Церкви движутся к холодной войне



Заочное противостояние Москвы и Константинополя набирает обороты.

Великий и Святой собор на Крите, собравший 10 из 14 Поместных православных церквей, закончился вот уже около трех недель назад, и примерно столько же пришлось ждать изъявления официальной позиции Русской православной церкви (РПЦ) на его счет. Разумеется, никаких иллюзий относительно того, что она решит признать его авторитет и поддержать его решения, не было, но все ждали официального заявления.

15 июля с.г. оно воспоследовало: Священный синод РПЦ предсказуемым образом постановил не считать Собор на Крите «всеправославным», хотя заявил, что эта встреча – «важное событие в истории соборного процесса в православной Церкви». Подобное решение обосновано неучастием четырех (пяти, по диптиху РПЦ) Поместных православных церквей и, как следствие, тем, что на Соборе не был соблюден отстаиваемый им принцип консенсуса. Синод также заявил, что до сих пор не получил никаких официально принятых на Соборе документов, коих было восемь, и особо отметил реакцию Антиохийской церкви, которая 27 июня с.г. очень резко оценила Критской собор как простую «встречу епископов» и отказалась принимать какие бы то ни было его решения (см. «НГ» от 04.07.16).

Кроме того, Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, 17 июля с.г. в интервью СМИ объявил, что РПЦ продолжит подготовку «Всеправославного собора» и ей «известны механизмы» того, как это можно сделать. Что это за механизмы и какой будет политика Церкви в сфере межправославных отношений, сказать пока что трудно, однако это решение стало одним из ходов в том заочном и видимом по большей части лишь церковным деятелям и ревнителям благочестия противостоянии, которое разворачивается между Русской православной и Константинопольской (Вселенской) церковью (КПЦ).

Одним из основных «фронтов» этой «невидимой брани» по-прежнему остается Украина, и некоторые ее пока что неканонические Церкви этим пользуются. Например, 5 июля с.г. состоялся Архиерейский собор Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) во главе с митрополитом Киевским и всея Украины Макарием (Мелетичем), который принял решение отказаться от автокефалии и просит Константинопольский патриархат принять ее под свой омофор на правах автономии. Напомним, что УАПЦ является сегодня одной из трех крупнейших церковных структур в Украине наряду с Украинской православной церковью Московского патриархата (УПЦ МП) и Украинской православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП).

Поскольку вопрос об одобрении решений Святого и Великого собора в регламенте мероприятия УАПЦ гордо значился первым пунктом, разумным было бы предположить, что украинские автокефалисты просто выбрали удачный момент, чтобы воспользоваться в своих целях напряжением, возникшим по поводу Собора между Константинополем и Москвой, а также возросшим после него авторитетом патриарха Константинопольского Варфоломея в православном мире. Клирики РПЦ МП считают украинскую Церковь «раскольничьей» и по понятным причинам опасаются, что Константинополь может принять ее под свое крыло.

Их беспокойство вызывает и то, что в УАПЦ и УПЦ КП подписали соглашение о необходимости принятия взаимных шагов к объединению своих организаций, надеясь получить признание сообща. В составе каждой комиссии находилось два архиерея и три протоиерея, но наиболее скандальным во всем событии было то, что документ был подписан в присутствии двух епископов УПЦ в США, находящихся под омофором Константинополя. Теперь этот недолговечный альянс распался, однако взаимодействие между «константинопольско-американскими» украинцами и неканоническими Церквями на территории самой страны продолжается: 14 июля с.г. архиепископ Виннипега и Средней епархии митрополит Юрий (Калищук; Константинопольский патриархат) встретился с лидером УПЦ КП патриархом Филаретом (Денисенко), хотя при этом «не нашел возможности» посетить главу УПЦ МП митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия. Очевидно, что с нехваткой времени этот его поступок никак не был связан.

Безответным до недавнего времени оставалось и более раннее по времени обращение Верховной рады Украины к Константинопольскому патриархату с просьбой о создании на территории республики некой единой церковной структуры, которая объединила бы и УПЦ МП, и УПЦ КП, и УАПЦ (см. «НГ» от 16.06.16). Смысл инициативы заключался, по-видимому, в том, чтобы после создания такого объединения в нее постепенно переходили не целые Церкви, а отдельные приходские общины, каждая из которых зарегистрирована как юридическое лицо. Архиепископ Телмисский Иов Геча (Константинопольский патриархат) еще в июне заявил, что вопрос об Украине на Соборе поставлен не будет, поскольку такого пункта нет в регламенте. Постановка же этого вопроса вне регламента могла вызвать негативную реакцию со стороны представителей других Поместных православных церквей, а патриарх Варфоломей не мог позволить себе допустить скандал: например, иерарх Сербской церкви епископ Новограчаницкий и Среднезападно-Американский Лонгин Крчо в интервью СМИ говорил, что эта тема обсуждалась неофициально, поскольку никто ее не поддерживал, и добавил, что по всем канонам «Московская патриархия – Церковь-мать для Украины».

Однако 15 июля с.г., по случайному или не вполне совпадению собравшись в тот же день, что и Синод РПЦ, Синод КПЦ все-таки «заметил» обращение Верховной рады официально и постановил передать его на рассмотрение в компетентную Синодальную комиссию. Учитывая, какое раздражение вызвало это обращение в Московской патриархии, Константинополь вскоре могут заподозрить даже и в «мести» ей за отказ присутствовать на Критском Соборе и построение собственных планов относительно Всеправославного собора, который для кого-то имел место, а для кого-то – нет. Протоиерей Всеволод Чаплин в записи в социальной сети Facebook назвал все эти шаги со стороны Вселенской патриархии откровенно враждебными: «Пистолеты заряжены, курки взведены, кто стреляет первым – не договорились», – пишет он.

Неудивительно поэтому, что лояльные Москве украинские иерархи порой занимают по поводу Критского Собора гораздо более радикальную точку зрения, чем официальная позиция Синода РПЦ. 29 июня с.г. е,пископ Лонгин (Жар), викарий Черновицкой епархии УПЦ МП, принял участие в работе круглого стола в Кишиневе, призванного дать богословскую оценку решениям Святого и Великого собора. В Соборе участвовали также клирики Элладской и Иерусалимской церквей. Под восьмистраничным заключением этого собрания епископ Лонгин собственной рукой приписал: «Поддерживаем во всем позицию наших братьев и выступаем категорически против еретического Собора, состоявшегося на Крите с 16.06.16 по 27.06.16, и решений, принятых на нем». Откуда взялось это множественное число – доподлинно неизвестно, но вероятно, оценку епископа разделяют и другие украинские иерархи, клирики и миряне.

Как можно предположить, теперь, после «потепления» отношений между Россией и Турцией, Русская церковь не может позволить себе открытый конфликт с Константинополем, как никогда раньше, тем более что патриарх Варфоломей вместе с другими турецкими религиозными лидерами официально осудил попытку государственного переворота в ночь на 16 июля и назвал его «террористической атакой». Противостояние, как и раньше, будет вестись «на дальних рубежах».  

Алексей Зыгмонт

Источник: www.ng.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.