Закупка С-400 является для Турции вынужденным решением



Запад, особенно США и Германия, крайне нервно реагирует на возможность поставки комплексов С-400 в Турцию. Некоторые политики заявляют даже о необходимости введения антитурецких санкций и изгнания Анкары из НАТО. Почему Турция хочет купить именно российские комплексы ПВО и почему Вашингтон так нервничает по этому поводу?

«Эта новость, игра, которую Турция ведет с потенциальным поставщиком систем, не нова. Можно предполагать, что эти данные являются реакцией на дебаты в Германии об условиях поставки вооружений в Турцию. Поэтому мы эту информацию не принимаем всерьез», – заявил официальный представитель МИД Германии Мартин Шеффер, комментируя сделку между Москвой и Анкарой о поставках зенитно-ракетных комплексов C-400.

В свою очередь влиятельный сенатор от Демократической партии Бен Кардин предложил ввести против Турции санкции и задуматься о целесообразности ее дальнейшего участия в НАТО. Как отметил Кардин в письме на имя министра финансов и госсекретаря США, принятый в прошлом месяце закон предусматривает введение санкций в отношении всех, кто осуществляет крупные сделки с оборонным и разведывательным секторами РФ.

Ранее президент Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что Анкара сделала первый взнос за ЗРК C-400. В ответ США выразили свое недовольство. В частности, официальный представитель Пентагона Джонни Майлс заявил о «беспокойстве» и о «важности сохранения оперативной совместимости в рамках НАТО при реализации программ крупных военных закупок».

Он также отметил, что Турция интересуется противоракетными системами, которые разрабатывают союзники по НАТО, в том числе США. И повторил позицию Вашингтона относительно того, что вооружение не входящих в альянс стран, в частности России, невозможно совместить с натовскими.

Эрдоган отреагировал чрезвычайно резко. Выступая перед мэрами городов Турции в Анкаре, он заявил, что его страна будет и впредь самостоятельно принимать меры по обеспечению своей безопасности. «Они начали вопить, когда мы договорились о покупке С-400. А что, мы должны ждать вас? Мы самостоятельно принимаем меры и будем их принимать дальше. Мы сами хозяева в своем доме», – передает его слова РИА «Новости».

И действительно. Турция несколько лет вела безрезультатные переговоры с США о поставке ЗРК «Пэтриот». У страны 1300 километров границы с Сирией и Ираком, где ведутся активные боевые действия, и хронически враждебный Иран, а сирийцы однажды уже сбили турецкий истребитель.

Кроме того, вечный конфликт Анкары с западным соседом и другим членом НАТО – Грецией – давно свелся к воздушным провокациям и дуэлям. Обе стороны регулярно несут потери. Но Турция не располагает современными зенитными средствами, которые могла бы использовать против греков, поскольку все системы НАТО – и самолеты, и ЗРК – оборудованы опознавателями «свой – чужой». Грубо говоря,

турецкая зенитная ракета, произведенная в США или Германии, просто не полетит в сторону греческого истребителя, поскольку посчитает его «своим».

При этом Греция ранее уже приобрела российские ЗРК, что дало ей преимущество над турецкой авиацией в Эгейском море. И, кстати, стала первой страной – членом НАТО, активно закупавшей российское оружие. Так что обвинения в адрес Анкары в «нарушении корпоративного духа НАТО» не слишком корректны, а ведь отсутствие на экспортном варианте российских С-400 натовской системы «свой – чужой» – один из основных аргументов США и ФРГ.

Нужно понимать, что все экспортные варианты современных российских вооружений имеют отличия (порой – существенные) от базовой комплектации, поставляемой в ВС РФ. Речь сейчас идет не о «климатических» адаптациях (например, танках, усовершенствованных для условий пустыни при продаже в страны Ближнего Востока или для влажных районов при продаже в Индию). Экспортные варианты, как правило, исключают потенциальную возможность копирования и имеют заниженные тактико-технические характеристики.

Помимо опознавателя «свой – чужой», экспортная комплектация С-400 может не включать радар 91Н6Е и ракеты 48Н6М, что существенно снизит ТТХ, но все равно остается вполне отвечающей потребностям Турции, скажем, для борьбы с аэродинамическими целями (атака крылатыми или баллистическими ракетами Анкаре не грозит). Кроме того, изменения вносятся в программное обеспечение, что делает невозможным его взлом и копирование.

Большинство экспертов «по железу» полагают, что, даже если турки разберут по винтику каждую ракету и радар, самостоятельно собрать аналогичную без того, чтобы «лишние детали не остались», они не в состоянии.

Длительные переговоры о поставках американских «Пэтриотов» сорвались потому, что турки хотели получить не только готовые комплексы, но и возможность самостоятельно производить их на своей территории. Турция не желает быть критически зависимой в военной сфере от импорта, но возможности промышленности и науки страны пока не позволяют создавать что-то действительно современное. Американцы передавать технологии отказались, что и привело к кризису.

Дополнительным фоном стала активная поддержка американцами курдов и отказ выдать проповедника Фетуллаха Гюлена, обвиняемого в Турции в организации военного переворота.

В случае же с российскими С-400 договор предполагает не только поставку двух дивизионов, но и сборку еще двух уже на территории Турции. На данный момент Анкара не располагает промышленной базой для производства такого вооружения, следовательно, договор потянет за собой переоборудование российскими специалистами и фирмами турецких производственных площадок. То есть, если подходить к этому вопросу формально, Россия получит доступ к оборонной промышленности и инфраструктуре одной из стран НАТО. Вкупе с постройкой атомной станции в Аккую это вызывает в Брюсселе весьма нервную реакцию.

Ранее турки пробовали спешно укрепить свою противовоздушную оборону с помощью китайской системы компании CPMIEC, которая, кстати, значительно дешевле российской. Уже тогда на Анкару обрушился шквал обвинений со стороны США и Европы. В их основе подозрение, что китайцы таким образом проникнут в инфраструктуру противовоздушной обороны НАТО. Но это явное преувеличение, поскольку турецкая система ПВО не до конца интегрирована в общую ПВО НАТО и есть тенденция к выходу Анкары из общей оборонительной схемы.

Эрдоган отказался от закупки китайских ЗРК, что было подано в Вашингтоне и Брюсселе как победа. В реальности отказ от сделки был вызван неудовлетворенностью качеством китайских ЗРК и бессмысленностью самостоятельного копирования третьесортной продукции.

Острая нужда в прикрытии своих границ средствами ПВО никуда не делась, и турки закономерно обратились за помощью к военному альянсу, в котором состоят, – НАТО. В 2013 году на юге Анатолии были размещены все те же «Пэтриоты», в основном принадлежащие ФРГ. Но впоследствии между Анкарой и Берлином возник дипломатический конфликт.

Конституция ФРГ ограничивает военное присутствие немцев за границей и обязывает бундестаг регулярно проводить инспекции воинских частей за пределами страны. Но Анкара по идейным соображениям отказывалась допустить немецких парламентариев и военных для регулярных инспекций на свою территорию. Слово за слово, конфликт перешел в необратимую фазу, и германский дивизион «Пэтриотов» покинул Турцию, поскольку условия его пребывания нарушали немецкие же законы. С тех пор немцы затаили недоброе и стали одними из основных критиков (и официально, и через СМИ) закупок оружия ненатовского образца со стороны Анкары.

Сама Германия ничего похожего на С-400 не производит, а потому не может быть конкурентом российских вооружений. Но Берлин взял на себя роль выразителя общего мнения НАТО о «неправильном» поведении Анкары.

Тем не менее можно с уверенностью полагать, что принципиального разрыва между Турцией и НАТО из-за поставок С-400 не случится. Некоторое время мы будем наблюдать увлекательную перепалку с взаимными обвинениями. США и Германия будут говорить о «проникновении российских технологий в систему НАТО», а Анкара в ответ начнет сыпать фразами об «эгоизме Европы» и «пренебрежительном и командном тоне», которым руководство НАТО разговаривает со страной, обладающей второй по численности армией в альянсе. Но вся эта «напряженность» будет носить виртуальный характер. Собственно, генсек НАТО уже признал право Турции на покупку С-400, а сама Турция признала, что покупка С-400 не является для нее альтернативой членству в НАТО.

НАТО нуждается в Турции как в «воротах в Азию», а Турция в НАТО – как раз из-за слабости турецкого военно-промышленного комплекса вкупе со срочной необходимостью модернизации огромной, но тяжеловесной и отсталой армии. Два дивизиона С-400 переломить эту ситуацию не смогут.

Источник: vz.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.