Новые свидетельства детей о беззакониях в Оренбурге


Прошла ровно неделя, как я в своей статье опубликовал два видео ролика, на которых несовершеннолетние дети протоиерея Николая Стремского из стен Оренбургского интерната рассказывают о колоссальном давлении следователей на них, отказываются от всех обвинений против своего отца, говорят о том, что не знали, что подписывали и требуют адвокатов для своей защиты от незаконных действий следователей и службы опеки.

Приведу здесь эти ролики еще раз:

Эти ролики мгновенно облетели социальные сети и страницы региональных и федеральных СМИ, вызвав у читателей бурю возмущения. В сотнях комментариев граждане недоумевают, как такое возможно в России, правовом государстве, и куда смотрят наши надзирающие над соблюдением законов органы. Прошла неделя, но никакой реакции государственных органов так и не последовало, что я и предполагал.

Как я писал в статье «Либерально-религиозный джихад против Саракташского чуда», организаторами «обязательно будут решаться задачи по дискредитации, отвлечению, запутыванию и дезориентации тех, кто пытается докопаться до скрываемой правды. А каждый, кто усомнится в «официальной» информации и попытается докопаться до истины, получит целый букет готовых, заблаговременно разработанных, разнообразных соблазнительных «правд» на любой вкус и в придачу ярлык безумца. Также будет скрываться и сам факт замалчивания. То есть, распространению замалчиваемой информации препятствовать не будут, но с помощью манипулятивных приемов ее заранее дискредитируют и создадут репутацию недостоверной».

Так и произошло. Целый ряд СМИ, в основном либеральной ориентации, стали очень аккуратно высказывать некие предположения, ставящие подлинность этих роликов под сомнение. Оказывается и дети «предполагаемые», лишь на том основании, что их лица на видео размыты, и Следственный комитет не подтверждает подлинность видеороликов, мол, посмотрели и забудьте. Нет, не забудем!

В отличие от нечистоплотных сотрудников органов опеки и следствия, я уважаю законы России, которые прямо запрещают показывать лица несовершеннолетних детей. Поэтому лица детей размыты, так будет и дальше. За эту неделю со мной не связывалось ни одного представителя Следственного комитета или Прокуратуры с целью изъятия оригиналов роликов для экспертизы. Я готов предоставить все исходники в полном объеме, но они почему-то оказались не нужны. Следствию удобнее «не подтвердить» подлинность видео и идентификации детей на них, чем признать очевидные и неопровержимые факты.

Вы спросите, почему? Да потому что в случае официального признания видеороликов подлинными, очень многие следователи и работники службы опеки Оренбурга рискуют поехать на много лет в соответствующие заведения нашей пенитенциарной системы, а они этого не хотят. Но у меня для них есть еще один сюрприз. В очень многих СМИ отмечалось, что один из роликов, на котором девочка С. рассказывает об обещаниях следователей, внезапно прерывается. Да, это так. Но сейчас я хочу опубликовать полную версию этого видеоролика:

Девочка рассказывает, что когда дети одумались и стали отказываться от подписания бумаг, следователи стали их шантажировать, пугать и угрожать. Обещали отправить в «психушку» и детские дома. Фактически девочку довели до попытки суицида. Девочка в конце прямо просит помощи: «Я не знаю, что делать. Помогите!»

А вот скриншоты с переписки детей:

Умственно отсталых детей следователи и сотрудники опеки перекидывают как мандарины из коррекционных интернатов в обычные и обратно, полностью пренебрегая их медицинскими диагнозами, изменяя их по своему усмотрению. И, что самое страшное, прокуратуру и другие органы абсолютно не интересует это вопиющее беззаконие. Все делают вид, что ничего не происходит. А ведь если случится страшное, и кто-то из детей совершит попытку суицида с летальным исходом, то все эти чиновники дружно будут перекидывать ответственность друг на друга, с ведомства на ведомство, но будет уже поздно. Так и хочется спросить, в вас осталось хоть что-то человеческое? Вы разрушили огромную семью, лишили детей отца и матери, вырвали из семьи детей, которые жили счастливо, для чего? Чтобы довести этих детей до самоубийства? Чтобы таким образом решить свои материальные, карьерные или иные потребности? Неужели вы и ваши дети станут от этого счастливее?

***

Очень много вопросов в связи с этим чудовищным беззаконием возникает к Генпрокуратуре. Недавно президент Путин назначил нового Генерального прокурора, Игоря Краснова, человека с очень суровой внешностью, прямо говорящей, что преступникам не будет никакого спуска. Игорь Викторович, вот вам прекрасный повод проявить свою суровую принципиальность, ведь что может быть важнее для россиян, чем их дети? Почему до сих пор не создана специальная комиссия по расследованию этих фактов. Почему не создана медицинская комиссия по установлению факта попытки суицида, ведь на руках и плече девочки должны быть совсем свежие шрамы, и экспертиза может это легко установить? Почему игнорируются видео обращения детей и не изымаются исходные видео материалы для проведения экспертизы подлинности? Это – ваша прямая обязанность и работа. Времени для раскачки на новой должности общество вам не даст, особенно если это касается детей.

А чем занимается Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Анна Кузнецова? Она тоже делает вид, что ничего не происходит и все в порядке. Давайте заглянем на ее сайт и посмотрим ее приоритеты. Анна Кузнецова обсуждает вопросы взаимодействия с генконсулом Узбекистана, посещает с визитом Сирию, встречается там с супругой Асада, вывозит в Россию из Сирии 26 детей, у которых родители – бывшие террористы, приветствует детей на кубке единоборств. Анна Юрьевна, а вы вообще в курсе, что в России есть и российские дети, и что с ними творятся ужасные вещи? Что на них тоже, хоть изредка надо обращать внимание. Что в России есть самая большая семья из более чем 70 усыновленных детей, и там сейчас беда, большая беда. Ответ от Уполномоченного на обращения выдержан в «лучших» традициях бюрократии:

«Из Вашего обращения следует, что Вами направлено аналогичное обращение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, на которую возложены полномочия по осуществлению надзора за соблюдением законности при производстве предварительного расследования. С учетом изложенного оснований для вмешательства Уполномоченного в настоящее время не имеется».

Вот так, пусть хоть убивают детей, оснований для вмешательства нет. Когда Уполномоченным по правам ребенка при Президенте был Павел Астахов, он постоянно интересовался судьбой самой большой семьи России, неоднократно приезжал в Саракташ, помогал и держал на контроле ситуацию. А сейчас этот пост заняла жена православного священника и многодетная мать, и про самую большую православную семью забыли. Если бы любой ребенок говорил такие вещи против своих родителей и просил о помощи, и Уполномоченный, и огромное количество организаций уже были бы на месте и требовали изъять детей из семьи и оградить их. А когда подобное творят органы опеки и следствие – тишина и нет никого. Сейчас у нас детский омбудсмен есть, а вот защиты детей – нет. И зачем тогда стране такой омбудсмен? Может Президенту нужно вернуть Павла Астахова?

Я также не вижу очереди в Оренбурге из многочисленных общественных правозащитных организаций, которые наперебой требуют допуска к детям и обещают защитить их права. Конечно, защита православных детей – это вам не права на проведение гей-парадов, демонстраций различных фриков и истеричных свободолюбов. Ради наших детей никто не покинет теплые столичные кабинеты, залы для пресс-конференций и студии телевизионных компаний. Тут не пропиаришься, да и денег за это никто не платит. Где вы все – ярые и принципиальные «правозащитники»?

***

Когда я смотрю и читаю имеющиеся у меня материалы о тех ужасах, которые творятся с детьми в Оренбурге, меня постоянно не покидает ощущение, что нечто подобно я уже где-то видел. Мне вспоминается эпизод из советского фильма «Щит и меч», я предлагаю вам его еще раз его пересмотреть.

Надеюсь, что кто-то из чиновников узнает себя в этом ролике, и возможно хоть у кого-то проснется чувство совести. Ведь им, наверное, будет не очень приятно, когда вслед ему или ей в Оренбурге или Нижнем Новгороде простые люди и дети будут говорить: «А вон поехала на своей иномарке в свой концлагерь «Оксанка – Ильза Кох»», или «вон едет на очередной допрос на своем внедорожнике «Женька – гестапо»». Вы каждый вечер возвращаетесь с работы к себе домой, в свою семью, к своим детям и возможно внукам. Как после всего этого вы можете смотреть им в глаза? Или вы считаете, что уж вашей семьи это не коснется? Ошибаетесь, обязательно коснется, ведь вы сами своими руками делаете все для этого. Конечно, эти призывы очень эмоциональны, и достучаться до совести чиновников, скорее всего, невозможно. Но достучаться до их здравого смыла - можно. Может хоть чувство собственного самосохранения им подскажет, что рано или поздно за все придется отвечать перед законом и перед российским народом.

Александр Никишин

Источник: zavtra.ru