Они предпочли Россию



Нынче на Ближнем Востоке ни арабы, ни евреи не ищут поддержки у американского президента Обамы. Между тем американский военный потенциал в регионе значительно превосходит соответствующий военный потенциал России. Однако лидеры ближневосточных государств летают в «изолированную» Москву, а не в Вашингтон, ранее считавшийся мировым «гегемоном». Почему?

На этот вопрос отвечает Деннис Росс (Dennis Ross), бывший американский дипломат, а ныне автор, пишущий для журнала «Politico».

Соединённые Штаты, напоминает автор, сегодня обладают значительно большим военным потенциалом на Ближнем Востоке, нежели Россия. У США в регионе сосредоточено 35.000 солдат и сотни самолётов; русские же имеют всего около 2.000 военнослужащих и, возможно, 50 самолётов.

Но что мы видим? Ближневосточные лидеры сейчас предпочитают ехать в Москву, чтобы поговорить с Владимиром Путиным, и вовсе не стремятся в Вашингтон.

Недавно премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху встречался с российским президентом, и это был «его второй визит в Россию с осени прошлого года». В Москву в ближайшее время готов полететь и саудовский король Салман. Президент Египта и другие ближневосточные лидеры тоже собираются пообщаться с Путиным.

Почему это происходит? И почему арабы и израильтяне в значительной степени отказались от мысли получить какую-либо поддержку у президента Барака Обамы?

Аналитик полагает, что отношение имеет большее значение, нежели просто сила. Россия в регионе сегодня воспринимаются как государство, желающее повлиять на баланс сил в регионе. А вот США, увы, такую роль сыграть не способны.

Автор указывает, что решение Путина о военном вмешательстве в Сирию обеспечило сохранение во власти президента Башара Асада и «резко снизило изоляцию» России. При этом «мировоззрение Путина полностью расходится со взглядами Обамы». Да, мистер Обама верит в необходимость применения силы лишь в тех случаях, когда возникает прямая угроза национальной безопасности. Упреждающие действия против террористов и борьба с «Исламским государством» входят в эти принципы. Но Обама, получивший уроки Ирака и Афганистана, всё это понимает в слишком узком смысле.

Путин ведёт себя в регионе иначе, и его поведение нашло живой отклик на Ближнем Востоке. Применение здесь силы, в том числе для достижения политических целей, является скорее нормой, чем исключением. И нет разницы, о ком идёт речь. Саудовцы действовали в Йемене, Иран после ядерной сделки продемонстрировал в регионе куда более агрессивное поведение, чем прежде (регулярные иранские силы были развёрнуты в Сирии и др.).

Военное же вмешательство России переломило ситуацию в Сирии. Вопреки мнению Обамы, русские заняли более сильную позицию, очень мало затратив для этого. Русских никто не «наказал» за их «сирийское вмешательство», мало того, мистер Обама теперь сам ищет помощи у Путина, уговаривая его «оказать давление на Асада». По сути, это признание эффективности русской стратегии.

Ближневосточные лидеры тоже признают это. Они понимают, что им следует вести переговоры с русскими, если они хотят защитить свои интересы.

Это вовсе не означает, указывает аналитик, что США слабы, а Россия сильна. Объективно говоря, Россия съёживается экономически, а низкие цены на нефть только добавляют Москве финансовых проблем. Этот факт как раз и объясняет (хотя бы частично) стремление Путина сыграть заметную роль на мировой арене, в т. ч. на Ближнем Востоке.

Что до действий Обамы, то его недавняя поездка в Саудовскую Аравию не изменила восприятия США: отныне Америка считается слабой и не желающей влиять на расклад сил в регионе.

Деннис Росс, работавший в странах Ближнего Востока, допускает, что арабы и евреи выжидают — смотрят, какие люди составят следующую администрацию США. «Они знают, что русские не являются фактором стабильности; они рассчитывают, что эту роль всё же сыграют Соединённые Штаты», — пишет автор.

Такие надежды аналитик находит «странными», поскольку Обама выразил явное нежелание навязывать американскую волю в регионе. И многие из традиционных партнёров США уже усвоили: возможно, им придётся рассчитывать только на самих себя. Да и как надеяться на Вашингтон, если там проводят некие «красные линии», а затем о них забывают?

Бывший американский дипломат Деннис Росс предлагает несколько пунктов, которых следовало бы придерживаться администрации США в осуществлении внешней политики на Ближнем Востоке. Приведём в сокращении некоторых из них.

1. Белому дому следует ужесточить политику в отношении Ирана.

2. Спланировать ситуацию на случай возникновения непредвиденных обстоятельств, обсудив варианты с государствами ССАГПЗ и Израилем. Ситуация должна включать конкретные варианты противодействия Ирану, всё более широко использующему «шиитских боевиков» с целью «подрыва режимов в регионе».

3. В Сирии русские, скорее всего, будут и далее поддерживать Асада, в результате у США не останется иного выбора, как продолжать работать «с партнёрами». Путин и восточные лидеры понимают силу принуждения, напоминает автор.

* * *



Что же получается? Американский эксперт уверен, что США следует сделать на Ближнем Востоке практически ровно то же, что сделала Россия: применить силу и переломить ситуацию в свою пользу. Результат, понятное дело, ожидается противоположный: если русские поддерживают Асада, то США следует скинуть Асада. И тогда ближневосточные лидеры вновь обратят свою благосклонность к заокеанскому гегемону.

Правда, едва ли мистер Обама пойдёт на применение силы. Скорее, это сделает новый главнокомандующий — к примеру, Хиллари Клинтон. И неспроста арабы задумались о том, какую политику в регионе будет проводить сменщик мистера Обамы. Надежда на возвращение гегемона ещё теплится.

Пока же регион разговаривает не с Вашингтоном, а с Москвой. С той самой, которую мистер Обама «изолировал».

Олег Чувакин

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.