Рецепт от агрессии НАТО



Россия знает, чем ответить на планы Североатлантического альянса.

Наша страна будет принимать активные меры для нивелирования угроз, возникающих со стороны Запада. Об этом накануне рабочего визита в Будапешт в интервью венгерской газете Magyar Nemzet заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Глава внешнеполитического ведомства достаточно жестко охарактеризовал усиление военной группировки НАТО в Центральной и Восточной Европе. «Иначе как дестабилизирующими и недальновидными такие действия назвать нельзя», — заметил министр. «Мы не склонны излишне драматизировать ситуацию. При этом, безусловно, не можем игнорировать нарастающие негативные тенденции, складывающиеся в результате взятого в НАТО курса на сознательный подрыв стратегического баланса сил в Европе, включая укрепление военного потенциала Североатлантического альянса вблизи российских границ, создание европейского сегмента глобальной ПРО США», — заявил Сергей Лавров.

Учитывая новые вызовы, Россия вынуждена, по словам Лаврова, пересмотреть свою Концепцию внешней политики. «В обновленном тексте будут отражены наши оценки перемен в международных делах за последние три года, включая похолодание отношений с Западом, наращивание интеграционных процессов на евразийском пространстве, деградацию обстановки в регионе Ближнего Востока и Севера Африки и связанный с этим всплеск терроризма и экстремизма», — подчеркнул министр.

Безусловно, самая большая угроза, это именно приближение военной инфраструктуры Североатлантического альянса к нашим границам. С терроризмом и экстремизмом наша страна научилась эффективно бороться, накоплен соответствующий опыт. Но в случае с НАТО речь идет об усилении регулярных армий целого блока государств. Вся мощь альянса сегодня направлена именно против нашей страны. Этого не скрывают европейские и американские политики. Некоторые открыто говорят, что в скором будущем возможно прямое военное столкновение с Россией.

За последние годы у нас в стране многое сделано для укрепления обороноспособности. Но слишком неравны ресурсы России и Североатлантического альянса. Совокупный военный бюджет стран НАТО превышает наши оборонные расходы более чем в десять раз. Несопоставимы имеющиеся ресурсы. Соответственно, нашей стране надо думать об ассиметричных мерах.

В интервью Сергей Лавров выразил надежду, что конфронтация может смениться сотрудничеством: «Рассчитываем, что в НАТО в конечном итоге возобладает здравый смысл, и наши западные партнеры найдут в себе силы отказаться от выстраивания конфронтационных схем, обусловленных стремлением обеспечивать собственную безопасность за счет других».

Но можно ли рассчитывать на то, что в альянсе разум возьмет вверх? Как заметил сам Лавров, нынешний кризис в отношениях связан с тем, что на Западе просто не желают прислушиваться к доводам нашей страны.

Видимо, в НАТО настолько уверены в своей силе, что просто не желают ни на кого обращать внимание. Соответственно, России необходимо собрать такую мощь, чтобы никаких мыслей о нападении на Западе даже не зарождалось. Как говорится, лучшая крепость та, которую и не пытаются штурмовать.

— Основная угроза распространения НАТО на Восток заключена в том, что увеличивается риск боевых действий, — считает старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

— Если блок захочет обострить свою позицию и перейти от санкций, от неучастия в программах вроде «Партнерство ради мира» к «горячей» фазе. Понятно, что чем ближе расположены военные части врага, тем сложнее давать им отпор. Соответственно, должны быть приняты такие меры, которые бы не позволили потенциальному агрессору надеяться на свое преимущество в виде приближения к границам военной инфраструктуры.

Нам надо искать такие средства, которые бы позволили угрозу внезапного нападения нейтрализовать. Во-первых, это встречное приближение эффективных вооружений к зоне потенциального конфликта. Это ракетные комплексы среднего радиуса действия. Они способны поражать силы противника. Речь идет, прежде всего, о Калининградской области, о Смоленской области. Вполне возможно, это территории наших союзников по Организации договора о коллективной безопасности. Прежде всего, это Белоруссия и Армения. Первая страна находится на западном направлении, где сосредоточены основные силы НАТО. Армения может сдерживать Турцию. Там надо размещать наши базы. С этими странами уже есть военно-техническое сотрудничество.

Конечно, вопрос размещения российских вооружений в Армении и Белоруссии быстро не решается, требуются дипломатические переговоры с суверенными государствами. Но потенциально у нас такая возможность есть.

Второе направление — дальнейшая модернизация наших Вооруженных Сил, производство для них нового вооружения. Эта задача осуществляется и так, без последних действий НАТО. Возможно, потребуется ускорение этого процесса.

Не исключено, что нам придется пересмотреть прежние стратегические подходы к реагированию на вызовы. Может быть, надо будет иначе разместить нашу военную инфраструктуру. И не только отдельных частей, но и штабов командования на потенциальном театре военных действий. Последняя перестройка по ликвидации военных округов, не факт что очень эффективная. Это касается и перехода от дивизионной структуры к бригадной.

Конечно, в условиях угрозы, встает вопрос о поиске возможных военных союзников. Всегда в истории, когда возникала военная угроза, одновременно решались три проблемы. Это собирание войск, пополнение арсенала и поиск союзников. С последним у нас есть проблемы. Есть ОДКБ. Но такого количества союзников, которое было у Советского Союза, у нынешней России нет. Поэтому это задача дипломатии, чтобы найти союзников. И если нет возможности заключить соглашения о прямой военной помощи, то надо добиваться хотя бы понимания позиции России в отношении Североатлантического альянса.

По крайней мере, к боевым действиям надо готовиться заранее, а не дожидаться, когда будет полыхать на наших границах. В условиях войны сложно будет решать проблемы, причем в разных сферах.

«СП»: — Есть ли надежда, что в НАТО возобладает здравый смысл, и блок от конфронтации перейдет к сотрудничеству?

— Политическая ситуация постоянно меняется. За четверть века существования новой России ситуация менялась неоднократно. Менялись подходы к оборонной политике. Причем как у российского руководства, так и у Североатлантического альянса. Каких-то железных непререкаемых трендов нет. Но, как говорится, если хочешь мира, готовься к войне. Какие бы не наступали новые исторические эпохи, справедливость поговорки выверена и проверена многократно.

На мой взгляд, в краткосрочной и среднесрочной перспективе Запад не откажется от линии, которая возобладала сегодня. Для НАТО нынешняя ситуация конфронтации как второе дыхание. Конфронтация позволяет оправдывать само существование Североатлантического альянса, позволяет получать во всё больших масштабах государственное финансирование военных программ. Предусматриваются новые рабочие места, в том числе для генералов НАТО. Так что нам не следует ожидать быстрого изменения политики блока в отношении России.

Но в Европе есть политические изменения. Получают распространение партии, которые иначе оценивают нынешнюю ситуацию. Они говорят, что российские интересы надо уважать, а не пытаться сломать нас через колено. Мы видим такие политические силы и во Франции, и в Венгрии, и в некоторых других государствах.

России играет на руку и тот факт, что Старому Свету пока не удается решить миграционный кризис. Есть еще экономические проблемы. Не всем нравится и сближение Евросоюза с Турцией. Все эти проблемы создают благоприятные условия для того, чтобы мы могли надеяться на изменение политической линии НАТО. Всё-таки военные не играют первую скрипку.

Конечно, есть интересы Соединенных Штатов, которые диктуют свою волю европейским странам. Но для поддержания имиджа европейских демократий надо слушать избирателей. Однако подчеркну, что в ближайшие годы на изменения надеяться не приходится.

— Наше политическое и военное руководство уже очертило круг принимаемых мер, — говорит заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов.

— Это возможность наращивания ракетного потенциала в Калининградской области, размещение ракет «Искандер», усиление ВКС. Надо просто обратиться к высказываниям президента и министра обороны. Они очертили возможные меры. Конечно, все наши действия будут взвешенными.

«СП»: — Может ли НАТО изменить свою политику по отношению к нам?

— Полагаю, что НАТО будет дозировано размещать свой потенциал у наших границ. Большую роль играет состав войск. В Румынии разместили системы ПРО. Что будет в Польше — пока неизвестно. Подождем решений летнего саммита НАТО в Варшаве. Посмотрим, как риторика будет воплощена в конкретных мероприятиях.

НАТО стремится усилить группировку в Восточной Европе. Как считают в альянсе, они делают это в ответ на российскую активность, прежде всего, в Крыму. Но мы тоже готовы нивелировать риски, которые появятся в связи с увеличением сил НАТО.

Кстати, Североатлантический альянс хочет разместить свои войска у наших границ не на постоянной основе. Насколько это опасно, будет оценивать наше военно-политическое руководство.

«СП»: — Что может сделать Россия, чтобы не втянуться в гонку вооружений?

— Простых решений нет. Требуется комплекс мер, как в военной, так и политической сфере. Нам надо усиливать политическое и военно-техническое сотрудничество в Евразии. Конечно, нам надо искать союзников. Требуется более тесное взаимодействие с Китаем, странами ОДКБ.

Источник: svpressa.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.