«Такую систему имеют только США и Россия»


Зачем Москва делится с Китаем технологиями в сфере противоракетной обороны

В России и мире продолжают обсуждать заявление президента РФ Владимира Путина о том, что Москва помогает Китаю строить систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Об этом было сказано на заседании дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи ещё 3 октября. Напомним, российский лидер сказал следующее:

«Не знаю, большой тайны, наверное, не открою, всё равно это станет ясно: мы сейчас помогаем нашим китайским партнёрам создать систему СПРН... Это очень серьёзная вещь, которая капитальным, кардинальным образом повысит обороноспособность Китайской Народной Республики. Потому что сейчас такую систему имеют только США и Россия».

Чем вызван резонанс, который получила в СМИ подобная новость, не очень понятно. Факт российской технологической помощи КНР был очевиден для экспертного сообщества и журналистов, которые следят за развитием военно-технического сотрудничества Москвы и Пекина. Обе державы активно сближаются в сфере ПРО/ПВО, особенно последние годы.

Китай стал первой зарубежной страной, получившей зенитный ракетный комплекс (ЗРК) С-400 «Триумф». Огромный интерес Пекин испытывает к другим отечественным средствам ПВО, радиолокационным станциям (РЛС), зенитным ракетам и автоматизированные системы управления. Также Поднебесная стремится изучить опыт эксплуатации и применения вышеперечисленных вооружений

В декабре 2017 года военнослужащие двух государств провели компьютерные командно-штабные учения (КШУ) по организации противоракетной обороны «Воздушно-космическая безопасность — 2017». Как сообщила пресс-служба Минобороны РФ, цель манёвров — «отработка совместного планирования боевых действий при организации противовоздушной и противоракетной обороны».

По легенде российские и китайские офицеры отразили «случайные и провокационные удары баллистическими и крылатыми ракетами по территории двух стран» в формате компьютерного моделирования. Заметим, что эта новость никакого всплеска интереса в РФ и за рубежом не вызвала. Хотя подобные КШУ — яркое свидетельство тесного сотрудничества двух держав в сфере противоракетной обороны.

«Главная цель этих учений — повышение оперативной совместимости. Россия и Китай должны в кратчайшие сроки наладить взаимодействие в сфере ПРО на театре военных действий, если им придётся где-то вместе воевать», — цитирует RT ведущего научного сотрудника Института дальнего Востока РАН и старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ Василия Кашина

Оперативная совместимость, как правило, подразумевает некую общую технологическую платформу вооружений или их почти полную унификацию. Можно предположить, что в перспективе Россия и Китай будут обладать технической возможностью сформировать общее пространство ПВО/ПРО. Однако трезвомыслящие эксперты считают, что в этом не появится необходимость.

СПРН состоит из двух эшелонов — космического, который включает орбитальную группировку, и наземного, представленного сетью загоризонтных РЛС. Чаще всего ракетный пуск обнаруживает спутник, затем ракету на сопровождение берут радиолокационные станции. В России поражение вражеского боеприпаса (а точнее его боевых частей) может быть осуществлено ЗРК дальнего радиуса или огневыми комплексами системы ПРО А-135 (А-235), которая защищает Москву.

Наземный эшелон российской СПРН способен обнаруживать ракетные пуски на дальности до 6 тысяч километров. Сейчас ВКС России перевооружаются на станции нового поколения. В частности, речь идёт об РЛС высокой заводской готовности (ВЗГ) 77Я6 «Воронеж-М» разработки АО «Радиотехнический институт имени академика Минца» (Москва). В ближайшие эти станции должны появиться на всех ракетоопасных направлениях

В процессе непрерывного совершенствования находится система ПРО Москвы. Боевые расчёты 9-й дивизии, которая эксплуатирует её, постоянно получают новое автоматизированное и вычислительное оборудование. На финальном этапе опытно-конструкторских работ находятся противоракеты ближнего перехвата 53Т6М.

Наиболее проблемным звеном отечественной СПРН являются спутники наблюдения. Минобороны испытывает дефицит в ИСЗ, а те, что есть, недотягивают по качеству и быстро выходят из строя. По официальной информации орбитальная группировка РФ состоит из 150 аппаратов, 90 единиц непосредственно работают в интересах Минобороны.

В ближайшие годы Россия утратит второе место по количеству развёрнуых ИСЗ. Второй космической державой станет Китай. К 2021 году численность орбитальной группировки КНР должна возрасти до 192 аппаратов. Поднебесная делает акцент как раз на увеличении количества спутников наблюдения, укрепляя тем самым космический эшелон СПРН.

Таким образом, компетенции России в сфере СПРН позволяют помогать КНР в разработке загоризонтных локаторов. В этой области наша страна обладает поистине уникальными компетенциями. Наличие эффективной наземной компоненты гипотетически позволяет своевременно реагировать на ядерную агрессию в рамках концепции ответно-встречного удара.

Как полагают эксперты, в развитии СПРН Китай движется примерно по тому же пути, что и СССР. В связи с этим без российских технологий и опыта применения Поднебесной не обойтись.

Сегодня система наземных РЛС КНР находится на зачаточном этапе развития. Предыдущая китайская программа создания СПРН  «Проект 640», запущенная в 1960-е годы, была провалена. Пекин наверняка извлёк опыт из этих ошибок. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что сотрудничество РФ и КНР в сфере СПРН носит долгосрочный характер

«В своей книге «Приливы перемен» исследователь Центра Карнеги и Университета Цинхуа Тон Чжао приводит китайскую оценку, согласно которой первый обезоруживающий удар США выдержат лишь 5-10% китайских сил сдерживания. Реальная оценка огласке, разумеется, не подлежит, но справедливо предположить, что над Пекином довлеет чувство уязвимости», — пишет газета South China Morning Post.

Россия из сотрудничества с Китаем по СПРН извлекает намело выгод. Загоризонтные РЛС — нелетальное, сугубо оборонительное вооружение и нацбезопаности какого-либо государства не угрожает. Официальный Вашингтон не комментирует тему сотрудничества Москвы и Пекина по теме ПРО, хотя очевидно, что оно направлено против него.

Велика вероятность, что в обмен на технологии в загоризонтной радиолокации Россия получает от КНР широкую номенклатуру электронно-компонентной базы, которая позволяет компенсировать нехватку западных комплектующих для производства разнообразного вооружения, включая дефицитные спутники

Если говорить, в целом, то СПРН позволяет вывести военно-техническое сотрудничество двух держав на новый более высокий уровень. Конечно, при сотрудничестве с Китаем существуют риски незаконной утечки технологий. С Поднебесной нужно держать ухо востро и не рассчитывать на перспективу военного союза.

Подход Китая к России и другим государствам носит сугубо прагматичный характер. СПРН необходима для укрепления противоракетного и ядерного щита КНР. Как только эта цель будет достигнута, и Пекин овладеет необходимыми технологиями, интерес к РФ в этой сфере будет потерян.

Алексей Капустин

Источник: rusplt.ru





Комментарии