Принудительная удалёнка


Госдума готовится к рассмотрению во втором чтении законопроекта о дистанционной работе, где появится поправка, благодаря которой органы государственной и муниципальной власти получат право принудительно переводить сотрудников предприятий на удалёнку. На первый взгляд, всё выглядит логично – по сути, речь идёт о чрезвычайных ситуациях. Однако есть и существенные нюансы.

Госдума, как выразился сегодня господин Жириновский, не только страдает маразмом и занимается "политическим онанизмом", но и рассматривает законопроекты с весьма сомнительными последствиями.

Так, парламент готовится к рассмотрению во втором чтении законопроекта о дистанционной работе, где появится поправка, благодаря которой органы государственной и муниципальной власти получат право принудительно переводить сотрудников предприятий на удалёнку.

На первый взгляд всё выглядит логично. Ведь речь идёт о природных или техногенных катастрофах, производственных авариях, пожарах, а также масштабных вспышках опасных заболеваний среди людей или животных. Однако здесь появляется весьма спорный пункт – принудительный перевод на удалёнку станет возможен "в любых исключительных случаях, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части". А это, как вы понимаете, можно трактовать по-разному.

"Смотрите, здесь расшифровка достаточно примитивна. Дело в том, что есть закон о чрезвычайных ситуациях, который достаточно чётко прописывает все возможные аспекты ограничений по отношению к работодателям, работникам, людям, гражданам. Почему принимается такой – и я надеюсь, что всё-таки его отклонят, но может быть, и примут – законопроект? Дело всё в том, что события, происходившие во время так называемого локдауна, не были признаны чрезвычайной ситуацией. Более того, даже наличие, например, справки – я знаю несколько таких судебных разбирательств, – что вы находились на ограничении и ваша деятельность не могла вестись, от Торгово-промышленной палаты, судья отклоняет эти бумаги и никоим образом не принимает во внимание при неисполнении договора. В данном случае этот законопроект снимает полные обязательства с того, что мы ошибочно называем государством, и эти люди, которые подпишут законопроект, просто расписываются в том, что будут нас ограничивать, но платить за это не будут", – уверен предприниматель Дмитрий Потапенко.

Весной нас посадили на карантин. Два месяца среди четырёх стен за собственный счёт. Была ли угроза? Как показала практика осени, ответ отрицательный. При этом нанесён колоссальный удар по бизнесу, а миллионы людей лишились работы. Может, кому-то покажется странным, но на мой взгляд, если давать циничную трактовку происходящему, не отрицая самого факта присутствия болезни, речь идёт о манипуляциях и переделе рынка.

Кто у нас нынче с кешем? Банкиры, чиновники, силовики, у которых "под матрацем" находят миллиарды рублей в наличной форме. Что им мешает воспользоваться ситуацией и приступить к поглощениям через банкротства? Ничто.

Примечателен тот факт, что согласия сотрудников для перехода на принудительную дистанционную работу спрашивать не будут, как не будут и вносить изменения в трудовые соглашения. При этом работодатель обязан компенсировать за свой счёт понесённые работником затраты на удалённой работе.

Местные власти и так могут нас отправить на удалёнку. Более того, у местных властей есть рычаги давления в виде ОАТИ, которая нас будет штрафовать, не помню, на какую сумму, по-моему, тысяч 300, что ли, если мы не переведём, вот, например, по 97-му указу мэра Москвы сотрудников на удалёнку. В смысле, не "не переведём", а не отчитаемся – им же не важно, чтобы мы обязательно перевели людей на удалёнку, им важно, чтобы мы отчитались, что мы это сделали. То есть цели немножко, так скажем, разные, поэтому почитала комментарий ТАСС, я не вижу там ничего такого мега-, мы и так, в принципе, в таком жёстком формате живём. Меня, единственное, напрягает то, что я обязана как работодатель либо компенсировать все затраты сотруднику на то, что он работает удалённо, либо предоставить ему все технические средства связи. То есть это, по сути, про то, что мы ЧС вводить не будем, мы платить за то, что вы должны что-то сделать, не будем, а хотим, по сути, вылезти за счёт работодателей,

– рассказала предприниматель Наталья Горячая.

Вот она, сермяжная правда жизни – государство не желает вводить режим ЧС, а значит, не обязано компенсировать потери. На мой взгляд, это яркий пример циничной политики счетоводов из Минфина. Если этот подход не изменить, если не отодрать чиновников от бизнеса, то последствия будут весьма печальны. К концу этого года – в начале следующего в России будут массовые банкротства как юридических, так и физических лиц. И в этой ситуации проводить политику двойных стандартов, на мой взгляд, нелогично. Хотя, если мы говорим про передел сфер влияния, то подобная схема, в т. ч. через принудительную удалёнку, вполне сгодится.

Юрий Пронько

Фото: Андрей Никеричев/АГН "Москва"

Источник: ug.tsargrad.tv