Шпиономания крепчает: Раз в Эстонии поймали русского шпиона, то надо его поймать и в Латвии



Суд Латвии в ходе выездной сессии, состоявшейся в августе в городе Мадона, вынес приговор владельцу крестьянского хозяйства под Алуксне Юрию Стилве, признанному виновным в шпионаже в пользу России – три года лишения свободы условно. Почти сразу заговорили, что спецслужбы Латвии выполняют «план» по ловле российских шпионов, и Стилве стал жертвой этого служебного рвения.

Правда, надо признать, сам крестьянин свою вину признал и раскаялся. Но не подыграл ли он намеренно обвинителям, дабы облегчить свою участь? Уголовный процесс, в рамках которого и задержали Юрия Стилве, проживающего неподалеку от границы с Россией Полиция безопасности (ПБ) Латвии начала в декабре прошлого года. Впрочем, имя задержанного до самого последнего момента держалось в секрете. В начале марта дело передали в прокуратуру с просьбой начать в отношении подозреваемого уголовное преследование. Ему грозило до десяти лет лишения свободы. Недавно сотрудники «охранки» оповестили: «В ходе следствия ПБ установила, что Стилве длительное время собирал информацию о Национальных вооруженных силах Латвии (НВС). В частности, об их инфраструктуре, а также о других объектах, интересующих российские спецслужбы. Следствие также установило, что латвиец был завербован офицером спецслужбы РФ на территории России. При обыске по месту жительства у мужчины были найдены огнестрельное оружие и взрывчатка. Шпионажем он занимался в Алуксненском крае».

Шпионаж на враждебную державу (а в сегодняшней Латвии Россия официально считается именно таковой) всегда и везде расценивался, как одно из наиболее серьёзных преступлений, причём карают за такое, как правило, весьма жестко. А здесь такое смехотворное наказание – три года лишения свободы условно, плюс пробационный надзор на три года и шесть месяцев. «Подсудимый находился под арестом с декабря и был освобожден в зале суда», – проинформировала адвокат Инесе Шулте. Как же так? Ситуация во многом прояснилась после того, как родственники Юрия Стилве дали интервью изданию Latvijas Avīze («Латвийская газета»).

Сестра осужденного прямо сказала журналисту: «Юрий никакой не шпион. Отправить в Россию какую-нибудь фотографию ещё ничего не значит! Полиции безопасности, наверное, нечего делать».

Теща и супруга Стилве тоже уверены, что Юрий не занимался противозаконными делами. В период с 2016-го по 2017 год у него была временная работа в Риге, где он и проживал вместе с семьей. А задержали его 19 декабря 2017 года в волости Маркалнес Алуксненского края – в доме тещи.

Сам Стилве родился и вырос в находящейся поблизости волости Педедезес. В своё время он около десяти лет отработал экскаваторщиком в Подмосковье, в России у него остались друзья. «Когда у нас родился второй ребенок, Юра вернулся в Латвию. Перебрались в Ригу, у меня там сейчас есть работа, но много времени проводим в деревне. Ездили на экскурсии, да, в том числе и фотографировали. Что сейчас с этими мобильными телефонами только не делают...», – говорит жена осужденного. По её словам, после разговора с мужем она поняла, что обвинение ему выдвинуто именно за фотографии, сделанные Юрием в приграничной местности. Как-то он фотографировал озеро, но в кадр ненароком попала и военная казарма – башня и плакат на воротах. Из другой поездки были привезены и фотографии военного полигона. Как уверяет женщина, никаких предупреждений о том, что в этих местах запрещена фотосъемка, нигде видно не было.

Адвокат Стилве подтвердила, что обвинения выдвинуты по факту одной фотографии. Однако, она не уточнила, о каком именно фото идет речь. «Муж кому-то отправлял фотографии в Россию – друзьям или знакомым, но не спецслужбам. Тогда уж половине Латвии сидеть надо. Ладно, если это запрещено, то сначала надо предупредить, а не сажать в тюрьму, забирая отца малых детей. Дрова к зиме не заготовлены, картошка не собрана, трава не кошена, дети спрашивают, когда папа вернётся... Просила, не берите под стражу, пусть выдадут охранный браслет, если боятся, что сбежит в Россию...», – со слезами поведала супруга Юрия Стилве. Она считает, что латвийские спецслужбы просто выполняли «план».

Дескать, если Россия, как доказывают правящие политики, враг, то должны быть и российские шпионы, которых нужно представить общественности. В соседних Эстонии и Литве в конце прошлого и начале нынешнего года уже задержали нескольких человек, обвинённых в шпионаже на РФ.

По этому поводу журналистка Гунта Слога написала в «твиттере»: «Каждый раз, когда читаю о том, что в Эстонии поймали очередного русского шпиона, у меня возникает вопрос: а что в этой связи делают латвийские службы? Я хочу, чтобы они ловили шпионов в Латвии! И я очень надеюсь, что наши также плодотворно ловят шпионов, как и эстонцы, но делают это по-тихому».

Позже латвийский «Центр расследовательской журналистики Re: Baltica» (организация, существующая на гранты организаций из западных государств, в том числе имеющих отношение к Джорджу Соросу) опубликовал на своём сайте статью, посвящённую арестам местных жителей по подозрению в шпионаже в пользу России. Всего с 2014 года в странах Прибалтики по подобным обвинениям было арестовано двадцать человек – десять в Эстонии, восемь в Литве и всего только двое в Латвии. В апреле 2016 года латвийский парламент в срочном порядке принял поправки к уголовному законодательству, дополнив статью о шпионаже. Примечательно, что данный акт в своей первоначальной редакции был гораздо более жестким – но президент Раймонд Вейонис настоял на его смягчении.

Спецслужбы утверждали, что устаревшие формулировки не позволяли призывать к ответственности тех, кто занимается антигосударственной деятельностью. «Общество зачастую задаёт вопрос – почему в Эстонии могут поймать шпионов, почему в Литве могут, и почему в Латвии таких дел нет? Я хотел бы сказать, что в большой степени это недостаток нормативных актов», – сказал на совместном заседании парламентских юридической комиссии и комиссии по национальной безопасности заместитель начальника ПБ Интс Ульманис. Он пожаловался, что за последние восемь лет было возбуждено шесть «шпионских» уголовных дел, окончившихся безрезультатно из-за «устаревших» законов. В сентябре 2017-го Полиция безопасности опубликовала брошюру для латвийских чиновников – под красноречивым названием «Контрразведывательные риски для служащих государственных органов власти и самоуправлений»

«Раз в Эстонии ловят, то и нам надо. Вот и нашли Юру», – считает супруга пострадавшего крестьянина. Она и сама пожаловалась на жесткое обращение спецслужбистов.

Женщину задержали в один день с мужем – но в Риге, возле торгового центра Alfa. Её держали в квартире в течение пяти часов, не позволяя забрать детей из садика и не разрешая позвонить юристу. Юрий же в это время был на пути к тёще. Та вернулась домой в половине шестого вечера и пережила потрясение – весь двор был переполнен людьми в масках. «Это был такой шок! Всегда здесь мирно жили», – сокрушается пожилая женщина. Обыск продолжался до полуночи. Когда Стилве приехал к теще, его буквально вырвали из BMW, не дав даже расстегнуть ремень безопасности – его просто обрезали. В ходе обыска изъяли две флешки, календарь, блокнот, жёсткий диск компьютера, три мобильных телефона, какой-то лист с текстом, два карабина и три охотничьих ружья. Все эти вещи позже были уничтожены. Жена Стилве рассказала, что оружие принадлежало её умершему деду-охотнику. Теща осуждённого утверждает, что слежка за ними велась около двух лет. Временами за ними кто-то следил через бинокль. «Друзья и знакомые, узнав о том, что случилось, даже не знали, как с нами теперь разговаривать», – с горечью повествует женщина.

Ситуация со Стилве стала для Латвии не первой такого рода. Большую известность получила история железнодорожника из Елгавы Александра Краснопёрова, арестованного осенью 2016 года. Его обвинили в том, что якобы он «систематично и целенаправленно занимался сбором неразглашаемых данных военного характера, с целью передачи их напрямую иностранному государству или при посредничестве другого лица». Конкретно же елгавчанину предъявили то, что он переснял с камер наблюдения «Латвийской железной дороги» видеоролик с пересекавшей город платформой, груженой военной техникой НАТО. Потом он посредством электронной почты переслал его знакомому в Калининграде по имени Максим Кротов. Со слов Краснопёрова, они познакомились на слёте бывших советских военнослужащих. Re: Baltica пишет, что Краснопёров имел доступ к видеонаблюдению в силу своих служебных обязанностей, так как руководил командой из восемнадцати человек, ремонтировавшей рельсы на участке длиной в 60 километров. Несколько раз Краснопёров пересылал Кротову и список внеочередных маршрутов поездов.

Этой историей всерьёз заинтересовался латвийский оппозиционный активист и публицист Владимир Линдерман, сам несколько раз задерживавшийся Полицией безопасности за «антигосударственную деятельность». Он отметил в соцсети Facebook: «В деле Краснопёрова возникает много вопросов. Например, такой: бронетехника стран НАТО, прибывшая в страну для учений или поступившая на вооружение латвийской армии – это секретная информация? Никак нет, ведь министерство обороны Латвии регулярно публикует пресс-релизы на эту тему. Даже приглашает горожан с семьями фотографироваться на фоне танков и БТР. Тогда почему нельзя посылать снимки друзьям? Потому что они живут в России? Или всё-таки в Латвию прибывает какое-то секретное вооружение, о котором мы ничего не знаем? Компоненты системы ПРО или что-то в этом роде?»

Латвийская пресса установила, что в 2015 году в аналогичную ситуацию чуть не попал другой елгавчанин. Анатолий решил сфотографировать для своего блога в социальных сетях военную технику, прибывшую днем на товарном составе на городскую железнодорожную станцию. «Состав не был закрыт, территория никак не была огорожена, никаких запретных знаков нигде вблизи не стояло. И событие, конечно, собрало целую толпу зевак: люди, по своему обыкновению, снимали

на мобильные телефоны, делали селфи и тут же выставляли свои "трофеи" в сеть. Сделал фото и я – после чего ко мне подбежал военный в форме и стал требовать немедленно стереть снимок, поясняя, что объект секретный и съёмка запрещена. У меня возник резонный вопрос: если объект настолько секретный, почему его разгрузка проводится на глазах всего народа, средь бела дня на привокзальной станции, а просьбы не снимать звучат в устной форме и не подкреплены никаким документом?» – удивился елгавчанин. Анатолия хотя и не арестовали, но пригрозили: если снимки появятся в интернете, у него могут возникнуть крупные неприятности.

Возвращаясь к Краснопёрову, нельзя не отметить, что он как будто специально предназначен на роль «русского шпиона» – мало того, что у него «говорящая фамилия», так он ещё и состоит в организации, объединяющей ветеранов Афганистана.

А не так давно в латышской прессе прошла серия панических публикаций – писали о том, что якобы сообщества советских ветеранов силовых структур «стали инструментом распространения влияния, силы и контроля Кремля».

Сразу после задержания Краснопёров признал вину, но затем стал всё отрицать, заявляя, что на него оказывалось давление. «Он признаёт, что посылал фото и видео, но он просто делился с товарищами, которые сами пережили военные действия», – сказал адвокат обвиняемого Геннадий Иванкин. В Re: Baltica отмечают, что это оказалось первое в Латвии дело о шпионаже, дошедшее до суда, и его исход определил стандарты для всех последующих разбирательств подобного рода.

Многие общественные деятели проявляют по поводу дела Краснопёрова скептицизм. Бывший министр иностранных дел Янис Юрканс с иронией сказал: «На платформе "Латвийской железной дороги" стоял танк – и работник компании его сфотографировал. Да уж, это серьёзное преступление. Видимо, сам Путин заслал сюда этого гаврика-шпиона». Экс-министр отметил: «Я понимаю, если бы этот человек сорвал брезент или подлез под него, что-то высматривал. Но ведь танк стоял на платформе, и ты его фотографируешь. Ну и что? Ни в одном законе Латвии не сказано, что человек не имеет права фотографировать вагоны, которые перевозят всё равно что. Это что, законом запрещено? Не запрещено, но спецслужбы хотят показать, что в Латвии есть шпионы – и их будут выявлять».

В начале января нынешнего года суд заменил Краснопёрову, проведшему за решеткой почти пятнадцать месяцев, меру пресечения. Его освободили из-под стражи, но запретили выезд из страны, а судебный процесс продолжился в мае. В итоге, суд Земгальского предместья Риги приговорил железнодорожного мастера к полутора годам тюремного заключения, шестидесяти часам принудительных работ и пробационному надзору на год и шесть месяцев. Впрочем, большая часть срока тюремного заключения оказалась списана, так как Красноперов находился в тюрьме с октября 2016 года по январь 2018-го. Затем он должен встать на учет в службе пробации, чтобы выполнять принудительные работы. Также осужденного обязали оплатить в течение тридцати дней после вступления приговора в силу судебные издержки в размере 260 евро. Таким образом, он ещё может считать, что ему повезло – ранее в прессе высказывались предположения, что «шпиону» дадут десять лет тюрьмы. Сам Александр Краснопёров от комментариев отказался, а его адвокат заявил, что приговор необоснованный. Истории Стилве и Краснопёрова сильно напугали русское население Латвии. Люди боятся, что охота на «шпионов» продолжится.

Василий Ермаков

Источник: www.stoletie.ru





войдите VkontakteYandex

Комментарии