным семьям в период самоизоляции… как вам такое? Из указанных выше распоряжений Колокольцева все это вполне себе следует. С таким рвением и никакой закон о ПСБН принимать не надо – все пожелания Пушкиной, Ривиной и Поповой сотоварищи будут реализованы.

Между тем, 30 апреля МВД сообщило официальную статистику, прямо противоречащую алармистским заявлениям Пушкиной и фемоНКО:

«Опубликованные в некоторых СМИ и интернет-ресурсах версии о возможном росте уличной преступности, вызванном социально-экономическими последствиями распространения коронавирусной инфекции, не нашли объективного подтверждения. Количество преступлений, совершенных на улицах, площадях, в парках и скверах сократилось. Преступлений в семейно-бытовой сфере зарегистрировано на 13% меньше, чем год назад, в том числе тяжких и особо тяжких деяний данной категории сократилось на 16,4%». 

Как видно, самоизоляция благоприятно сказывается на укреплении семейного очага, у близких и родственников растёт взаимопомощь, пусть порой и вынужденная. В таких условиях тезис бессемейницы Пушкиной: «Дом – самое страшное место на земле» не выдерживает никакой критики и рушится сам по себе. Осталось только убрать чрезмерное радение не по уму в этом вопросе со стороны правительственных ведомств – и тогда за благополучие российских семей точно не надо будет переживать.

Источник: katyusha.org