США переформатируют арабскую весну в центральноазиатскую



Вслед за исламистской сенсацией из Средней Азии – уход в «Исламское государство» полковника таджикского ОМОН Г. Халимова – ещё более резонансный случай произошёл накануне в Киргизии. Муфтий одной из крупнейших мечетей на юге страны Рашид Камалов вербовал верующих не только для войны в составе ИГ, но и для свержения киргизского правительства. За вербовку на войну в Сирию он был задержан ещё в марте, однако теперь выяснилось, что этот служитель ислама готовил группу экстремистов для терактов и убийств политиков в самой Киргизии. Военную подготовку завербованные кыргызстанцы проходили в ОАЭ и Турции, однако, кроме них, заговорщики планировали использовать «возможности боевиков из Ирака и Сирии». Всё это подтверждает уже широко известную конспирологию вокруг исламизма о том, что ИГ – инструмент для организации в странах Средней Азии исламистских переворотов по образцу «Арабской весны».

Один и тот же заказчик

Сразу же возникает вопрос: кому это нужно? Заказчик у «Арабской весны» один и тот же. Приведение к власти исламистов на границах России и Китая является для США стратегической задачей. Ведь в этом случае Вашингтону удастся отсечь от РФ и КНР среднеазиатские страны, поскольку именно Средняя Азия составляет стратегический тыл в трансфере углеводородов в Китай с использованием трубопроводов. Вот почему исламисты нацелены на захват власти, а для их воздействия на соседние государства была выбрана такая криминализированная страна, как Киргизия. География вербовки в Кара-Суйской мечети подтверждает создание там исходного плацдарма для радикальных исламистов. Группу экстремистов для захвата власти в Киргизии возглавлял гражданин Таджикистана, а группу поддержки арестованный муфтий имел в Узбекистане.

В настоящее время, согласно официальной статистике, в рядах «Исламского государства» из стран Средней Азии воюет несколько тысяч человек: 2 тыс. чел. — из Таджикистана, тысяча – из Киргизии, 500 чел. – из Узбекистана, 200 чел. – из Казахстана. Однако в реальности эта цифра должна быть больше. Точная численность самого ИГ также доподлинно неизвестна. По заниженным данным ЦРУ, это 30 тыс. человек, однако, с учётом данных иранской и курдской разведок, численность ИГ балансирует от 200 тыс. до 300 тыс. человек. По данным сирийского муфтията, в составе 70 тыс. наёмников ИГ из 83 стран на СНГ приходится 7 тыс. наёмников, причём, большинство из них происходят из Казахстана, Туркмении и Азербайджана.

Война газопроводов

Таким образом, даже плавающие цифры говорят о существовании армии террористов для каждой центральноазиатской страны. Соответственно должны быть геополитические разломы, на которые заказчик ориентирует завербованных ИГ жителей этих стран. Киргизия оказалась не только наиболее удобной площадкой для запуска там подготовки вооружённого переворота, но и новым членом Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс. Однако главный интерес для США сегодня представляет Туркмения, чтобы перенаправить туркменский газ сразу по двум направлениям – с России на Турцию и с Китая на Пакистан. США заинтересованы дорастить недостаточный для обеспечения ЕС объём газа из Азербайджана в проекте TANAP и сорвать поставки туркменского газа в Китай, перенаправив его по проекту ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия).

Ситуация на севере Афганистана говорит о том, что подготовка к «центральноазиатской весне» идёт полным ходом. Проникшие в Афганистан боевики ИГ готовят для наступления в Среднюю Азию два направления: традиционное восточное – через Фергану и Киргизию, и новое западное – на Туркменистан. Начиная с осени 2014 года, ситуация на афгано-туркменской границе со стороны Афганистана отмечена характерным для ИГ массовым обезглавливанием, убийством местных жителей и захватом в плен туркменских пограничников. Развитие наступления ИГ и талибов на севере Афганистана зависит также от участия в «войне газопроводов» Турции, Катара и Саудовской Аравии. Турция заинтересована в экспорте туркменского газа через Каспий для заполнения TANAP, а Саудиты торпедириуют строительство газопровода ТАПИ, который лоббируют Катар и США.

Антироссийские интересы

«Война газопроводов» делает среднеазиатские страны, как и сам Афганистан, заложником сложной геополитической борьбы за контроль над потоками энергоресурсов, обеспечивающих функционирование целых стран и народов. США, Катар, Турция и Саудовская Аравия ведут на границах Средней Азии большую прокси-войну, финансируя «Талибан» и используя новые когорты террористов-салафитов. Так, туркменские талибы взяли под контроль территорию вдоль афгано-туркменской границы, по которой планируется проложить газопровод ТАПИ. При этом они претендуют на возвращение им их родовых земель в районе Серахского и Мургабского оазисов, которые были утрачены ими в 20-е годы во время разгрома басмаческого движения. Именно там находятся газовые месторождения, которые составляют сырьевую базу для ТАПИ.

Показательно, что ИГ в северных районах Афганистана действует именно в районе афгано-туркменской границы, осуществляя зачистку приграничных районов от местного населения под оперативные коридоры для будущего прорыва. Параллельно ведёт вербовку как в рядах афганских талибов, так и на территории самих среднеазиатских стран. Связь арестованного муфтия из Кара-Суйской мечети с Турцией и ОАЭ говорит об интересе «турецко-саудовской партии» к закреплению в Киргизии исламистского плацдарма, хотя Турция – союзник Катара. США же традиционно играют на столкновении интересов региональных держав, используя здесь ИГ для подготовки антироссийских переворотов. В этой связи показательно, что в марте в той же Ошской области, где располагается злополучная мечеть, власти Киргизии арестовали американского журналиста Умара Фарруха, который собирал сведения о религиозной обстановке в регионе.

Источник: perevodika.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.