Почему Трамп может ударить по Ирану



Иван Данилов, экономист, автор блога Crimson Alter

После внезапной американской атаки на сирийскую авиабазу Шайрат Дональд Трамп стал многими восприниматься как политик, который все проблемы будет решать с помощью грубой силы и мощного пиара.

После того как его угрозы в адрес Пхеньяна оказались пустым блефом, который был раскрыт демонстративными северокорейскими испытаниями ракет, имидж Трампа резко изменился, и теперь появился соблазн воспринимать его как слабого игрока, которого не боится даже Ким Чен Ын.

Паника, возникшая из-за возможности военного столкновения с США в Сирии, так же как и шапкозакидательские настроения, возникшие после неудачной северокорейской авантюры Трампа, — в равной степени опасные эмоции, которые никак не способствуют трезвому рассмотрению рисков и возможностей, связанных с внешней политикой нынешней вашингтонской администрации. Например, есть вполне серьезный риск того, что следующая американская война может начаться рядом с нами, так как очередной целью американских "Томагавков" станет Иран.

Важно учитывать, что администрация Трампа, которую и так раздирают внутренние противоречия, вынуждена исходить из нескольких фундаментальных ограничений американской экономики и политической системы.

Американский военно-промышленный комплекс до такой степени важен для экономики страны и обладает столь серьезными политическими ресурсами, что попытки избежать втягивания США в очередную войну могут ее только отсрочить, но не отменить. Политологическая поговорка, утверждающая, что у каждого американского президента обязательно должна быть собственная большая война, — это не свидетельство кровожадности американских политических лидеров, а сухая констатация необходимости принесения регулярных жертв на алтарь почти всесильного военно-промышленного лобби. Трампу как президенту, который не пользуется поддержкой американской политической элиты, очень нужна поддержка столь мощной внутриполитической силы.

Однако экономика США вряд ли сможет легко выдержать по-настоящему масштабный конфликт, особенно если он приведет к серьезному ущербу для глобальной экономики, а значит, ударит по международным технологическим и логистическим цепочкам, которые нужны для стабильной работы американских корпораций. Это сильно ограничивает круг возможных целей для агрессии. Конкретно в случае администрации Трампа есть еще два важных ограничения. С одной стороны, ему очень нужно демонстрировать силу там, где Обама демонстрировал слабость, но при этом американское общество устало от военных конфликтов, да и сам Трамп во время избирательной кампании обещал не заниматься бессмысленными войнами на чужой земле.

На борту катера Riverine Command Boat американских ВМС
© AFP 2017 / Marwan Naamani
На борту катера Riverine Command Boat американских ВМС


Исходя из вышеизложенного, становится более понятной определенная сдержанность администрации Трампа в сирийском и северокорейском вопросах. Пиар и единичные демонстрации силы — это хорошо, но вот риск прямого военного столкновения с российскими войсками на сирийской территории, а также риск серьезного ядерного инцидента и настоящей региональной войны на Корейском полуострове — это неприемлемо для Белого дома, по крайней мере, на данный момент. В случае Северной Кореи ситуация осложняется тем, что даже союзники США в регионе, Сеул и Токио, недвусмысленно намекают на охлаждение к сценариям американской военной интервенции, и эти намеки уже заметили западные СМИ. Потенциальные авантюры в Сирии и Северной Корее сейчас несут больше минусов, чем плюсов для администрации Трампа, однако в случае атаки на Иран баланс выгод и рисков становится совсем другим.
Давайте попробуем посмотреть на ситуацию глазами американского президента и его окружения, а также перечислить факторы, которые могут привести к решению о желательности военной интервенции против Ирана.

С точки зрения пиара Трамп может разыграть иранскую карту для того, чтобы показать, что он способен добиваться успеха силовыми методами там, где администрация Обамы пошла на неоправданные уступки Тегерану. Также Трамп сможет записать в свой актив выполнение одного из своих предвыборных обязательств, а он обещал именно жесткое противостояние с Ираном и отмену "ядерной сделки". В контексте его отказа от многих других предвыборных обещаний столкновение с Ираном может стать важным способом сохранения имиджа политика, который хоть иногда держит слово.

Любая военная операция против такого крупного регионального игрока, как Иран, потребует значительных вложений сил и средств, а также оправдает практически любое увеличение военных расходов. Военно-промышленное лобби будет всячески поддерживать такой сценарий.

По целому ряду исторических, идеологических, политических и экономических причин военный удар по Ирану, скорее всего, получит максимально возможную поддержку со стороны Саудовской Аравии и Израиля, которые являются ключевыми союзниками США в Ближневосточном регионе, а также обладают определенным влиянием на американские внутриполитические процессы. По сообщениям американских СМИ, именно иранская тема станет главной на предстоящих переговорах Трампа в рамках предстоящих визитов американского президента в Эр-Рияд и Тель-Авив.

Вид на Тегеране, Иран
© AP Photo / Ebrahim Norooz
Вид на Тегеране, Иран


Трамп не без оснований считается "президентом нефтяников", и он уже предпринял несколько шагов для поддержки американских нефтяных компаний, среди которых стоит особо упомянуть назначение председателя совета директоров нефтяного гиганта ExxonMobil Рекса Тиллерсона на должность госсекретаря. Отмена экологических ограничений, принятых во времена Обамы, бесспорно, помогает нефтяному сектору, но это не идет ни в какое сравнение с тем долларовым дождем, который прольется на американских нефтяников в случае начала настоящей войны в Персидском заливе. Даже банальное повышение геополитической напряженности вокруг Ирана может привести к росту мировых цен на энергоносители, а полноценная военная операция гарантированно спровоцирует серьезный скачок цен на нефть.

Дополнительным бонусом для США в этом случае станут проблемы Китая, который может на неопределенное время остаться без одного из своих главных поставщиков энергоресурсов.

В качестве дополнительной стратегической цели, которую американцы могут попытаться достичь в Иране, можно обозначить создание зоны управляемого хаоса в регионе. Коллапс существующей иранской власти, а именно этого будут пытаться добиться американские "ястребы" и их региональные союзники, может создать идеальные условия для распространения влияния различных радикальных группировок. Ликвидация сдерживающего иранского фактора скажется на стабильности всех соседних государств и будет создавать угрозу для России на кавказском направлении. Одновременно ликвидация дееспособной иранской власти очень негативно отразится на перспективах главного геополитического проекта Китая, так называемого "Экономического пояса Шелкового пути", в котором Иран и его соседи должны играть не последнюю роль. Получается, что с точки зрения сдерживания Китая и давления на Россию американский удар по Ирану выглядит вполне рациональным решением.

Фрегат ВМС Ирана
© AP Photo / Ebrahim Norouzi
Фрегат ВМС Ирана
 

Среди минусов прямого военного столкновения с Ираном можно отметить риски, связанные с получением Ираном российских систем ПВО, а также нежелание европейских союзников США отказываться от результатов "ядерной сделки" Обамы, которая открыла европейским компаниям доступ к иранским природным ресурсам и иранскому рынку. Время покажет, насколько смогут эти риски остановить эскалацию конфликта между Вашингтоном и Тегераном.

К сожалению, на данный момент наблюдается очевидная дипломатическая подготовка к отмене соглашения с Ираном. Дональд Трамп заявил, что, несмотря на формальное соблюдение условий "ядерной сделки", Иран якобы нарушает ее дух, а Рекс Тиллерсон в своем апрельском письме сенату США назвал Иран "государством, спонсирующим террор с помощью различных методов и платформ". Стоит напомнить, что именно необходимость борьбы с терроризмом стала одним из предлогов для военных интервенций эпохи президента Буша, и ничто не мешает администрации Трампа повторить однажды сработавший трюк. Более того, в Республиканской партии достаточно радикальных "ястребов", которые будут готовы отложить в сторону все свои претензии к Трампу ради начала большой ближневосточной войны.

Что делать России, если риски американского военного удара по Ирану будут нарастать? Воевать за Иран представляется нецелесообразным. Не менее нецелесообразным представляется поддерживать возможную американскую операцию. Как бы цинично это ни звучало, наиболее рациональный подход заключается в том, чтобы стимулировать обе стороны конфликта предлагать России что-нибудь выгодное с экономической или политической точки зрения в обмен на ограниченную поддержку или нейтралитет. В идеальном случае Россия при поддержке Китая и ЕС сможет обеспечить сугубо дипломатическое решение американо-иранской проблемы, но сейчас слишком рано об этом говорить. Для начала необходимо увидеть, с какими планами и идеями вернется Трамп из своего ближневосточного турне.

Источник: ria.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 1

  1. АЛЕКСАНДР КУЗНЕЦОВ 07 мая 2017, 11:34 # 0
    Такие анонимные статьи, из цикла советских – «Есть мнение», имеют определённую цель. Эта цель – нарисовать максимально мутную ситуацию, попроще, навести «тень на плетень».
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.