Проект «ЗЗ». Геополитический сдвиг



Удивительные заявления раздаются на Западе. Джон Керри вдруг сказал, что в ближайшие недели в Сирии наступит перемирие и что в переговорах оппозиции с Асадом непременно должны участвовать Россия и Иран. Барак Обама тоже не промолчал: он заявил, что всегда поддерживал борьбу РФ против «Исламского государства». Известный американский журналист Марк Адоманис признал, что Россия никогда не была в международной изоляции. А влиятельный «The Wall Street Journal» и вовсе твердит о «геополитическом сдвиге» в отношении Москвы.

Он всегда поддерживал русских.

После терактов в Париже Госдеп и Пентагон словно подменили.

17 ноября пресс-секретарь Пентагона Питер Кук заявил, пишет «Лента.ру», что Вашингтон положительно оценил увеличение числа авиаударов российской авиации по позициям боевиков «ИГ» в Сирии.

Затем выступил с позитивным прогнозом госсекретарь США Джон Керри. По его мнению, в ближайшие несколько недель в Сирии наступит перемирие. Оппозиция должна сесть за стол переговоров с президентом Башаром Асадом, и к данному процессу необходимо привлечь Россию и Иран.

Также глава Госдепа сообщил, что чем быстрее произойдут политические изменения в Сирийской Арабской Республике, тем скорее снизится там уровень насилия. «Тогда можно будет претворить в жизнь стратегию против группировок «ИГ» и «Джабхат ан-Нусра», — сказал он.

Наконец, госсекретарь выступил за координацию военных операций США, Франции и России.

Известно и заявление американского президента Б. Х. Обамы — совсем свежее, сегодняшнее.

Президент США признался, что всегда поддерживал борьбу России против «Исламского государства». Об этом он заявил 18 ноября на полях саммита Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества, проходящего на Филиппинах. Обама отметил, что собирается обсудить усиление российских мер в борьбе с «ИГ» с президентом Путиным, сообщает «Лента.ру».

Американский президент также подчеркнул, что Россия была «конструктивным партнёром» по сирийским переговорам в Вене.

Заявления весьма удивительные, добавим от себя, особенно если вспомнить, что совсем недавно американский истеблишмент в полном составе твердил о «контрпродуктивной» российской стратегии в Сирии и уничтожении русской авиацией вовсе не боевиков «ИГ», а «повстанцев», сражающихся за демократию и против «тирана» Асада. Кроме того, часть военной элиты США, а также ряд потенциальных кандидатов в президенты не стеснялись называть Россию первейшей угрозой нацбезопасности Соединённых Штатов.

Как вдруг мы слышим о «всегда поддерживал» и одобрении «усиления российских мер»! И ещё о грядущем перемирии в Сирии. И о том, что в сирийских переговорах непременно должны участвовать Россия и Иран.

Короче говоря, политика Белого дома сделала разворот на 180 градусов. По крайней мере, эти заявления сильно расходятся с концепцией «политики сдерживания» в отношении РФ, принятой администрацией Б. Х. Обамы в 2014 году. О международной «изоляции» России, о которой напыщенно заявлял тот же Обама, говорить и вовсе не приходится.

Известный американский журналист Марк Адоманис в «Forbes» прямо пишет, что Россия и Запад «сближаются». И что Россия не находится в изоляции, да и раньше в ней не находилась.

«The Wall Street Journal» пришёл к выводу: «Президент России был в центре всеобщего внимания на саммите G20», а журнал «The Economist», всегда скептически настроенный к России, вынужден был признать, что «перед лицом общей угрозы исламистского террора Россия и Запад, возможно, стали ближе друг к другу, если вообще не встали плечом к плечу». Другие издания пишут в подобной тональности, напоминает обозреватель.

До терактов в Париже общее мнение было таково: после начала «гибридной войны» на Украине Россию якобы изолировали, отдалив её не только от США и стран Центральной Европы (Польши, стран Балтии и т. д.), но даже от традиционных партнёров в ЕС (Германии, Италии и Франции). Москва стала «международным изгоем» и столкнулась с «решительными» протестами НАТО.

Спустя несколько месяцев выяснилось: Запад «осторожно» взаимодействует с Россией. После военного вмешательства России в Сирии, кризиса беженцев в Европе и волны терроризма «ИГ» обе стороны (Россия и Запад) проявили большую готовность к переговорам. После парижских атак террористов аналитики говорят уже и о своего рода «большой коалиции», которую необходимо создать для разгрома «ИГ».

Таким образом, никакой «изоляции» России не существует. Мало того, она не была по-настоящему «изолирована» и прежде. Россия, как с экономической, так и с демографической точки зрения, — относительно большая страна, чья территория охватывает значительную часть земного шара.

«The Wall Street Journal», вторя Адоманису, пишет о том, что теракты в Париже вызвали на Западе «геополитический сдвиг» в отношении России.

Журналисты Стивен Фидлер и Джулиан Барнс считают, что «тридцать минут ужаса на улицах Парижа» оказались «катализатором для широкого сдвига в международной политике».

Весь год на Западе воспринимали Россию как «растущую угрозу». «Агрессивная» позиция Москвы по отношению к Украине (и не только к ней) считалась «серьёзной угрозой». Терроризм тоже считался реальной проблемой, но его будто бы «сдерживали». Однако, нанеся «серию хорошо скоординированных ударов», боевики «Исламского государства» вернули угрозу терроризма в центр международной повестки дня.

И вот тут-то Россия мгновенно преобразилась в «партнёра».

Стратегия Москвы в Сирии, направленная на поддержку режима президента Башара Асада, стала считаться лучшим способом противодействия «ИГ». Кроме того, Европу быстро наполняют сотни тысяч беженцев. Дипломатическим итогом всего этого стало заявление Барака Обамы на саммите G20 о грядущем «удвоении» усилий военной кампании против «Исламского государства» и дипломатических усилий для достижения политического урегулирования сирийского кризиса.

Председатель сенатского Комитета по разведке Ричард Берр сказал в эфире «CBS», что он надеется на стремление президента Франции создать при помощи НАТО новую антитеррористическую коалицию.

Также сообщается, что в настоящее время Париж готовится утроить число своих самолётов на Ближнем Востоке для проведения операций против боевиков «ИГ».

На саммите G20 в Турции, указывают обозреватели, г-н Путин призвал Запад присоединиться к общей борьбе против международного терроризма. По-видимому, Москва надеется, что будет заключена некая сделка, благодаря которой сотрудничество по сирийскому кризису приведёт к ослаблению антироссийских санкций, введённых из-за Украины. До сих пор европейские чиновники сопротивлялись этой возможности, напоминают журналисты.

В России же думают иначе. К примеру, председатель Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков утверждает, что Россия в Сирии борется с теми, кто устроил взрывы в Париже и объявил войну Европе. Поэтому для Запада пришло время прекратить критиковать Москву и создать совместную коалицию, цитирует его слова «The Wall Street Journal».

* * *

Западу потребовался жестокий урок. Усвоив его, Запад понял: мировой терроризм — враг общий, и отдельными «коалициями» с ним не борются. Действия могут быть только совместными.

Понял Запад и другое: Россия уничтожает в Сирии террористов, а не мифических «умеренных оппозиционеров». Наконец, понял Запад и третье: Москва отнюдь не угрожает «мирным странам Балтии».

Впрочем, в США и Европе понимали это и раньше; истерика нужна была только генералам и военным дельцам, стоящим за их спинами. Однако теперь накал пропаганды о «русской угрозе» уменьшится. Создавать коалицию с теми, кого считаешь «врагом номер один», невозможно, не так ли? 

Олег Чувакин

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.