Орда: Что и кто стоит за инициативами «безъядерного мира»?



Гарри Трумен и Уинстон Черчилль.

Послесловие к трагическому юбилею.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и папа римский Франциск практически одновременно призвали мир к всеобщему отказу от ядерного оружия. Таким образом они отдали дань 70-летию скорбной даты — ядерного удара американских ВВС по Хиросиме и Нагасаки. На церемонии у «атомного дома» в Хиросиме, над которым взорвался «Малыш», второй из трех произведенных в США к лету 1945 года атомных боезарядов (первый, безымянный, был испытан в пустыне Аламогордо, штат Нью-Мексико, а третий — «Толстяк» — взорвали в Нагасаки), к Абэ присоединился мэр Хиросимы Кадзуми Мацуи.

Вот что сказали эти государственные и религиозные деятели.

Папа Франциск назвал атомные бомбардировки поверженной к тому времени Японии «постоянным напоминанием человечеству» о необходимости запрета оружия массового уничтожения (ОМУ). Выступая с воскресной молитвой в Ватикане, он заявил, что это трагическое событие на протяжении стольких лет вызывает ужас и отвращение. «Взрывы японских городов стали символом необъятной разрушительной мощи человека, когда он неправильно использует достижения науки и техники, и стали постоянным предупреждением человечеству, дабы оно навсегда отвергло войну, запретив ядерное оружие и все средства массового уничтожения», — так сказал понтифик.

Синдзо Абэ: «Я приношу свои соболезнования душам всех жертв атомной бомбардировки, всем пережившим эту трагедию и членам их семей, — распространилось по социальным сетям предшествовавшее траурной церемонии в Хиросиме заявление японского премьера. — И я клянусь, что мы добьемся того, что мир полностью откажется от ядерного оружия». «Пока существует ядерное оружие, никогда не знаешь, кто станет его жертвой, — это уже из призыва к международному сообществу мэра Хиросимы. — Услышьте наш голос и подумайте об этом со всей серьезностью».

И премьера, и мэра, разумеется, можно понять. И поверить в их искренность тоже можно. Тем более, что и президента США Барака Обаму на церемонию в Хиросиму приглашали, но он, как и все без исключения его предшественники, приглашением благоразумно не воспользовался, хотя его продублировал и мэр Нагасаки Томихиса Тауэ. «Благоразумность» Обама проявил отнюдь не из-за опасности возмущения японцев. Они конечно же ничего не забыли, но понимают геополитические реалии, осознают масштаб понесенного во Второй мировой войне поражения, почитают подписанные их проигравшими предшественниками договоры, как и написанную американскими оккупантами «безъядерную» и вообще «мирную» конституцию 1947 года с ее 9-й статьей. Создание ее приписывается адмиралу Дугласу Макартуру, однако на самом деле текст этого документа был написан двумя офицерами его штаба с учеными степенями в области юриспруденции, а еще один правозащитник поучаствовал в создании той части «основного закона», которой утверждалось гендерное равенство. При этом поразительно, что новая японская конституция, сменившая имперскую конституцию Мэйдзи, копировала отнюдь не американскую, а британскую модель власти, «воспетую» Сесилом Родсом, основателем южноафриканских колоний Туманного Альбиона, а также алмазной империи «De Beers», как «образцовую» для всего мира.

Официально считается, что завуалированное предупреждение Японии о предстоящем ядерном ударе прозвучало 26 июля 1945 года, в Потсдамской декларации лидеров США, Великобритании и гоминьдановского Китая — Гарри Трумэна, Уинстона Черчилля и Чан Кайши. «Мы призываем правительство Японии объявлять теперь безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил и обеспечивать надлежащие и соответствующие гарантии их добросовестности в таком действии, — указывалось в этом документе. — Альтернатива для Японии — быстрое и чрезвычайное разрушение».

На самом деле эта декларация была принята, как сейчас принято выражаться, «на полях» состоявшейся с 17 июля по 2 августа завершающей конференции «большой тройки» Антигитлеровской коалиции — И.В. Сталина, Трумэна и Черчилля. Чан Кайши явно не был заменой Сталину, и отсутствие подписи советского лидера под требованиями к Токио, изложенными в Постдамской декларации, по сути ее обесценивало. (Причем, несмотря на подтверждение нашей страной на самой конференции обязательств по вступлению в войну против милитаристской Японии).

Тем более, что и 26 июля — дата обнародования этого документа, и 17 июля — день начала Потсдамской конференции союзников, Вашингтоном и Лондоном негласно привязывались к ядерному испытанию в Нью-Мексико. Трумэну был необходим инструмент давления на «этих русских». Американцы всячески затягивали с открытием конференции, изобретая процедурные «препоны и рогатки», до тех пор, пока с подачи руководителя Манхэттенского проекта (по созданию атомной бомбы) генерала Лесли Гровса Трумэну в Потсдам по итогам испытательного взрыва не ушла «кодированная» телеграмма следующего содержания: «Операция прошла успешно. Результат превзошел все ожидания. Доктор Гровс доволен».

Да и угроза в адрес Японии в Потсдамской декларации была блефом. Для изготовления хотя бы четвертой бомбы, после того, как все три боезаряда из первой «партии» оказались «израсходованными», США потребовались бы несколько месяцев. Поэтому угроза «быстрого и чрезвычайного разрушения» оказалась сродни «посланиям» американских физиков, письма которых японским атомщикам после бомбардировок спускались с американских военных самолетов на парашютах. Ужаснувшись собственному изобретению и принявшись обивать пороги вашингтонской «рейхсканцелярии» с наивной просьбой «вернуть» бомбу «под контроль ученых», они, тем не менее, тоже требовали от японцев «немедленной капитуляции», пока не начался «дождь из бомб». И эту работавшую на американскую пропагандистскую машину ложь убедительно разоблачали прочитанные авторами этих строк еще в детстве книжки «Ярче тысячи солнц» Роберта Юнга и «Миссия «Алсос» Сэмюэля Гаудсмита. Обе были посвящены Манхэттенскому проекту и, кроме того, описывали множество деталей, в частности, деятельность американской секретной миссии «Alsos», продвигавшейся вслед за экспедиционным корпусом союзников вглубь Германии и искавшей «следы» немецкой атомной бомбы. (Кое-что нашли, но информация об этом просочилась в историческую литературу и СМИ много позже, с трудом преодолев жесточайший режим секретности, установленный спецслужбами внутри и вокруг американского ядерного инкубатора в Лос-Аламосе).

«Благоразумие» Обамы с отказом от «юбилейного» визита в Хиросиму — на самом деле другой природы, не «японской». Он и так президент-лузер, как бы ни изощрялся в своих славословиях в его адрес наш бывший соотечественник Николай Злобин. Поэтому поехать в Хиросиму для хозяина Белого дома было чревато усугублением и без того незавидного положения, превращением в изгоя не просто в истеблишменте Демократической партии, где доминирует его заклятый «друг и партнер» Хиллари Клинтон, а лояльный к нему Джозеф Байден даже если и ввяжется в схватку, шансов имеет немного. Визит к «истокам» многочисленных американских преступлений второй половины XX и начала XXI веков никогда не простил бы Обаме весь истеблишмент США в целом. Но главное — дирижирующие этим «двухпартийным» консенсусом олигархи, что привели его к власти. Те, кто рассчитывал руками чернокожего президента «провернуть» глобальную операцию по переносу «мирового центра» обратно в Лондон через Южный Китай (Гонконг & Шанхай) и Сингапур. Вернуть его туда, где он находился до бурных событий начала XX века. И откуда столетиями исходили многочисленные планы колонизаторского порабощения человечества, в системном виде изложенные тем же Родсом, а также Маккиндером, Уэллсом, Расселом и очень многими участниками и наемниками узкого и предельно закрытого круга англосаксонских «глобальных элитариев».

После всех этих рассуждений не проясненным остается один вопрос. Почему в одной упряжке с японскими лидерами оказался Святой престол и можно ли поверить в его искренность? На взгляд авторов этих строк, абстрактно-гуманистический аспект призывов Ватикана должен быть отделен от политического, который несет смысловую нагрузку, прямо противоположную сказанному понтификом.

Дело в том, что еще предшественник Франциска — прежний папа Бенедикт XVI — в декабре 2012 года призывал к оформлению пресловутого «Нового мирового порядка» путем создания «мирового правительства». В речи, произнесенной на Папском совете, Бенедикт призвал к «построению мирового сообщества с соответствующими полномочиями», на службу «для всеобщего блага человеческой семьи», прикрывшись «видением» такого порядка и органа некоей «моральной силой» или «моральным авторитетом». По словам экс-понтифика, он должен был иметь власть и «оказывать влияние в соответствии с разумом», представляя собой «коллективную власть, ограниченную в своей юрисдикции законом».

Не будем предаваться иллюзиям: Бенедикт XVI — он же кардинал Йозеф Ратцингер — не просто состоял членом гитлерюгенда, но и входил в нацистскую молодежную элитарную иерархию, к которой автоматически относились все, окончившие специализированные эсэсовские учреждения системы «Ordensburgen» («Орденские замки»), курировавшиеся лично Гиммлером. Будущий папа прошел обучение на «втором уровне» заведений этой системы — «Napolas» (нижний уровень — собственно «Ordensburgen»; высший был связан с «Аненэрбе» — оккультно-мистической верхушкой «Черного ордена» СС). «Йозеф Ратцингер, выпускник гитлерюгенд и программы «Наполас» стал новым папой римским Бенедиктом XVI, — читаем в нашумевшей книге Александра Рудакова «Секретные генетические, финансовые и разведывательные программы Третьего рейха». — Обратите особое внимание, что его отец служил в криминальной полиции Баварии (комиссаром жандармерии. — Авт.), а его друзьями являлись Генрих Мюллер, Райнхард Флеш, Иосиф Майзингер, Фридрих Панцингер, Франц Йозеф Губер, группенфюрер СС Ганс Раттенхубер. А рукополагал Йозефа Ратцингера в сан священника кардинал Фаульгабер из Мюнхена» (С. 24). (Михаэль фон Фаульгабер — папский нунций в Мюнхене, очень близкий к понтифику Пию XII, связанный с ним личной дружбой, по его поручению немало сделавший для заключения в 1933 г. «имперского конкордата» Ватикана с Гитлером; после войны сыграл одну из решающих ролей в создании рейнско-баварской «связки» ХДС/ХСС и приводе к власти осведомителя гестапо Конрада Аденауэра).

Остается добавить, что система закрытых учебных заведений «Napolas» была создана 20 апреля 1933 года, в первый день рождения Гитлера у власти, и в них как правило обучались выходцы именно из семей военнослужащих и полицейских.

Что касается преемника Бенедикта XVI — нынешнего папы Франциска (кардинала Хорхе Марио Бергольо), то он с 33-летнего возраста является членом ордена иезуитов, и в 1970-е годы благодаря этому сделал карьеру в Аргентине. Именно в этой стране, на ее благодатном, экологически чистом юге, в послевоенные годы поселилась огромная нацистская «диаспора». Земли для нее в интересах нацистов еще в 1940-х годах скупал Джордж Сорос, основав на полученные проценты собственный глобальный бизнес. А в переброске нацистских преступников из Европы деятельное участие принял все тот же Святой престол; речь идет об операции «Ватиканский коридор», курировавшейся со стороны СС личным порученцем Гиммлера обергруппенфюрером Карлом Вольфом, а со стороны Римско-католической церкви — кардиналом Джованни Монтини, будущим папой Павлом VI.

Здесь не лишним будет уточнить, что выпускниками иезуитских колледжей в послевоенные годы являлась добрая половина директоров ЦРУ — Уильям Кейси, Джордж Тенет, Роберт Гейтс, Леон Панетта и другие. Нужно просто понимать, что иезуитский орден — далеко не только и не столько «духовная» структура, сколько — вместе с другими католическими орденами и прежде всего «Opus Dei» — организационный каркас неонацистского проекта, в котором две стратегических оси — протестантская Вашингтон — Лондон и католическая Вашингтон — Святой престол образуют треугольник центров власти на Западе, отражающий групповые интересы трех глобально-олигархических кланов — Рокфеллеров, Ротшильдов и Ватикана. Помимо Испании, где интересы этих кланов переплетаются в сакральной, властной и банковско-финансовой сфере, на оси этого треугольника нанизаны и остальные западноевропейские страны. Прежде всего Германия, Италия и Франция, а также государства Скандинавии и особенно Бенилюкса, в которых расположена значительная часть ключевых европейских институтов.

И именно поэтому призыв Бенедикта XVI к введению «Нового мирового порядка» и созданию «мирового правительства» так органично дополняется обращением его преемника Франциска к теме «безъядерного» мира. Подхваченная японскими политиками, представляющими страну-жертву ядерной агрессии США, эта тема уже не первый год живет своей собственной жизнью. И выступает отражением, своего рода обратной стороной, все того же проекта «Нового мирового порядка», основанного на глобальной гегемонии Запада и западной цивилизации.

Теперь в своем экскурсе в историю «безъядерного» проекта авторы вправе перейти к конкретике. Ведь даже японцы вплетены в него отнюдь не только эмоционально-наивной стороной. Но и принадлежностью, «благодаря» упомянутой конституции 1947 года, к западным легальным («Большая семерка») и закрытым (Трехсторонняя комиссия) институтам. Причем, конкретика будет «широкой», ибо рассматривать ее в отрыве от остальных шагов в этом направлении бессмысленно. В рамках этой конкретики ликвидация ядерных арсеналов окажется лишь одной из мер, обеспечивающих западное, англосаксонско-неонацистское господство.

«В чем же заключается наша генеральная стратегическая концепция, которую нам с вами нужно принять сегодня?.. Уже начала свою работу всемирная организация, ООН, являющаяся преемницей Лиги Наций и созданная главным образом для предотвращения новой войны. Присоединение к ООН Соединенных Штатов (не участвовавших в Лиге Наций. — Авт.), учитывая огромную роль вашей страны в международных делах, придает этой новой организации особый авторитет…»;

«С чего же начать?.. ООН не сможет эффективно работать, если не будет иметь в своем распоряжении международные вооруженные силы… Предлагаю, чтобы каждое входящее в ООН государство выделило в ее распоряжение определенное количество эскадрилий. Эти эскадрильи будут проходить обучение и военную подготовку у себя на родине, а затем перебрасываться в порядке ротации из одной страны в другую. Военная форма у летчиков может быть национальная, но нашивки на ней должны быть интернациональные. Никто не может потребовать, чтобы какое-либо из этих соединений воевало против собственной страны, но во всех других отношениях они должны быть в полном подчинении ООН. Начать формирование международных вооруженных сил следует на достаточно скромной основе, а затем, по мере увеличения доверия к ним, можно приступить к их постепенному наращиванию…»;

«В то же время должен сказать, что было бы непростительной ошибкой доверить всемирной организации, пока еще переживающей период младенчества, секретную информацию о производстве и способах применения атомной бомбы — информацию, являющуюся совместным достоянием США, Великобритании и Канады. Было бы настоящим безумием и преступной неосмотрительностью сделать эту информацию доступной для всеобщего пользования в нашем далеко еще не успокоившемся и не объединившемся мире. Ни один человек ни в одной стране на нашей земле не стал спать хуже по ночам оттого, что секрет производства атомного оружия, а также соответствующая технологическая база и сырье сосредоточены сегодня главным образом в американских руках. Но я не думаю, что все мы спали бы столь же спокойно, если бы ситуация была прямо противоположной и монополией на это ужасное средство массового уничтожения завладело — хотя бы на время — какое-нибудь коммунистическое или неофашистское государство. Одного лишь страха перед атомной бомбой было бы достаточно, чтобы они смогли навязать свободному, демократическому миру одну из своих тоталитарных систем, и последствия этого были бы просто чудовищны. Однако Богу было угодно, чтобы этого не случилось, и у нас хватит времени, чтобы привести наш дом в порядок еще до того, как мы можем оказаться перед подобной угрозой. Если мы приложим максимум усилий, то сумеем сохранить достаточное преимущество в этой области и тем самым предотвратить опасность применения кем бы то ни было и когда бы то ни было этого смертоносного оружия. Со временем, когда установится подлинное братство людей, найдя свое реальное воплощение в учреждении международной организации, которая будет обладать всеми необходимыми средствами, чтобы с ней считался весь мир, разработки в области атомной энергии могут быть без всяких опасений переданы этой международной организации»;

«Наступит такое время — а я уверен, что оно наступит, — когда станет реальностью институт общего гражданства…» (Черчилль У. Мускулы мира [речь в Фултоне, 5 марта 1946 г.]. Мировой кризис. Сборник. М., 2007. С. 746−748, 752).

У большинства современников Фултонская речь Черчилля прочно ассоциируется с провозглашением холодной войны и опусканием между Западом и Востоком «железного занавеса». Это — правда, но не вся. Главное же в том, что в этом документе, о котором на самом Западе многие сегодня стыдливо умалчивают, — провозглашаются конечные цели холодной войны. И основная из них — консолидация человечества под англосаксонским господством и на англосаксонских условиях. Ведь как иначе, например, можно интерпретировать такой фрагмент: «Не наше дело — особенно сейчас, когда у нас самих столько трудностей, — насильственно вмешиваться во внутренние дела стран, с которыми мы не воевали и которые не могут быть отнесены к числу побежденных. Но в то же время мы должны неустанно и бескомпромиссно провозглашать великие принципы демократических прав и свобод человека, являющиеся (!) совместным достоянием всех англоязычных народов и нашедших наиболее яркое выражение в американской Декларации независимости…» (Там же. С. 749).

Короче и яснее не скажешь! Идеологемы «демократии» и «прав человека» в том виде, в котором они преподносятся, — это сугубо АНГЛОСАКСОНСКОЕ ДОСТОЯНИЕ. И ничье больше! Особенно — НЕ РОССИЙСКОЕ!

Все это услышали? Слушайте — и не говорите потом, что вам это в диковинку!

Те же, кто провозглашают эти идеологемы собственными принципами, делая это либо по недомыслию, от исторической и общей необразованности, либо по злому умыслу, — по сути совершают акт национального предательства, вводя в национальную систему смысловых координат чужие, разрушительные коды, которые ее «минируют» и будут приведены в действие тогда, когда это будет нужно хозяевам этих принципов — англосаксам. С одной-единственной целью — разнести любую непокорную страну и прежде всего Россию в клочья за неповиновение глобальной власти тех же англосаксов.

Это — не досужие бредни и не антизападная «пропаганда». И тем более — не конспирология. Это — анализ конкретных исторических документов и источников, который априори конспирологией не является. Ибо все мы не без глаз и хорошо видим, как сказанное Черчиллем в Фултоне на протяжении уже семи десятков лет последовательно и настойчиво проводится в жизнь.

«Обеспечительным механизмом» глобального распространения «демократии» и «прав человека» и должна была стать провозглашавшаяся Черчиллем англосаксонская монополия на атомную бомбу. «Не могу слушать, как этот мерзавец призывает Бога», — говорил Черчилль про Гитлера. Но и сам Черчилль — ставленник глобальной олигархии в конкретных образах ее посредников между «небожителями» и политиками — советника Франклина Рузвельта Бернарда Баруха и его британского визави лорда Бивербрука — еще тот мерзавец! Из Фултонской речи — вы это, читатель, сами видите — прямо вытекает стремление англосаксов не допустить овладения Советским Союзом атомными секретами. Для чего? «Мировые вооруженные силы» — ядерные, находящиеся под англосаксонским контролем, — это тоже следует из приведенного текста — как раз то самое «средство», с помощью которого «международная организация» в лице руководимой англосаксами ООН должна была заставить «считаться с собой весь мир».

Богу — и здесь Черчилль ошибся — НЕ БЫЛО УГОДНО, чтобы этот план превратился в жуткую, кошмарную реальность. И потому у СССР атомная бомба появилась намного раньше, чем «наш дом — Земля» был приведен к «единому знаменателю» англосаксонского «Нового мирового порядка», представляющего собой реинкарнацию гитлеровского проекта «Нового порядка».

Настанет день — и народы мира, в том числе оболваненные сегодня глобалистским угаром неонацистской демагогии англосаксонского прочтения «демократии как власти англосаксов и демократов», то есть элит, а не народного большинства, отдадут должное И.В. Сталину и другим советским руководителям, советской науке, разведке, строителям, военным. Всем, кто не покладая рук трудился над созданием ракетно-ядерного щита Родины, позволившего сохранить на планете мир. (Имеем моральное право говорить об этом как сыновья офицеров, принимавших участие в Тоцких учениях, а также в мероприятиях, связанных с испытанием знаменитой «Кузькиной матери» на Новой Земле). Без этого щита никакая ООН, которую англосаксы, как видим, мечтали превратить в орудие принуждения непокорных народов и правительств, не стоила бы и ломаного гроша. «Будущие поколения поймут всю разницу между американцами и нами, — разъяснял И.В. Курчатов необходимость продолжения работы над атомным проектом молодому ученому коллеге, перепуганному тем, что участвуя в создании «бомбы», он «выпускает джинна из бутылки». — Главное, о чем думаю: МЫ УСПЕТЬ ДОЛЖНЫ… Успеть! Любой ценой», — как мантру повторял один из создателей атомной науки Страны Советов, признававшийся потом, что пока не прошло первое успешное ядерное испытание, ему во сне частенько виделись плавившиеся и растекавшиеся под страшной вспышкой купола кремлевских соборов.

ОНИ УСПЕЛИ, — и мир был спасен. Советской атомной бомбой, не позволившей англосаксам провести в жизнь свои человеконенавистнические, фашистские планы.

В том, что эти планы отнюдь не были досужими «фултонскими» рассуждениями отставного британского премьера, убеждает следующий документ, который авторы считают своим долгом привести. Он — уже современный, из постсоветских времен. Но в нем с нарочитой откровенностью и цинизмом раскрывается конкретный механизм плана, изложенного в Фултоне. И доказывается, что все — и атомный вопрос, и многое другое, что говорилось Черчиллем, — было отнюдь не его «художественной самодеятельностью», а отдельными фрагментами некоего дьявольского «пазла». Которые он, подобно «говорящей голове», озвучивал будто «по бумажке».

Речь идет о докладе Комиссии по глобальному (!) управлению и сотрудничеству «Наше глобальное соседство» («Our Global Neighbourhood»). Органа, созданного под руководством экс-премьера Швеции и вице-президента Социнтерна Ингвара Карлссона на пресловутом «саммите Земли». То есть на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в июне 1992 года. Доклад, обнародованный в 1995 году, в России был опубликован издательством «Весь мир» в 1996 году. Кого винить в том, что он по каким-то причинам полностью исчез (то есть был изъят) из библиотек? Не тех ли черчиллевских проамериканских «шестерок» из числа «демократов», власть которых приравнивается к «демократии по-американски», прорвавшихся к кормилу этой власти на ельцинском горбу в трагическом августе 1991 года?

Следим за руками и логикой матерых международных «наперсточных» шулеров. Цитата будет объемной, чтобы избежать изъятий и купюр, которые кое-кто из «демократических», либеральных проамериканских «шестерок» счел бы «доказательством недобросовестности авторов».

Итак, «В то время, как в Сан-Франциско обсуждался и подписывался Устав (ООН. — Авт.), в тысяче миль от него, в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, разрабатывалась атомная бомба. Очень немногие в Сан-Франциско, включая большинство из тех, кто станет основателями ООН (намек на СССР. — Авт.) знали об этих работах. Устав, который они обсуждали, предназначался для мира, в котором риск войны искоренен «коллективными мерами», для мира, в котором бы «вооруженные силы применялись не иначе, как в общих интересах». Первая атомная бомба была взорвана над Хиросимой 6 августа 1945 года, всего через 41 день после подписания Устава. К моменту учреждения ООН 24 октября 1945 года мир, которому она была призвана служить, изменился самым коренным образом» (Наше глобальное соседство. М., 1996. С. 242).

Шарик наперсточника находится еще в его руке, спрятанным между пальцев, и он водит руками, чтобы запутать доверчивую жертву мошенничества…

«Вскоре были предприняты усилия вернуться к духу Сан-Франциско. В своей самой первой резолюции Генеральная Ассамблея потребовала сформировать конкретные предложения по «исключению из национальных вооружений атомного оружия и всякого другого оружия, которое может быть приспособлено для массового уничтожения». Внесенная Великобританией в соавторстве с США, СССР и Францией, эта резолюция была принята единогласно. В учрежденной согласно этой резолюции Комиссии по атомной энергии, — засовывает, запутав жертву, наперсточник шарик под один стаканчик, делая вид, что под другой, — США предложили пакет разнообразных мер (известных как «план Баруха») по установлению международного контроля над всей деятельностью, связанной с атомной энергией, начиная с добычи урановой руды и кончая производством энергии, и по уничтожению тогда еще ничтожного запаса атомных бомб…» (Там же).

Мы разве уже не убедились, читатель, что слово «международный», в том числе применительно к контролю над атомной энергией и бомбами, на птичьем новоязе глобалистской олигархии, «перу» которой принадлежит эта и другие инициативы, следует читать как «англосаксонский»? Спасибо разъяснившему это Черчиллю!

А демагоги из ооновско-социнтерновской Комиссии по глобальному управлению цинично именуют этот беспардонный обман «попытками вернуться к духу Сан-Франциско»!

«Советский Союз (внимание, «наперсточная» махинация вступает в завершающую фазу! — Авт.) усмотрел в этом заговор, направленный на то, чтобы воспрепятствовать созданию его собственного ядерного потенциала. Он затягивал работу Комиссии на протяжении трех лет — до 1949 года, когда произвел испытание своего ядерного оружия. Так что еще в первые пять лет после учреждения ООН началась гонка ядерных вооружений. Ей было суждено продолжаться почти все 50 лет существования ООН и видоизменить мир, для которого задумывался в Сан-Франциско ее Устав» (Там же).

Так что, получается, будто СССР должен был пойти на «международный», то есть англосаксонский контроль над атомной энергией? И согласиться с предложенной Черчиллем в Фултоне ядерной монополией «народов, говорящих на английском языке»?

СССР не должен был предпринимать усилий превратить англосаксонский контроль в настоящий международный? Существующий на условиях либо ядерного паритета, либо паритетного же ядерного разоружения. Так получается?

Интересно, правда? Бомбу создали США, причем в тайне от СССР — своего союзника по Антигитлеровской коалиции? Так?

Испытали бомбу тоже США, результатом чего стал шантаж И.В. Сталина на Постдамской конференции, когда Трумэн по договоренности с Черчиллем, получив телеграмму от генерала Гровса, подошел к советскому вождю и «проинформировал» его о создании в США «нового оружия гигантской разрушительной силы»? Было или не было? Было, было…

Применили бомбу против Японии, продемонстрировав военную мощь теперь уже бывшему (реально, а не номинально) союзнику опять США, запустив тем самым холодную войну. Правда?

А почему вина за «затягивание» работы Комиссии и гонку вооружений «докладчиками» возлагается на Советский Союз? Почему «изменение мира» к созданию ООН 24 октября 1945 года, самим фактом появления атомной бомбы (первый абзац приведенной большой цитаты) приписывается «гонке вооружений» (последний абзац)? Чтобы возложить ответственность за это изменение на Москву, переложив ее с Вашингтона и Лондона? Кому, спрашивается, вешают на уши спагетти?

И кто помогает это делать в современной России? Прозападные либералы гайдаровского пошиба? Или господин Юргенс, сделавший в 2010 году в фонде Никсона ряд обескураживающих своей двусмысленностью, если не сказать предательством, заявлений? О некоторых из них свидетельствует генерал Леонид Ивашов: «28 июля 2010 года председатель ИНСОРа (Институт современного развития. — Авт.) Игорь Юргенс в присутствии политолога Глеба Павловского и генерала Владимира Дворкина и других российских представителей, выступая в Вашингтоне на круглом столе о перспективах развития отношений между Россией и НАТО, однозначно, от имени Медведева, заявил, что президент не сожалеет о развале СССР и не считает это катастрофой, а также, что целью нынешней политики является встраивание в систему евроатлантической безопасности, в иудео-христианскую цивилизацию. Кроме того, он подтвердил, что курс взят только на Запад и отметил, что Министр обороны Сердюков проводит реформы в армии, направленные на стыковку с НАТО — ближайшие годы не менее 30% оружейной военной техники в России будет поставляться из Израиля и стран альянса».

Видите, читатель, как безотказно и профессионально «работает» этот англосаксонский «наперсток»? Вместе с нанятыми для игры в него против нас «разными прочими шведами»? И «либералами», за которых, маскируя их под «патриотов» и ссылаясь на «тусовочные» элитарные «гайдаровские форумы», которые ежегодно принимает в РАНХиГС ее ректор Владимир Мау, так отчаянно заступался телеведущий «Больших воскресных Вестей» от 9 августа 2015 года Евгений Попов.

Кому-то очень сильно запахло эпическим «жареным петухом»? Или наступили на хвост? Или испугались, что наступят, и час расплаты близится?

Итак, смысл концепции «безъядерного» мира прост и понятен. Такой мир должен быть строго однополярным; англосаксы в нем — господствующая цивилизация или, как очень любили говорить идеологи англосаксонского центризма, «господствующая раса», все остальные — для этих колонизаторов «расходный материал». Или, на крайний случай, обслуживающая «рабсила».

Упомянутый «план Баруха» после превращения СССР в ядерную державу потерял смысл и исчез из международной повестки дня. Вытащили его «из-под сукна» только с распадом нашей страны, когда показалось, что Бога опять «ухватили за бороду». Причем, в новом виде «плана Обамы», провозгласившего «безъядерный мир» главной внешнеполитической целью своего президентства. Попутно не забыли поменять собственные приоритеты, сделав ставку на стратегию глобального неядерного удара, чтобы «со спокойной душой» строить «мир без военного атома», при собственном гарантированном тотальном превосходстве. Под это дело очень серьезно подзапустили свою «триаду» стратегических ядерных сил (СЯС), включающую межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного шахтного и мобильного базирования, баллистические ракеты атомных подводных лодок (ПЛАРБ), стратегическую (дальнюю, в российской классификации) авиацию. Поскольку «поймать» Россию на эту «приманку» не получилось, срочно вернули планы ядерного перевооружения в американскую стратегию. Признав тем самым подлую и пошлую конъюнктурность и популизм своих «антиядерных» лозунгов.

Для справки: первый из компонентов этой триады, МБР, у США 60-х годов выпуска, второй, ПЛАРБ, — самый «новый» — 70−80-х годов, третий, воздушный, — вообще 50-х годов. («Стелсы» B-1 и B-2 не в счет: это не ракетоносная, а бомбонесущая авиация, и в зоне прикрытия ПВО, особенно такой передовой, как российская, ей делать нечего).

А на фоне всего происходящего, в том числе собственных лихорадочных попыток обновления устаревшей «триады» СЯС, выпустили на политическую авансцену своих марионеток. Главного партнера по глобальному олигархическому бизнесу — папу римского. А также премьера единственной страны, пострадавшей от ядерного удара своих нынешних «союзничков». Беззастенчиво эксплуатируя тем самым историческую память японского народа и «атомные комплексы» его лидеров — безответных американских сателлитов, готовых хоть плясать под дудку Вашингтона, хоть «прыгать за него в окно», хоть ложиться на рельсы.

Попутно попытались произвести «всемирный» пропагандистский эффект, выставив бессмысленную гибель полумиллиона и страдания миллионов японцев «платой за освобождение от советской оккупации». (Хотя чем лучше американская, превратившая Страну восходящего Солнца в «непотопляемый авианосец» — никто не сказал и даже не спрашивает). Плюс превратили трагическую дату в популистский «безъядерный» шабаш, выхолостив ее содержание и даже не попросив прощения у жертв. Англосаксы ведь ни перед кем никогда не извиняются! Для этих носителей «бремени белого человека» все остальные — «быдло». Untermenschen.

Вот и вся история. Долгая, признаемся, история, но знать ее нужно. Хотя бы для того, чтобы не покупаться на компрадорские «удочки» либералов и не принимать за чистую монету бредни в стиле традиционной англосаксонской демагогии «за все хорошее, против всего плохого».

Российский ядерный потенциал — единственное, что сегодня сдерживает эту новую «золотую орду» XXI века, беспардонная наглость и вселенский срам которой слегка прикрыты «фиговым листком» пресловутой толерантности. Вместе со стремлением этой очередной проклятой орды поработить своим игом весь мир. Поэтому папские и японские, а по сути неонацистские инициативы — не обсуждаются. Это моветон! Если, конечно, не хотим получить собственную Хиросиму и прекратить историческое существование.

Зарубим себе это на своем носу. И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь! Кто не согласен — скатертью дорога: к «молочным рекам» и «кисельным берегам». Пока не опоздали.

Вот так-то! И никак иначе.

Владимир Павленко,  Владимир Штоль

Источник: regnum.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.