О.Фофанов (Пермский завод "Машиностроитель"): Основные ниши прикладного ПО у нас давно закрыты российским софтом"



Директор по ИТ "Пермский завод "Машиностроитель" Олег Фофанов в интервью рассказал о том, от каких западных решений отказывается его завод и какие он видит проблемы в области импортозамещения. 

- Олег Геннадьевич, насколько актуальным для вас сейчас является вопрос импортозамещения в области ИТ и по каким областям ИТ, по вашему мнению, необходимо в первую очередь решить этот вопрос? 

- Эту проблему мы решили для себя еще 10-12 лет назад, когда руководство предприятия приняло концептуальное решение, чтобы ориентироваться на российских разработчиков по всем направлениям ИТ-решений. 

Сейчас у нас работает комплекс систем "Аскон": CAD, PLM-система и система справочной информации. Также мы используем CAM-систему российской компании Adem, инженерные продукты "Тесис". Основная система управления производства у нас российской разработки - КСТ-М-3. Кроме того, мы предполагаем использовать ПО "1С", хотя и ограниченно: только для формирования бухгалтерской, налоговой и корпоративной отчетности. Таким образом, основные ниши прикладного ПО у нас давно закрыты российским софтом. 

Однако здесь я вижу один негативный момент. Сейчас активно говорят о том, что надо помогать предприятиям уходить от импортных продуктов: помогать финансово, субсидировать закупки отечественного ПО, в том числе - малыми предприятиями, говорится о различных схемах дотаций. И получается, что те, кто ранее покупал импортное, получили некие преференции: первый раз, когда получали от государства средства на импортное, и второй раз – когда получают средства на их замещение. Те же, кто всегда покупал российское, не получают ничего. 

- Решение максимально использовать отечественное ПО тогда было связано с вопросами информационной безопасности? 

- Конечно. Уже тогда, как предприятие ОПК, мы взвесили все риски зависимости от западного ПО и поняли, что отдавать ключевые технологии в руки западным компаниям недопустимо, потому что это основа развития всего предприятия в будущем. В любой момент производитель может заявить, что "все, ваше время истекло", включить механизм блокировки, и системы перестанут работать. Пермский завод "Машиностроитель" еще до нынешних санкций попадал в санкционные списки Запада - перечень Госдепа США, поэтому для нас данный вопрос всегда стоял особенно остро. 

Также мы обнаруживали несоответствие результатов расчетов, проведенных на зарубежных системах, результатам дальнейших натурных экспериментов по нашей продукции. Это касается, например, расчетов прочности композиционных материалов. Мы думаем, что результаты расчетов в системах были искусственно искажены. Тот же самый расчет мы проводили для проверки в аналогичном решении, проданном западному предприятию, и в том случае результаты совпадали. И как это расценивать? 

- Насколько вам хватает функциональности российских решений для решения своих задач? 

- Его более чем достаточно. Наше предприятие не занимается массовой разработкой каких-то новых сложных изделий. Хотя наши изделия очень сложны технологически, они включают небольшое число деталей и сборочных единиц - не более 1000. Мы ведем разработки для технологов: приспособления, стенды, оснастка. Комплекса "Аскон" нам хватает. Разработку в основном ведут наши партнеры - различные ОКБ и НИИ. Мы же только начали двигаться в направлении собственных разработок. Хотя уже есть определенные успехи. Несколько наших разработок востребованы заказчиками. 

Некоторые говорят, что при их сложной разработке им не хватает функционала отечественных решений, но мое сугубо личное мнение – это все понты. Модно говорить, что не хватает, а на самом деле просто не используется весь функционал, который заложен в решении. 

- То есть, в части прикладного софта зарубежные продукты ваше предприятие совсем не использует? 

- Есть области, где мы используем зарубежные программы. У нас есть контрагенты и заказчики, использующие иностранное, и чтобы быть в этом бизнесе, мы должны этому стандарту соответствовать. Поэтому для данных задач мы используем тот же софт, что использует заказчик. 

- До сих пор мы говорили только о прикладном софте. А какова на вашем предприятии ситуация с системным ПО и аппаратными решениями? 

- Здесь у нас пока нет планов по импортозамещению, и объясню почему. Мы проводили ряд экспериментов, например, с сетевым оборудованием российского производства и они оказались очень печальными. Нам пришлось раз в неделю перезагружать оборудование. На мой взгляд, качественного российского оборудования уровня ядра сети пока нет на рынке. 

Также мы экспериментировали с "железом" на базе процессоров "Эльбрус", и я могу сказать, что это не то оборудование, которое может использовать предприятие для безукоризненного выполнения гособоронзаказа. Нам не удалось на него настроить свои базы данных, например. Мы пытались развернуть на сервере "Эльбрус" комплекс "Аскон", но ни у нас, ни у "Аскон" не хватило квалификации для этого. Здесь нужен целый НИР, а тратить массу усилий и средств на это у нас нет возможности, наше предприятие должно заниматься своей деятельностью. И я не говорю уже о том, что "Эльбрус" пока очень дорогой. 

Существуют хорошее надежное сетевое и вычислительное оборудование отечественной разработки, которое поставляется для военных, но выпускается оно небольшими партиями, именно для них, и стоит как космический корабль средних размеров. Понятно, что для нас оно недоступно. Надеюсь, что когда-нибудь такое оборудование будет выпускаться более массово. 

Что же касается ОС, сейчас очень модно внедрять различные ОС на базе Linux и в части серверов, и в части рабочих станций. У нас работает довольно много серверных приложений на Linux, а вот на рабочих станциях он не прижился: как показала наша практика, при его использовании ты больше борешься с системой, чем работаешь. Linux не дружелюбен к пользователю, что бы ни говорили. Мы, в частности, пытались использовать Ubuntu, и в нем слишком много времени тратится на то, что в Windows делается одной кнопкой. Помимо этого, тиражное прикладное ПО, которое у нас используется, может работать только под Windows. 

- Мы не упомянули про СУБД. Используете ли вы российское ПО в этой части? 

- Используем свободное ПО. На нашем предприятии используется СУБД PostgreSQL и MySQL. На ней работает наш портал, почта и т.п. Я очень надеюсь на развитие отечественных технологий. Мне кажется, что со временем разработчик СУБД "Линтер" выйдет в лидеры. Эту СУБД мы тоже планируем использовать. Ее разработчики подписали контракт о сотрудничестве с разработчиком системы управления производством, которую мы используем, и последняя будет поддерживать СУБД "Линтер". Обещают, что это произойдет уже в этом году. 

- Некоторые компании на фоне санкций в качестве подстраховки заключают соглашения о поставках "железа" с азиатскими вендорами. Например, "Сбербанк" - с Huawei. Что вы думаете об этом? 

- В этом плане мы следуем тренду. Последний контракт на поставку сетевого оборудования у нас выиграл азиатский поставщик. Название его я привести не могу. Около двух месяцев назад была поставка. 

До этого ядро сети у нас было представлено американскими решениями. Оно отработало порядка 12 лет, и пришло время его менять на новое. Причем сначала мы спроектировали новое ядро сети на решениях другого американского поставщика, но грянули санкции, и мы приняли решение перейти на азиатские продукты. Если все пойдет по нашему плану, то в течение трех лет вся наша сетевая инфраструктура будет построена на решениях азиатского поставщика. 

Конечно, вместе с тем, у нас есть уверенность, что любой иностранный поставщик – хоть американский, хоть азиатский – встраивает "закладки" в свою технику. И по поводу нашего нового азиатского поставщика такая информация тоже имеется. Не стоит строить иллюзий, что одно безопаснее другого. Мы понимаем: уходя от американского поставщика в азиатскому мы не решаем полностью проблему безопасности. 

- Какие тенденции по импортозамещению в ИТ вы могли бы выделить в своей отрасли? Вы же наблюдаете за опытом других предприятий в вашей сфере. 

- Общее движение – руководство предприятий стало больше замечать, что существуют и российские достойные продукты, что здесь не совсем все плохо. Ряд предприятий столкнулись с санкциями, оценили свои риски и пытаются развернуться в сторону российского ПО, в основном прикладного, по понятным причинам. И многие сейчас пробуют новые решения, но все еще не подходят к замещению как к стратегии. Все еще есть иллюзия, что санкции – это не всерьез и ненадолго, что скоро они закончатся и снова наступит счастье. 

Мое мнение: в ближайший год-два не стоит ждать активных продаж российского ПО на предприятия ОПК. Предприятия замерли в ожидании, что будет дальше и что будут их делать коллеги по отрасли. Процесс замены импортных решений вряд ли будет быстрым, думаю, это займет 5-7 лет.

Источник: aftershock.su



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.