Духовность в Московском государстве



Сегодня чиновники да попы заявляют о том, что православие – духовная скрепа, что данный культ отличился тем, что, мол, всю историю был «веротерпим», народ принял эту религию мирно, за совесть, а не за страх.

В частности, патриарх Кирилл заявил в ходе рождественского интервью на телеканале "Россия" (в 2014 году), что православие всегда обладало "широкой веротерпимостью", а также с уважением относилось "к обычаям иноверных людей".

Патриарх пытается сказать, что якобы «Не в силе бог, а в правде». Подобная трактовка истории в действительности выгодна РПЦ. Это помогает представить, что якобы РПЦ – выбор народа, что церковь это не просто некий надзорный орган на службе государства, а нечто большее.

В данном случае хотелось бы обратить внимание именно на историю веротерпимости по отношению к инакомыслящим в Московском государстве. Ведь нужно найти эту самую «веротерпимость» православную, которую патриарх каким-то чудесным образом где-то приметил.

Сразу же стоит отметить, что никакой веротерпимости не было в синодальный период. В законах Российской империи были отдельные пункты, связанные с православием.

Несколько примеров:

Статья 183. Непубличное богохульство — ссылка в Сибирь и телесные наказания.

Статья 186. Богохульство, поношение, порицание, критика Христианства без умысла — заключение в смирительном доме до 2 лет, заключение в тюрьме до 2 лет.

Статья 187. Печатная и письменная критика Христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 188. Насмешки над Христианством, умышленно — заключение года, неумышленно — до 3 месяцев.

Статья 189. Изготовление, распространение предметов веры в непристойной форме — по умыслу — наказание согласно ст. 183; без умысла — заключение до 6 месяцев или арест до 3 недель.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в Православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 195. Совращение из Православия в иное вероисповедание — ссылка, телесные наказания, исправительные работы до 2 лет. При насильственном принуждении — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 196. Вероотступничество — запрет на контакты с детьми, до возвращение в веру.

Все это - дикость. Но возможно, патриарх Кирилл, как и многие славянофилы, националисты и проч. считает, что все-таки Петр был плохим человеком и извратил все учение? Ведь он еще был главою церкви, не стало больше патриархов!

На самом деле подобная точка зрения характерна для многих последователей православного культа, так что удивляться тут нечему. Итак, поскольку Петр все извратил, то следует обратиться к истории «славного периода», когда был патриарх и когда церковь могла кротко проповедовать слово Христа народу.

Во-первых, стоит отметить, что законы до Соборного уложения 1649 года могли трактоваться по-разному. Их было слишком много. Законов, связанных с православием, было, возможно, еще больше. В основном за выход из православия наказывали «вечным заточением» в земляной тюрьме (Богданов А. П. Русские патриархи. Т. 2. — М.: 1999).

Но часто, когда на верхушке поповской иерархии были люди более свирепые, еретиков просто убивали. Александр Афанасьев отмечал:

«Повесть о волховании, написанная для Ивана Грозного, доказывает необходимость строгих наказаний для чародеев, и в пример выставляет царя, который вместе с епископом “написати книги повеле и утверди, и проклят чародеяние, и в весех заповеда таких огнём пожечи”» (Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу).

Видно, какая была «веротерпимость» в великом православном государстве, где средства попы получали от государя, ни с кем доходы не делили, и могли в любой момент уничтожить любого, кого считали еретиком. Более того, попы не боялись ответственности за преступления, у них были свои церковные суды. А это означает практически полную безнаказанность. Поп мог понести ответственность только в нескольких случаях.

  1. Если бы затронул интересы государя или высшей знати
  2. Если бы посмел обирать вышестоящих попов
  3. Если бы крестьяне устроили бунт и просто убили попа

В остальном - полная свобода действий. Видимо для патриарха это и есть идеал духовности, когда государство всю эту братию освобождает от светских законов, налогов и содержит полностью, устраняя всех конкурентов.

Примечательно, что свидетелями расправ над еретиками часто были иностранцы. Например, англичанин Флетчер писал:

«…муж и жена… были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики» (Флетчер Д.. О государстве Российском).

Интересно, а в действительности за что? Можно ли представить себе такую ситуацию? Людей в Москве запирают в доме монахи да попы, а затем поджигают? Причем ничего говорить особо и не нужно. Еретики ведь. Попы таким образом могли сводить личные счеты.

А вот послание патриарха Иова царю Федору:

«О великий государь, боговенчанный царь и великий князь Федор Иванович Всея Руси! Во-истинну еси ты равен явися православному первому в благочестии просиявшему царю Константину и прародителю своему великому князю Владимиру, просветившему Русскую землю святым крещением: они же убо каждый в своё время идолы поправше и благочестие восприяша; ты же ныне великий самодержец и истинный рачитель благочестия, не единых идолов сокрушая, но и служащих им до конца истребляя».

Самое главное – последние слова. Именно служащих «неправильного культа» необходимо истреблять.

Историк Костомаров писал о царе:

«Царь Феодор Иванович был чужд всего, соответственно своему малоумию. Вставал он в четыре часа, приходил к нему духовник со святою водою и с иконою того святого, чья память праздновалась в настоящий день. Царь читал вслух молитвы, потом шёл к царице, которая жила особо, вместе с нею ходил к заутрене, потом садился в кресло и принимал близких лиц, особенно же монахов. В девять часов утра шёл к обедне, в одиннадцать часов обедал, потом спал, потом ходил к вечерне, иногда же перед вечернею в баню. После вечерни царь до ночи проводил время в забавах: ему пели песни, сказывали сказки, шуты потешали его кривляньями. Феодор очень любил колокольный звон и сам иногда хаживал звонить на колокольню. Часто он совершал благочестивые путешествия, ходил пешком по московским монастырям <…> Но кроме таких благочестивых наклонностей Феодор показывал и другие, напоминавшие нрав родителя. Он любил смотреть на кулачные бои и на битвы людей с медведями. Челобитчики, обращавшиеся к нему, не видели от него участия: «избегая мирской суеты и докуки», он отсылал их к Борису Годунову. <…> Слабоумие Феодора не внушало, однако, к нему презрения. По народному воззрению, малоумные считались безгрешными и потому назывались «блаженными». Монахи восхваляли благочестие и святую жизнь царя Феодора, ему заживо приписывали дар прозрения и прорицания».

Попы, понятно, пользовались этим. И именно при Федоре положение церкви в значительной мере укрепилось. Ведь его предшественник – Иван Грозный – часто позволял себе богохульство, и никто за это его, понятно, не карал.

Несколько реплик Ивана Грозного:

“В монахи постриглись ради покоя телесного, чтобы всегда бражничать. Упивание безмерное, разврат, содомский грех. Отцы пустынники ходят с иконами, якобы собирая деньги на постройку монастыря, а на самом деле затем, чтобы их пропить”.

И еще интереснее:

«Дворян­ство и народ вопиют к нам со своими жалобами, что вы для поддержания своей иерархии присвоили себе все сокровища страны, торгуете всякого рода товарами. Пользуясь привиле­гиями, вы не платите нашему престолу ни пошлин, ни воен­ных издержек. Вы захва­тили себе в собственность третью часть, как оказывается, городов, посадов и деревень нашего государства... вы продае­те и покупаете души нашего народа. Вы ведете жизнь празд­ную, утопаете в удовольствиях и наслаждениях: дозволяе­те себе ужаснейшие грехи, вымогательства, взяточничество и непомерные росты. Ваша жизнь изобилует кровавыми и вопиющими грехами: грабительством, обжорством, празд­ностью, содомским грехом. Вы хуже, гораздо хуже скотов!» (Ю.А. Лимонов. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев).

Хотя в остальном все же Грозный был вполне благочестив (по православным меркам), и не так страшно, если он где-нибудь на соборе раз в 5-10 лет позволит себе высказаться откровенно. Все равно ведь никаких последствий нет, и церковники спокойно занимаются тем же, чем и прежде.

В период смуты все было сложно, трудно определить, насколько точно соблюдались «духовные законы». Однако сам авторитет РПЦ, конечно, снизился, учитывая тот факт, что все-таки людей заботили иные проблемы.

Все завершилось избранием Михаила Романова, который был молод и находился под влиянием отца Филарета. Примечательно, что его отец – опальный человек из высшей знати, который, кстати, мог претендовать на место самодержца. Однако при Борисе Годунове он потерял привилегии и был насильственно сослан в монастырь. Фактически он не был «духовным лицом» в прямом смысле.

Однако затем, когда власть получил Лжедмитрий, Филарета тут же освободили, мол, он родственник государя, хотя родственных связей не было. Что же происходит затем? Лжедмитрий делает Филарета митрополитом. Затем этот авантюрист участвует в клановых разборках, и в конце-концов ставит своего сына во главе государства! Затем уже становится патриархом церкви.

Вот так иногда становились церковными шишками, т. к. понимали, что должность очень выгодная. Тем более что Филарет на самом деле контролировал не только церковников, но и высшую знать, и сына (царя).

Казалось бы, такой человек не должен уж очень цепляться за фанатизм, однако еретиков тогда тоже уничтожали. Интересный случай произошел в 1623 году, когда патриарх пытался санкционировать казнь неких «еретиков», а его сын попытался все это дело приостановить. И тогда патриарх убедил сына:

«каким людям, и за какие было вины довелося наказанье до конца учинити и огнём жечь, и что их большие вины» (Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича).

Ну а в 1649 году был Земской собор, где уже утвердили все основные положения, касающиеся государства и церкви. А вот и пункт о богохульстве:

«Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь» (Соборное уложение 1649 года. Глава I, А в ней 9 статей о богохульниках и о церковных мятежниках).

Соборное уложение было подписано высшей знатью и церковниками. В дальнейшем по данному направлению они все активно сотрудничали. Например:

«Когда нужно было кого-то пытать духовное начальство посылало обвиняемого к светскому начальству» (Бердников И. С. Краткий курс церковного права).

Получается, что все-таки свод законов Российской империи был мягче, чем допетровские законы. Ни о каком благочестии речи не шло, все было хуже, а у церковников просто было больше власти.

Исходя из этого, все-таки не совсем ясно, что имел в виду патриарх Кирилл, когда заявлял о некоей веротерпимости и, в частности, о том, что церковь на Руси уж очень отличалась от западной. У нас ведь не было инквизиции. Хотя по факту все же у нас было нечто похожее, не было только названия. Но в таком деле разве название играет большую роль?

Можно только констатировать, что темное время – идеал для церкви, потому что в любом другом случае такая власть попам не светит. Видимо, это золотой время. Попы могут вспомнить, как церковь в свое время владела 1/3 всей земли, имела свое феодальное хозяйство, свой суд, могла почти любого человека обвинить в ереси, а государство еще за все это платило. Печально здесь только то, что это не утопия, такой период в истории действительно имел место.

Источник: kritix.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.