Олимпиада и политика



Скандалами сопровождались практически все Игры после того, как возродилось Олимпийское движение.

Когда дикторы наших центральных каналов радостно рассказывают с экрана о том, как это здорово, что российские спортсмены все-таки едут в Рио-де-Жанейро и с умилением твердят, что вот-де, какой молодец МОК, что нас туда все-таки допустил, невольно испытываешь какое-то смутное чувство неловкости.

И даже стыда: всех нас, не только наших замечательных тружеников-спортсменов, но и всю страну, публично унизили, оскорбили, обвинили в нечистоплотности и подлогах, подвергли в СМИ публичной порке, не приведя при этом абсолютно никаких конкретных доказательств, а мы теперь наскоро утерлись от плевков и радуемся, что нас пустили в прихожую мирового спорта...

Нужно понять: нынешняя атака международных спортивных чиновников и западных СМИ против России убедительно доказывает, что спорт, чтобы об этом ни говорили, всегда был и есть часть большой международной политики.

Кстати, это хорошо понимали еще в Древней Греции, где Олимпийские игры изобрели. Там на время Игр прекращали все войны, превращая таким образом спортивные соревнование в элемент умиротворения. А прославляя своих олимпийских героев, увенчивая их лавровыми венками, греки понимали, что это способствует сплочению нации, а, следовательно, - укреплению государства и росту престижа государственной власти. А что все это – если не политика?

Этот урок хорошо усвоил потом Гитлер. В этом году исполняется 80 лет Олимпиаде 1936 года, которая была проведена в столице нацистской Германии. В это время в стране уже были приняты Нюрнбергские законы о «чистоте крови» и было понятно, что представляет из себя гитлеровский режим, однако МОК этого «не заметил». Во время голосования при выборе места проведения Игр-1936 Берлин получил 43 голоса, а его соперник – Барселона всего 16.

Другими словами, спортивные чиновники, в основном европейские, проголосовали за государство, которое активно готовилось начать мировую войну. Это свидетельствует о том, что за прошедшие с тех пор 80 лет мышление европейской бюрократии никак не изменилось, и особой прозорливостью не отличается.

А вот Гитлер, при поддержке европейских спортивных чиновников, сумел использовать Олимпиаду в Берлине для укрепления имиджа своего режима на все сто, тем более что спортсмены Германии на ней победили. Он лично побывал почти на всех соревнованиях по лёгкой атлетике. Пришел и на церемонию закрытия. А когда оркестр сыграл мелодию «Игры кончились», зрители в едином порыве на громадном стадионе встали и, вытянув вверх руки в нацистском приветствии, начали в экстазе скандировать: «Зиг хайль! Наш фюрер Адольф Гитлер, зиг хайль!»

Гитлер при помощи Олимпиады, при активной поддержке европейских и американских чиновников от спорта, добился, чего хотел. На следующий день «Нью-Йорк Таймс» приветствовала возвращение Германии в семью «цивилизованных народов». Что после этого эта «цивилизованная» страна натворила, известно…

Кстати, и идея факела олимпийского огня была впервые «обкатана» именно на Играх в Германии. По аналогии с ночными факельными шествиями штурмовиков. Однако и тогда МОК не усмотрел в этом ничего особенного.

В Германии в соответствии с «новым порядком» всех «неарийцев», даже чемпионов, накануне Олимпиады убрали из всех спортклубов и сборной. Однако когда в Берлин приехала комиссия МОК во главе с американцем Эвери Брендеджем, то она всего этого «не заметила». Как не заметила и того, что в этой стране уже более 50 тысяч политических заключенных томились в тюрьмах и концлагерях. Э. Брендедж, вернувшись в США, публично заявил, что бойкот – «это чуждая духу Америки идея, заговор с целью политизировать Олимпийские игры», а «евреи должны понимать, что они не смогут использовать Игры как оружие в борьбе против нацистов».

В отличных отношениях с нацистами был и основатель Олимпийского движения современности барон де Кубертэн. Фюрер лично направил ему 10 тысяч рейхсмарок для «укрепления олимпийского движения». И тот их охотно принял.

В августе 1935 года де Кубертэн посетил Германию, пришёл в восторг от «прогресса спорта», и, выступая потом по государственному радио, назвал Гитлера одним из лучших творческих духов нашей эпохи. Вскоре барон получил от Германии пожизненную пенсию «за вклад в дело мира».

Политическими скандалами сопровождались практически все Игры после того, как в конце XIX века возродилось Олимпийское движение. Игры 1956 года в Мельбурне бойкотировали три группы стран – Египет, Ирак и Ливан – в знак протеста против Суэцкого кризиса, Нидерланды, Испания и Швейцария – в знак протеста против действий советских войск в Венгрии, а Китай – в знак протеста против того, что МОК признал Олимпийский комитет Тайваня.

Игры в Сеуле бойкотировали Северная Корея, Куба, Эфиопия и Никарагуа. А на Олимпийских играх в Мюнхене произошла трагедия: палестинские террористы захватили в заложники членов израильской спортивной делегации. В ответ на запоздалые и непродуманные действия баварской полиции террористы открыли огнь и убили заложников.

На Играх в Лондоне бойкот объявила Аргентина из-за конфликта с Англией вокруг Фолклендских островов. А президенту Александру Лукашенко, который является по совместительству главой белорусского НОК, было отказано в аккредитации.

Когда местом проведения Олимпиады-1980 избрали Москву, то на Западе началась ожесточенная кампания, чтобы любой ценой помешать ее проведению. В США, Австралии и ряде других стран был выдвинут лозунг: «Перенести из Москвы летние Игры 1980 года». Претензии, которые предъявлялись в тот момент организаторам Олимпиады, носили как политический характер (возможность запрета на въезд в СССР спортсменам и туристам из «нежелательных» стран, будущий «сговор» спортсменов социалистических государств, цензура СМИ, нарушение прав человека в СССР, преследование «инакомыслящих» и т.п.), так и экономически-бытовой (использование Олимпиады для укрепления советской экономики и установления контактов с западными фирмами, отсутствие хорошего сервиса, проблемы с гостиницами и ресторанами, огромные очереди и т.п.). А когда СССР сумел многие из этих проблем снять, США решили под предлогом протеста против ввода советских войск в Афганистан попросту бойкотировать Олимпиаду в Москве, к чему примкнул ряд ее стран-сторонников.
Кстати, потом во время Игра в Лос-Анджелесе Советский Союз отплатил американцам той же монетой.

Теперь Олимпиада – снова политическое оружие. Взято на вооружение новое средство для борьбы с политическими противником – допинг. Хотя известно, что по числу случаев с выявлением допинга Россия занимает место только где-то в третьем десятке стран-участников Олимпиад, главный удар был направлен именно против нее. Могли бы мы выиграть это сражение против сплоченной команды западных чиновников-функционеров международных спортивных организаций, массированного наступления западных СМИ? Вряд ли. Мы – проиграли. Но это не значит, что надо посыпать голову пеплом и прекращать борьбу.

Нас атаковали и будут атаковать, холодная война продолжается и будет идти еще долго.

Надо сражаться и выстоять. Не надо только веселиться на экране и делать вид, будто ничего не произошло, будто наши спортсмены отправляются в Бразилию на радостный спортивный праздник. Они едут на битву. На Играх им будет очень трудно и тяжело. Поддержим их!

Владимир Малышев

Источник: www.stoletie.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.