«Президентские выборы» в Белоруссии


Формально о так называемых президентских выборах в Белоруссии было объявлено к вечеру пятницы 8 мая. Мало кто думал, что официально непризнанная эпидемия станет препятствием для чисто технического оформления очередного президентского срока Александра Лукашенко, бессменно правящего постсоветской республикой с 1994 года, когда в Белоруссии прошли первые президентские выборы.

Польша президентские выборы перенесла по причине пандемии, а в Белоруссии их не только не отложили, но и назначили на август — сезон отпусков. Отработав технологию продления президентских сроков, теперь основному претенденту на фактически приватизированный высший государственный пост даже явка не особо нужна. Она только мешает, создавая технические, организационные и психологические сложности для непосредственно обеспечивающих единственно правильный результат.

Заявки на участие в так называемых выборах президента Центризбирком получил от 55 граждан. Из них 40 получили отказ в регистрации инициативных групп по сбору подписей за своё выдвижение. Остальным 15 придётся собрать не менее 100 тысяч подписей, чтобы получить статус кандидата.

Как показывает практика предыдущих президентских кампаний, глава Центризбиркома Лидия Ермошина с удовольствием регистрирует тех, кого надо зарегистрировать, даже если количества достоверных подписей недостаточно. Регистрирует даже в случае, когда подано подписей существенно меньше необходимого числа. И, наоборот, не регистрирует собранные подписи за тех, чья регистрация признана нецелесообразной.

Лидия Ермошина / Rec.gov.by

В нынешней президентской кампании, как и в политических процессах на протяжении почти четверти века до этого, Лукашенко сам себе назначает оппозицию, и сам же рисует цифирь «элегантной победы». Он даже публично заявляет о фальсификациях президентских выборов — его откровения находятся в свободном доступе на YouTube.

Дабы и пресловутому «народцу», и пресловутым «западникам» было легче сглатывать уже выложенную на блюдечке горькую пилюлю, бывший председатель совхоза не поскупился на антураж. Беспрецедентное количество подавших заявления, целых 15 признанных кукловодами кандидатов в кандидаты, включая жену блогера и прочих обладателей сопоставимых заслуг перед Отечеством — это ли не триумф демократии, это ли не апофеоз народовластия?

В краю победившего местечкового национализма, ставшего чем-то вроде «морального кодекса строителя коммунизма» для поколения Лукашенко и многих его номинальных соперников, по законам жанра должен был появиться «пророссийский кандидат». Такового сразу же выявили, и даже не одного. Победа над ним должна означать торжество «национальной идеи» и смачный кукиш Кремлю.

Сначала на сцене нарисовались некто Андрей Иванов — «автор книг и проекта «Кремлёвская школа управления» и Валерий Перевощиков — «ветеран труда и войны». Оба подали заявления в ЦИК, и обоим Лидия Ермошина отказала в регистрации по формальному основанию — родились они в РСФСР. Здесь обнаружился интересный принцип келейно созданного законодательства постсоветской республики, дополняющий прочие особенности, сближающие её с «образцом президентской республики».

Белорусские националисты

Затем стали копать глубже и выявили «пророссийскость» у других номинальных претендентов на трон. Под подозрением оказался банкир Виктор Бабарико — бывший комсомольский деятель, прошедший типичный для позднесоветской номенклатуры путь капиталистического успеха. В должности главы «Белгазпромбанка» он десятилетиями поддерживал (и далеко не только морально) националистов всех мастей — от мутных тусовок самодеятельных «неабыякавых маладзёнау» до отбившей поклоны Феликсу Дзержинскому и перековавшейся в «лихие девяностые» в антисоветчицы и русофобки Светланы Алексиевич. Бабарико щедро одаривал ресурсами белорусской «дочки» российского «Газпрома» системных «белорусизаторов» и сам лично скандировал националистический слоган «Жыве Беларусь» на официальных мероприятиях. Годами он раздавал скандальные интервью, позиционируя себя противником советского прошлого и сторонником местечкового национализма и либертарианства.

О своих президентских амбициях Бабарико заявил 12 мая — в тот же день, что и вышеупомянутый «пророссийский» Иванов. После удаления высмеянного в националистической прессе незадачливого Иванова фокус внимания сосредоточился на Бабарико. Корпус стражей националистической революции не без помощи опытных кураторов высмотрел в нём агента ФСБ и проводника интересов «российской олигархии». Формальное основание — работа в белорусской дочерней структуре российского «Газпрома».

Интересный факт: за шесть дней инициативная группа Бабарико отчиталась о сборе более 10 тысяч сторонников. Для сравнения: численность инициативной группы Лукашенко заявлена в 11 тысяч человек. У остальных номинальных претендентов инициативные группы кратно и на порядки меньше. Бывший банкир-националист не так прост, утверждает автор печатного органа администрации президента Белоруссии, недвусмысленно инкриминируя Бабарико деятельность в интересах злонамеренного Кремля.

Ещё один подозреваемый в «пророссийскости» как бы соперник Лукашенко по президентской гонке — бывший посол Белоруссии в США и бывший же руководитель минского «Парка высоких технологий», возродившийся на вольных хлебах блогер и «международный консультант» Валерий Цепкало. Он тоже позиционирует себя как либертарианца, апеллирует к тотальной модернизации и стоит на умеренно-националистической платформе. Однако ряд его тезисов по проблемам нациестроительства доводит местных змагаров до истерики.

Валерий Цепкало / Brigh7

Так, выступая 21 мая перед прессой, Цепкало заявил, что Минск не выполняет политическую часть подписанного в 1999 году договора об образовании Союзного государства России и Белоруссии. Он констатировал: «Белоруссия на протяжении 20 лет требовала от России выполнения только экономического блока».

«Россия исправно выполняла свои обязательства и исправно давала нам дешёвые цены на нефть и на газ исходя из второй части этого договора. Мы при этом, естественно, не выполняли — мы вместе с Россией не выполняли — блок, который касался политической части этого договора», — добавил Цепкало.

По его мнению, были упущены возможности по приватизации «МАЗ» и других белорусских госпредприятий, которые в принципе не могут быть эффективными и которые сейчас вряд ли кто купит за предлагавшиеся союзниками деньги, если купит вообще. Он также рассказал об упущенных возможностях сотрудничества с западными компаниями, приведя в качестве примера доведённый до ручки советский высокотехнологичный флагман — минский завод ЭВМ имени Орджоникидзе.

В принципе, заявленного по Союзному государству и возможности приватизационных сделок с российским капиталом было достаточно, чтобы латентные и не очень русофобы почувствовали удар серпом по нижней чакре. Однако это было ещё не всё: Цепкало приготовил для среды «сознательных» ещё одну пачку дрожжей, заявив, что является сторонником двуязычия.

«На уровне психологических стереотипов всё-таки мы не чувствуем разницы с русскими, — сказал он. — Никогда, ни разу я не чувствовал на подсознательном, этнопсихологическом уровне, что это чужой человек».

Развивая успех, он рассказал о советской общности, отметив, что взаимодействуя «с русскими, равно как и с украинцами» он никогда не чувствовал, что они представители другой страны, другого народа, другой нации. Вполне в западнорусистском духе из уст Цепкало прозвучало: «Они всегда казались мне «свои люди».

То есть Цепкало свободно высказывался на темы, которые Лукашенко табуировал вплоть до угрозы лишения свободы. Насколько такая угроза реальна, свидетельствует вынесенный в 2018 году приговор по уголовному «делу регнумовцев». Один из осужденных по этому резонансному процессу — доцент кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники Юрий Павловец. В своих научных изысканиях он рассуждал на те же темы, что и Цепкало, публикуя статьи в российских СМИ и научных сборниках. В итоге доцент БГУИР был осужден по статье 130 УК РБ («Экстремизм»).

Основы белорусского национализма могут критиковать Элен Каррер д’Анкосс или Пер Андерс Рудлинг, но не Валерий Цепкало или Юрий Паловец. Тот факт, что экс-глава ПВТ не только позиционирует себя как претендента на президентское кресло, но и, критикуя авторитарного правителя, бросает тень на преступную «белорусизацию», позволяет обратить взор на источник санкционирования таких действий.

Элен Каррер д’Анкосс

Фундаментальное отличие президентской кампании 2020 года от президентских выборов 1994 года в том, что более четверти века назад оба основных кандидата были «пророссийскими», а теперь среди них нет ни одного такого — только имитация, и только в интересах властей. За 26 лет Лукашенко эволюционировал до убеждённого сепаратиста и практика актуалистического идеализма, стал полноценным удельным правителем со всеми полагающимися атрибутами — от гарема до придворного театра с постановкой борьбы нанайских мальчиков.

В нынешнем спектакле не всё идёт гладко. Победа над «пророссийским кандидатом» не клеится. Сделав в начале XXI века ставку на национализм, Лукашенко растратил весь свой политический капитал 90-х. Он потерял свой традиционный электорат — сторонников воссоединения с Россией и пророссийски настроенных граждан, лишившись симпатий даже пенсионеров, директората и военных. Но и для этнических националистов он не стал «своим» — его лишь временно терпят по причине полезности для нового антирусского проекта.

Похоже, со всех берегов этого старого коня не желают видеть вышедшим с переправы. Но он ещё поборется и даст угля стране в ближайшую пятилетку.

Георгий Шкловский

Источник: regnum.ru