Россия-Китай: оформление стратегического альянса продолжается



Прошедший 2−3 сентября визит в Китай президента России Владимира Путина продолжил оформление стратегического альянса между двумя великими евразийскими державами.

Отношения России и Китая за прошедшее после распада Советского Союза время прошли длительный период эволюции. Смутные 90-е с попыткой встроиться проигравшей в холодной войне страны в западный мир на равных с победителями, ожидаемо в нулевые закончился ничем. Завершение этого периода ознаменовала Мюнхенская речь Владимира Путина в 2007 году. Но отношениями с Западом геополитика постъельцинской России не исчерпывалась. Параллельно Россия начала развивать альтернативные геополитические векторы.

Во-первых, в 2001 году с целью экономической интеграции региона, вместе с Китаем, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном Москва основала Шанхайскую организацию сотрудничества. Напомню, что до этого, в 1996 году была образована «Шанхайская пятёрка». Последующие ежегодные саммиты участников «Шанхайской пятёрки» проходили в Москве в 1997 году, Алма-Ате (Казахстан) в 1998 году, в Бишкеке (Киргизия) в 1999 году и в Душанбе (Таджикистан) в 2000 году. Изначально ШОС не являлся военным блоком (как, например, НАТО) или открытым регулярным совещанием по безопасности (как, например, АРФ АСЕАН), а занимал промежуточную позицию. Главными задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участников, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия.

Однако на последнем саммите, прошедшем в Уфе в июле, организация серьезно прибавила в качестве, когда в ее ряды вступили две ядерные державы с большим демографическим потенциалом — Индия и Пакистан. К полноценному членству в организации после снятия санкций близок Иран, известный своими непростыми отношениями с Западом. В результате, несмотря на все риторические заявления лидеров, ШОС постепенно движется в сторону большего политического взаимодействия между членами и выдавливания США из Евразии. И чем быстрее будет идти экономическое сотрудничество стран ШОС между собой, тем актуальней будет становиться и политическое, потому что рано или поздно новые крупные экономические проекты потребуют под свою реализацию политических гарантий. А для этого члены ШОС должны быть уверены друг в друге.

Во-вторых, в нулевые была оформлена группа БРИК: главы государств БРИК впервые встретились в июле 2008 года в Тояко-Онсэн (Хоккайдо, Япония) в рамках 34-го саммита G8 и договорились о проведении полноформатного саммита, который состоялся в Екатеринбурге в июне 2009 года. В ноябре 2010 года на саммитеG20 в Сеуле ЮАР выразила желание присоединиться к БРИК, что и произошло в апреле 2011 года, после чего организация была переименована в БРИКС. Здесь, в отличие от ШОС, потенциала политического сближения стран пока не намечается. В силу совершенно разных доминирующих геополитических векторов цели организации исключительно экономические (что, в принципе, полностью устраивает Россию), и направлены на ограничение американской финансово-экономической гегемонии в мире. Так сказать, глобальная мировая страховка. Учреждение Банка БРИКС и Фонда развития стран БРИКС означает формирование параллельной экономической реальности наравне с той, что была создана по итогам Второй мировой войны англосаксами в своих интересах и получила свое окончательное оформление в Бреттон-Вудсе.

После саммита в Уфе политическими лидерами России и Китая было принято решение о сопряжении двух региональных проектов, в которых эти страны являются ведущими — Евразийского экономического союза и Нового Шелкового пути. Опять-таки, пока можно говорить только об экономическом взаимодействии этих двух проектов. Но этого вполне достаточно, т.к. геополитические и военно-политические аспекты сближения уже также наблюдаются невооруженным взглядом. Речь идет о визитах Си Цзиньпина на Парад Победы в Москву 9 мая текущего года и нынешний визит в Пекин Владимира Путина. Военно-политический нюанс этих визитов образовался даже не из-за самих визитов, а на фоне отсутствия глав других стран-победителей антигитлеровской коалиции что в Москве, что в Пекине.

Как отмечают эксперты, «в Китае прошел Парад победы, приуроченный к окончанию второй мировой войны. И самым важным гостем на нем назван Владимир Путин. Российский президент — единственный лидер из ключевых стран-союзниц по антигитлеровской коалиции, который прибыл на китайский парад. И китайцы это ценят. Для них ведь победа во Второй Мировой войне — не просто освобождение части своей территории от японских захватчиков. Для Китая окончание Второй Мировой войны — это окончание десятков лет унизительного существования Поднебесной как международной колонии, и начало пути к нынешнему величию. Приехав на парад, Путин тем самым не только отдал долг Си Цзиньпину (который приехал на Парад Победы в Москву), но и продемонстрировал признание этого китайского величия».

Отговорки западных лидеров как по поводу своего отсутствия в Москве, так и по поводу отсутствия в Пекине выглядят просто смешно, если не оскорбительно. Отговорка Обамы по поводу своего отсутствия якобы из-за того, что он не знал, что Китай празднует 70-летие победы во Второй мировой войне — это, мягко говоря, за гранью понимания. И, естественно, китайские товарищи, правопреемники Поднебесной, этого никогда не забудут и только лишний раз убедятся в правильности выбора углубления стратегического сотрудничества с Россией.

Особенно в этом плане отличились британские «товарищи», которые послали на празднества в Пекин бывшего министра финансов консерватора Кеннета Кларка. По совместительству являющегося директором Иностранного колониального финансового фонда (Foreign & Colonial Investment Trust). Сигнал более чем красноречивый. Вряд ли Китай простит Великобритании подобное унижение. Как и всему Западу. Китайцы, как большинство азиатов, люди терпеливые и действуют по принципу «терпение — лучшее достоинство воина». Будем ждать ответных шагов Поднебесной империи, но уже ясно одно: друзья познаются в беде, и новый шаг в сближении Китая и России сделан.

Некоторые эксперты говорят о том, что по итогам празднования 70-летия победы во Второй мировой войне в Москве и Пекине «человечество — еще не де-юре, но уже де-факто — разделилось на два лагеря. В первом находятся США, их союзники — так называемый «коллективный Запад», а также их зависимые территории: колонии, полуколонии и доминионы. Во втором — весь остальной мир, который сегодня всё сильнее объединяется вокруг китайско-российского стратегического союза, оформленного 9 мая на Красной площади в Москве и окончательно закрепленного 3 сентября на площади Тяньаньмэнь (Врата Небесного Спокойствия) в Пекине.

Казалось бы, Китай сегодня никто на Западе не обвиняет в агрессии, против него не введен режим санкций, как это сделано в отношении России. Почему же тогда ни один из лидеров государств западного мира, за исключением своевольного президента Чехии Милоша Земана, не приехал в Пекин? Что это за странное «табу»? И почему туда прибыли практически все лидеры мира «не-западного»?Ответ на эти вопросы прост и однозначен: таковы следствия геостратегического выбора, который теперь пришлось сделать каждому государству и каждой международной организации. Так сказать, перейти Рубикон или остаться «на том берегу»».

Действительно, можно сказать, что Москва и Пекин очень четко распределили свои роли в противостоянии с Мировыми паразитами, которые используют США как основную базу своего влияния в мире. Москва осуществляет военно-политическое обеспечение китайского экономического проекта, Китай — готов при необходимости подставить финансово-экономическое плечо России. Поэтому Россия воюет с США в военно-политической плоскости, а Китай — в финансово-экономической. Некоторые эксперты пытаются принизить ту роль, которую Россия занимает в этом тандеме, проводя ассоциацию с Россией как с охранником или телохранителем. Мне верной видится другая аналогия, где Россия играет роль военно-политической крыши мощной финансово-экономической государственной ТНК. Потому что без этой ядерной крыши все экономические достижения Китая не стоят сегодня и медного гроша.

Своим агрессивным и провокационным поведением американцы сами ведут дело к сближению наших стран и формированию стратегического альянса. И за это им стоит сказать большое спасибо — роль внешнего фактора еще никогда не была в истории лишней. В этом плане особо следует отметить то, что у России и Китая уже через год может появиться собственный аналог международного депозитарно-клирингового центра Euroclear. Это значит, что Москва и Пекин смогут скупать акции компаний друг друга без посредничества западных финансовых инструментов. Новая организация не будет подконтрольна ни Брюсселю, ни Вашингтону, что крайне важно в условиях геополитической борьбы. Если к этому добавить скорую готовность Китая запустить свой аналог системы международных переводов СВИФТ, не подконтрольный опять-таки Западу, то тенденция завершения мира по-американски становится весьма очевидной.

Юрий Баранчик

Источник: www.iarex.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.