Молитва за здоровье, как пункт мирового соглашения



В мировом соглашении, удостоверенном Арбитражным судом Нижегородской области, ответчик обязался молиться за здоровье истца в благодарность за прощение более чем половины суммы долга, который являлся предметом спора.

Впервые в новейшей истории российской юриспруденции в мировое соглашение, заключенное в рамках арбитражного процесса, было включено условие о вознесении молитв за здравие оппонента. Такое мировое соглашение, удостоверил Арбитражный суд Нижегородской области. Оно было заключено между коммерческой организацией и Нижегородской Епархией Русской Православной Церкви в споре о взыскании с духовной организации долга по договору подряда,

Нижегородская Епархия РПЦ заказала у коммерческой организации разработку проектной документации для установки блочно-модульной котельной в одном из своих зданий. Компания выполнила свои договорные обязательства, однако отделение РПЦ оплатило выполненную работу только наполовину, перечислив за проект вместо 916 тысяч рублей 458 тысяч. Проектная организация обратилась в суд с иском о взыскании остатка суммы и процентов, набежавших за ее использование. Однако, до начала рассмотрения дела по существу, сторонам удалось договориться, и они заключили мировое соглашение. По его условиям, Нижегородская Епархия РПЦ обязалась выплатить истцу 200 тысяч рублей и:

возносить молитвы о здравии раба Божиего Арсеньева Ивана Михайловича и раба Божиего Лепустина Сергея Александровича, их семей и благополучии во всех их благих делах и начинаниях.

Взамен коммерческая организация пообещала отказаться от всех своих материально-правовых требований к ответчику, составляющих предмет искового заявления. То есть, за молитвы о здравии учредителей проектная компания отказалась от 258 тысяч рублей долга и 65 тысяч рублей процентов, пени и пошлины за обращение в суд суммарно. И это не может не вызвать уважения к духовным ценностям ее руководителей.

Однако у юристов возникают закономерные вопросы:

Брызгалин Аркадий Викторович

Учредитель и генеральный директор Группы компаний «Налоги и финансовое право»

Возникают следующие вопросы:

1) необходимо ли было вообще это положение "об обещании" вносить в текст судебного акта, и имеет ли это положение именно что юридическое значение?

2) можно ли рассматривать "обещание возносить молитвы" как обязательство совершить определенные действия, и квалифицировать это условие как "обязательство одной стороны перед другой" (п.2 ст.140 АПК РФ)?

3) как можно проконтролировать исполнение этого условия мирового соглашения (тем более, что срок там не указан)?

4) как быть с принудительным исполнением этой обязанности по п.2 ст. 142 АПК РФ? Что писать в исполнительном листе?

5) возможно ли в данном случае применение астрента?

Любопытно, что сама суть заключения мирового соглашения во время судебного процесса, в силу статьи 138 АПК РФ, статьи 140 АПК РФ и статьи 142 АПК РФ, предполагает, что стороны принимают на себя определенные обязательства, которые удостоверяет своим постановлением суд. На суд также возлагается обязанность проконтролировать и обеспечить исполнение данных обязательств. Что в случае с обязательством молиться за здравие учредителей истца попросту невозможно.

Кроме того, не следует забывать и о том, что:

Определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение месяца с момента его принятия.

А так как вознесение молитв оказалось существенным условием судебного акта, то и приступить к ним представители Нижегородской Епархии РПЦ должны были незамедлительно, то есть сразу же после оглашения постановления судом. Которое, кстати, никто не оспорил.

Источник: m.ppt.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.