Суверенитет России под сомнением



Формула о приоритете принципов международного права над национальным была включена в конституции государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне, а в 1993 году к побежденным присоединилась и Россия.

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге прошел юридический форум, на котором глава Следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин, еще в феврале предложивший изъять из Конституции РФ положение «о безусловном приоритете норм международного права над национальным законодательством», вновь поднял этот крайне важный вопрос:

«Постоянно нарушаются основополагающие принципы Устава Организации Объединенных Наций, размашисто применяются двойные стандарты. Для несогласных с такой политикой стран применяется внушительный набор мер: от принуждения до прямого военного вторжения. В связи с этим возникает вопрос: необходим ли нам безусловный приоритет международных правовых норм над национальными?».

Вопрос напрямую связан с обеспечением суверенитета страны, «причем не только правового, но и экономического, политического и, если хотите, мировоззренческого, но в целом — государственного». Более того, глава СК не упустил возможность еще раз раскритиковать США, «которые борются за права людей по всему свету, а сами в это время из десяти международных конвенций по правам человека подписали всего три».

И в самом деле, некоторые страны очень любят, когда другие подписывают ограничивающие их договоры, а сами последовательно избегают участия в таковых.

Так, министр юстиции РФ Александр Коновалов отметил в интервью, что тема пленарного заседания форума «Миссия права в эпоху перемен» выбрана намеренно:

«За прошедший год на международной арене произошел ряд глобальных событий в гуманитарной, политической, экономической и других сферах общественной жизни, повлиявших на устойчивость мирового правопорядка. ... Право призвано минимизировать отрицательные последствия изменений, обеспечить баланс интересов личности, общества и государства, отдельных государств и их интеграционных образований».

Очень верно, особенно если принять во внимание заявления министра о том, что «наши дальнейшие действия будут осуществляться, исходя из необходимости обеспечения суверенных интересов Российской Федерации, и основываться на том, что высшей юридической силой на территории России обладает Конституция Российской Федерации».

Но как быть, если в части 4 статьи 15 Конституции однозначно указан приоритет международного права над национальным:

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора»?

Обратите внимание: даже не обещание соблюдать, а «являются составной частью» и имеют приоритет.

Более того, это положение не ограничивается Конституцией, а идет «сквозь» законодательство. Депутат Евгений Федоров указывает, что впервые такая норма права «появилась в мировой практике как часть акта о капитуляции кайзеровской Германии после ее поражения в Первой мировой войне. То есть это был элемент поражения государства и признания этого поражения. Тогда войска англичан, французов и американцев на территорию Германии не вторгались. То есть эта норма заменила собой военную оккупацию. ... Сейчас она присутствует только в некоторых странах. И все эти страны потерпели поражение в результате событий 1991 года. В том числе и РФ».

При этом «в России существует требование подчиненности иностранном правовым нормам не только в российской Конституции, но и в Основных законах большинства субъектов РФ. Например, в 31 области из 46 российских содержится прямое указание о приоритете иностранного законодательства на территории этих областей. То есть эта норма достаточно сквозная, она проходит не только через российскую Конституцию, но и через всю вертикаль власти, в том числе в регионах. Сам статус этой нормы колониальный для России в целом и оккупационный для 2/3 ее территории».

И действительно, аналогичная юридическая формула о приоритете принципов международного права над национальным была включена в конституции государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне, а именно: конституция Италии 1947 года, конституция Японии 1947 года, Основной закон ФРГ 1949 года. Ну а в 1993 году к побежденным присоединилась и Россия.

Показательно, что доклад Ельцина о проекте конституции, опубликованный 10.10.1993 г. в «Российской газете», честно признавал: «проект прошел экспертизу за рубежом». В очередной раз напомню высказывание Збигнева Бжезинского:

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу и говорить "это была не Россия, а Советский Союз" — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия будет раздроблена и под опекой».

Давайте также вспомним Конституцию СССР 1977 г.. Статья 29:

«Отношения СССР с другими государствами строятся на основе соблюдения принципов суверенного равенства; взаимного отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости границ; территориальной целостности государств; мирного урегулирования споров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав человека и основных свобод; равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничества между государствами; добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров».

Наглядно: при всем уважении к международному праву, его приоритет отсутствует в принципе, как и должно быть.

Интересно дело обстоит в самих США: Конституция на момент ее принятия не затрагивала международные вопросы в принципе, но затем, разумеется, появились соответствующие законодательные акты. Если не копаться подробно, то в США международные договоры делятся на «самоисполнимые» (doctrine of self-executing treaties) и «несамоисполнимые».

Само разделение проводится судебными органами США. Если «нормы международного договора "несамоисполнимы", они не будут иметь никакого преимущества до тех пор, пока Конгресс США не примет в рамках процесса имплементации договора новый федеральный законодательный акт». Ну а «самоисполняемость» определяется судом юрисдикции США.

Тем не менее, Россия медленно, но уверенно идет если не к отмене, то к осознанию этого несправедливого положения Конституции на высшем уровне. В Концепции внешней политики РФ отмечается, что одним из высших приоритетов национальной безопасности является «активное продвижение курса на всемерное укрепление международного мира, всеобщей безопасности и стабильности в целях утверждения справедливой и демократической международной системы, основанной на коллективных началах в решении международных проблем, на верховенстве международного права, прежде всего на положениях Устава ООН, а также на равноправных и партнерских отношениях между государствами при центральной координирующей роли ООН как основной организации, регулирующей международные отношения». Хотя бы взаимовыгодного и равноправного, между тем как некоторые, откровенно говоря, наглеют:

«Продолжают сокращаться возможности исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике. Происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение на Восток, в первую очередь в Азиатско-Тихоокеанский регион. Выход на авансцену мировой политики и экономики новых игроков на фоне стремления западных государств сохранить свои привычные позиции сопряжен с усилением глобальной конкуренции, что проявляется в нарастании нестабильности в международных отношениях...».

Самое интересное из уже известного о форуме — это лекция председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина. По поводу приоритета международного права он говорит:

«Я убежден, что коллизии нет. В силу верховенства Конституции, международные правоустановления должны интерпретироваться как конкретизация положений Конституции. Но они не могут быть применены, если выходят за пределы заложенного в Конституцию правового смысла. Аналогичные по смыслу решения-прецеденты в отношении конституционной интерпретации международных правовых норм уже известны и широко обсуждаются в мировом сообществе юристов-конституционалистов.

Так, например, Федеральный конституционный суд Германии в нескольких своих постановлениях сформулировал и обосновал правовую позицию "об ограниченной правовой силе постановлений Европейского Суда". Согласно этой позиции, "государство вправе не учитывать решение Европейского Суда в случаях и в частях, противоречащих конституционным ценностям, защищаемым Основным законом Германии"».

Двойные стандарты характерны для всех международных организаций, где мнение США имеет важное значение. Так, в марте был предоставлен доклад ООН о ситуации на юго-востоке Украины. Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов отметил, что в докладе «не все данные достоверны»:

«Доклад очень неоднозначный. Там масса, к сожалению, искажений. Наблюдатели выходят за рамки своего мандата. Там опять пассажи весьма негативные в отношении России по Крыму. Крым – это вообще не сфера компетенции наблюдателей в сфере прав человека ООН, которые действуют на территории Украины. Крым – это территория РФ».

России откровенно надоело терпеть двойные стандарты — это можно рассматривать и как проявление национальной гордости и восстановление державности в моральном плане, и как понимание того, что если Россия не восстановит свой геополитический статус, то она прекратит своё существование, Бжезинского я цитировал. В любом случае: да, пора.

Возникает вопрос: легко ли изменить Конституцию? Изменение положений главы 1 Конституции России должно проводиться в особом порядке, требуется созыв специального Конституционного Собрания, которое не только ни разу еще не собиралось, но даже и отсутствует закон, регламентирующей его работу. Такое ощущение, что вопрос изменения Конституции при ее написании даже не предполагался.

Таким образом, для изменения Конституции требуются предварительные юридические действия, легитимизующие процесс. Я бы предложил для начала именно это единственное изменение.

Разумеется, проблема имеет комплексный характер: снимая с себя ярмо раба, приходится защищать обретенную свободу. Недаром Военная доктрина Российской Федерации указывает на «наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права» и «применение военной силы на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, в нарушение Устава Организации Объединенных Наций (ООН) и других норм международного права». Поэтому «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Помимо желания защищаться, требуется иметь и возможности делать это. Поэтому на форуме, с которого мы начали разговор, была также поднята проблема ОПК. Глава СКР так обрисовал ситуацию: «Коллективы занимаются зарабатыванием денег, коммерцией, а иногда и воровством. Когда государство вступает в отношения с бизнесом, то даже самые убежденные патриоты начинают развиваться в частную сторону». Представитель СКР Владимир Маркин пояснил: требуются законопроекты (они уже подготовлены СКР), направленные «на введение уголовной ответственности за создание финансовой пирамиды и руководство ее деятельностью» и другие типичные схемы «повышения эффективности бизнеса». Давно пора, как и вводить ответственность за саботаж и распихивание государственных денег по частным карманам.

Как бы то ни было, ответ на вопрос «является ли форум очередным проходным местом для пустопорожних разговоров или же настает время перемен?» мы узнаем только на практике.

Источник: politrussia.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.