«Беркут», «Ястреб», «Орлан»



Самый известный скафандр — тот, в котором Юрий Гагарин совершил первое путешествие вокруг Земли, сегодня хранится в подмосковном поселке Томилино. Здесь, на НПП «Звезда» имени Г.И. Северина, производится практически вся экипировка для наших покорителей звезд. Побывав на знаменитом предприятии, корреспондент «Культуры» выяснил, в каком облачении станут отправляться в космос в ближайшем будущем.

Оранжевый комбинезон и шлем с надписью «СССР» — один из главных символов эры покорения космоса. Первопроходцы, отправленные на орбиту, облачались в скафандры серии «СК».

— У такого снаряжения был целый ряд особенностей, — рассказывает генеральный директор и главный конструктор НПП «Звезда» Сергей Поздняков. — Это обусловлено тем, что тогда корабли не имели системы мягкой посадки, поэтому вся первая шестерка, включая Валентину Терешкову, катапультировалась из капсулы спускаемого аппарата и приземлялась с помощью парашюта, для которого в скафандр была встроена специальная система. Дополнительные устройства помогали не утонуть и не замерзнуть, попав в холодную воду. «СК» также включал в себя мощный шлем, который должен был защитить голову от ударов при выходе из кабины, парашютировании, приземлении.

«СК» знаменит и тем, что с него начинается целое поколение спасательных скафандров. Его главная функция состояла в сохранении жизни человека в случае разгерметизации кабины. Современные же костюмы делятся на две группы: спасательные и предназначенные для работы в открытом космосе («Орланы» и «Соколы»). Раньше использовалось универсальное снаряжение.

— Типичный пример — «Беркуты», в которых Алексей Леонов и Павел Беляев взлетали и приземлялись, — поясняет Поздняков. — Большую часть времени скафандры выполняли функцию спасательных, но после присоединения ранцев системы жизнеобеспечения в них выходили в открытый космос. Там были усилены теплоизоляция и перчатки, установлены дополнительные светофильтры. «Одежду» такого же типа использовали американцы, работавшие по программе «Аполлон».

«Беркут» Алексея Леонова украшает коллекцию музея «Звезды». На соседней витрине следующее поколение «пернатого семейства» — это «Ястреб», универсальный скафандр, в котором отрабатывалась методика перехода по внешней поверхности из одного аппарата в другой. В открытом космосе его выполнили Евгений Хрунов и Алексей Елисеев: в январе 1969 года, облачившись в «Ястребы», они перешли через открытый космос из корабля «Союз-5» в пристыкованный к нему «Союз-4». Так проходила подготовка к полету на Луну.

А для прогулок по поверхности спутника был создан «Кречет» — родоначальник серии скафандров для работы за пределами корабля. Он стал прототипом «Орлана», в котором сегодня работает большая часть коллектива МКС. Главное отличие «Кречетов» и «Орланов» — их полужесткая конструкция. Основой является металлическая кираса, защищающая туловище. Входят в космический доспех через люк на спине, в нем же находится система жизнеобеспечения. Это, кстати, еще одно важное новшество: раньше она размещалась в съемных ранцах. Кроме того, современные костюмы легко подгоняются по росту космонавта прямо на станции, в то время как «Ястребы» с «Беркутами» изготавливались по индивидуальным размерам. Первый выход в открытый космос в скафандре серии «Орлан» в декабре 1977 года совершили Георгий Гречко и Юрий Романенко. Потом на «Звезде» было создано несколько поколений снаряжения этой серии, исправно служивших космонавтам на орбитальных станциях «Салют-6», «Салют-7» и «Мир». А в «Орлане-Э» работали участники проекта «Марс-500» по имитации пилотируемого полета на Красную планету.

Перчатки российского скафандра для работы в открытом космосе "Орлан МК"
 

— Сегодня на Международной космической станции используется снаряжение шестого поколения — «Орлан-МКС», правда, аббревиатура расшифровывается как «модернизированный, компьютеризированный, синтетический», — рассказывает руководитель «Звезды». — Его принципиальное отличие от предшественника — автоматическая система терморегулирования и более долговечный и надежный материал для герметичных оболочек костюма. Благодаря замене резиновой оболочки на полиуретановую инженерам удалось увеличить срок использования скафандров с четырех до пяти лет, а количество выходов в открытый космос — с 15 до 20.

Сейчас на орбитальной станции только один «Орлан» последней серии. В августе 2017 года на внешнюю поверхность МКС в нем выходил Федор Юрчихин, а минувшей зимой — Александр Мисуркин.

— Первые выходы доказали их надежность, но при этом выявили и недостаток, а именно излишнюю жесткость оболочки, из-за которой при регулировке рукавов на них появлялись складки, осложняющие движение, — пояснил главный конструктор. — «Орлан-МКС», который отправится на станцию этим летом, будет таким же, как и первый, а дальше решим: либо усовершенствованные оболочки будут использоваться и дальше, либо просто поменяем рукава.

Кстати, в случае возобновления отечественной лунной программы, скорее всего, на спутник Земли отправится модифицированный «Орлан». По словам Сергея Позднякова, система жизнеобеспечения этого снаряжения позволяет работать и на Луне.

— Нужна только большая подвижность ног, чтобы можно было свободно перемещаться, ведь в открытом космосе в работе используют в основном руки, — поясняет он. — Также нужно продумать защиту от лунной пыли: астронавты заносили ее на корабль в больших количествах, что создавало неудобства.

Помимо России, производством скафандров занимаются США и Китай, причем сравнивать отечественные с зарубежными довольно сложно — слишком уж они похожи.

— В рамках сотрудничества Роскосмоса с китайским агентством мы участвовали в подготовке выхода первого тайконавта в космос в 2008 году, — вспоминает Поздняков. — «Звезда» предоставила их стороне «Орланы», оговорив при этом, что скафандры не будут копироваться. Но перед запуском вдруг выяснилось, что в космос отправится еще и «Фэйтянь» — костюм, который внешне почти неотличим от нашей разработки, но на его «начинку» нам посмотреть не дали. Поскольку по контракту мы поставили три скафандра, я не исключаю, что свой они сделали из одного «Орлана».

В пользу этого говорит и то, что с 2008 года китайцы ни разу не выходили в открытый космос. Доставка скафандров на Землю — дорогое и хлопотное занятие, а их разработка и подавно, то есть этот десятилетний перерыв, возможно, объясняется тем, что старые костюмы кончились, а новые сделать не получилось. К слову, китайское спасательное снаряжение тоже подозрительно похоже на российский «Сокол».

Скафандр для работы в открытом космосе «Орлан МК»
 

— Сегодня принципиальных отличий американских скафандров от наших не так много. И у них, и у нас для работы в открытом космосе используются костюмы полужесткого типа, — добавляет Поздняков. — Снаряжение производства США состоит из двух частей: основа верхней — кираса с жестко закрепленным на ней ранцем системы жизнеобеспечения, нижняя — своего рода штаны. Скафандр надевается по жесткому поясному разъему, без помощи партнера это сделать невозможно. По публикациям, которые есть в открытом доступе, мы видим, что американцы в своих разработках копируют нашу схему. Спасательная экипировка используется наша, «Сокол-КВ2», поскольку сегодня всех — и американцев, и европейцев, и японцев выводят на орбиту «Союзы». Этим, кстати, объясняется то, что Европа не разрабатывает свое снаряжение: его негде применять.

— На рубеже столетий у нас был совместный проект, в рамках которого они планировали сделать свой скафандр для выхода в открытый космос, — вспоминает руководитель НПП. — Они хотели создать корабль и экипировку с нашей помощью. Но дальше технического проекта дело не пошло.

Кстати, именно на основе «Сокола» будут разработаны спасательные костюмы для «Федерации» — многоразового пилотируемого корабля, который должен прийти на смену «Союзам» и автоматическим грузовым «Прогрессам».

— Скафандры должны быть многоразовыми и универсальными, — поясняет конструктор. — «Соколы» сейчас изготавливаются индивидуально для каждого космонавта. Кресла «Казбек», которые используются на «Союзе», ввиду маленького объема корабля, очень тесные, поэтому для каждого члена экипажа отливается отдельный ложемент. Мы также разрабатываем новые кресла для «Федерации». Идеология, которую мы продвигаем, — это создание скафандров типовой размерности. Как с обычной одеждой, так и здесь, но с сохранением функции регулировки. Это то, что касается универсальности, а многоразовость предполагает еще и возможность дезинфекции. В идеале должно быть так: висит набор костюмов, подходит космонавт, выбирает свой размер, при необходимости подгоняет под себя.

Фото на анонсе: Евгений Одиноков/РИА Новости

Автор: Августин СЕВЕРИН

Источник: portal-kultura.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии

  1. Пётр Веклич 15 апреля 2018, 08:46 # 0
    В музее НАСА в г.Хьюстон, Техас, США, выставлены в единственном экземпляре перчатки, в которых американские космонавты выходят в открытый космос. Подпись под ними гласит — «изделие Сокол».