Обама и Израиль. Так ли все хорошо у закадычных геополитических друзей?



Еврейский ответ - Нетаньяху рассказал американцам, что думает об их сближении с Ираном

3 марта 2015 года Биньямин Нетаньяху по приглашению спикера Палаты представителей Джона Бейнера выступил с речью перед Конгрессом США. Бейнер допустил грубое нарушение протокола, не оповестив об этом своевременно президента Обаму. Таким образом, выступление перед Конгрессом стало для израильского премьера своего рода демаршем: он обратился к конгрессменам и сенаторам через голову американского президента. Какие последствия может повлечь за собой резкая речь Нетаньяху?

Как на персидском базаре

Биньямин Нетаньяху пустил в ход все свое красноречие. Он поставил на одну доску «Исламское государство» (ИГ) и Иран, заявив, что «победить ИГ и в то же время позволить Ирану получить ядерное оружие — означает выиграть битву, но проиграть войну». Израиль в речи своего премьера предстал последним оплотом свободы, не склонившим головы перед Тегераном, претендующим на доминирование на Ближнем Востоке и взявшим под контроль Багдад, Дамаск, Бейрут и Сану. «Мы должны встать плечом к плечу, чтобы остановить иранский марш завоевания, покорения и террора», — провозгласил Нетаньяху.

В своем выступлении глава израильского правительства употребил просторечный глагол to gobble — «пожирать что-либо быстро и шумно», и в то же время блеснул эрудицией, упомянув знаменитое стихотворение Роберта Фроста «Другая дорога» и сравнив конфликт в Ираке и Сирии с сюжетом «Игры престолов» Джорджа Мартина. По словам Нетаньяху, Иран и ИГ сражаются за верховенство в исламском мире, и кто бы ни оказался победителем, он будет враждебен Западу.

Нетаньяху растолковывал конгрессменам и сенаторам: грядущая сделка ни к чему не обязывает Иран. Меж тем Тегеран находится в уязвимой позиции, он нуждается в хороших отношениях с США. «Если Иран пригрозит выйти из переговоров, помните, что это блеф. Так часто ведут себя на персидском базаре. Он обязательно вернется, потому что нуждается в соглашении куда больше вас, — объяснял Нетаньяху. — И если вы продолжите давить на Иран и на тех, кто ведет с ним дела, они станут еще сговорчивее». Новые санкции на случай срыва переговоров по ядерной программе Ирана — как раз то, что ранее предлагали сенаторы Кёрк и Менендес. Применение военной силы, если Тегеран все-таки начнет создание ядерного оружия, — идея бывшего посла США в Ираке Джеймса Джеффри. Израильский премьер пытался вбить клин между Конгрессом, находящимся под контролем республиканцев, и президентом-демократом, твердо намеренным до конца срока своих полномочий добиться разрядки в отношениях с Ираном.

Биньямин Нетаньяху выступает перед Конгрессом США, 3 марта 2015 года

Слушатели оценили речь по достоинству — 35 раз израильского премьера прерывали аплодисментами. Но десятки мест пустовали — многие соратники Барака Обамы по партии отказались присутствовать на выступлении Нетаньяху. Проигнорировал ее и сам президент: как позже признался американский лидер, трансляцию он не смотрел. Лишь прочел распечатку, но не нашел там для себя ничего нового.

Мастера демаршей

Подобная реакция неудивительна. В английском языке есть выражение to feel chemistry — испытывать взаимную симпатию. С Обамой и Нетаньяху происходит ровно противоположное — их антипатия давно стала притчей во языцех. Слишком уж разные позиции занимают американский президент и израильский премьер.

Делая карьеру в Демократической партии, Обама примыкал к ее левому крылу, традиционно враждебному Израилю. После победы он дистанцировался от товарищей-радикалов, однако эту деталь биографии американская пресса часто припоминает, объясняя сложности в отношениях между Нетаньяху и Обамой.

Президента, пытающегося выступить медиатором в ближневосточном конфликте, раздражает твердолобость израильского премьера, из-за которой неоднократно срывались договоренности. Американский лидер не раз демонстрировал свое неприятие Нетаньяху: то вставал и уходил с двусторонней встречи, то не приглашал на фотосессию. И в этот раз советник Обамы по национальной безопасности Сьюзен Райс прямо заявила, что «визит Нетаньяху в Вашингтон для выступления в Конгрессе произведет разрушительный эффект в отношениях США и Израиля».

Но, как полагает политолог, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, в реальности двусторонним связям ничто не угрожает. «Американо-израильские отношения не зависят от того или иного президента США, они зависят от настроений миллионов американских избирателей, которые являются произраильскими, — говорит эксперт. — Обама не выносит Нетаньяху, но не может ничего поделать со своим Конгрессом». Нетаньяху обычно не остается в долгу. В 2010 году он демонстративно объявил о строительстве новых поселений в ходе визита высокопоставленных американских политиков в Израиль, а два года спустя открыто поддержал Ромни в предвыборной кампании.

Барак Обама и Биньямин Нетаньяху

Конечно, в своей речи Нетаньяху сделал все положенные реверансы — в частности, дважды поблагодарил Обаму за помощь Израилю и заверил, что все израильтяне и он персонально крайне признательны американскому президенту. Но несколькими приятными словами дело и ограничилось: в остальном риторика Нетаньяху была исключительно жесткой. По мнению политолога, заместителя директора Института США и Канады РАН Павла Золотарева, в известной степени это объясняется личной позицией самого израильского премьера, всегда не верившего Тегерану.

Пара лишних голосов

Как только сообщили, что Нетаньяху выступит в Конгрессе, в зарубежной прессе сразу усмотрели в этом внутриполитические мотивы. Дескать, таким образом Нетаньяху пытается набрать себе и своей партии «Ликуд» дополнительные политические очки на грядущих досрочных выборах в 20-й состав Кнессета, назначенные на 17 марта.

По мнению Сатановского, эти спекуляции не имеют под собой оснований: «Нетаньяху и так выигрывает выборы и в любом случае становится премьером. Вопрос в том, с кем создавать коалицию. Но это никакого отношения не имеет к его визиту в США».

Действительно, последние исследования общественного мнения пророчат «Ликуду» 23 мандата — второе место после левоцентристского блока «А-Маханэ А-Циони» с 25 мандатами. Но шансы левых создать правительство в случае победы минимальны, в то время как правоцентристы Нетаньяху без проблем найдут себе союзников по коалиции.

Тем не менее речь в Конгрессе определенно прибавила Нетаньяху популярности в Израиле. Но не только там: ее с восторгом встретили и в странах Персидского залива.

Игры в геополитику

СМИ арабских стран, включая Саудовскую Аравию и Катар, приветствовали выступление израильского премьера. Еще недавно подобное сложно было себе представить.

Иран в регионе набирает все больший вес: в условиях борьбы с ИГ и прочими радикалами-исламистами волей-неволей американцам и их союзникам приходится искать иранской помощи. Наметившееся сближение Ирана и США пугает монархии Персидского залива, которые рискуют потерять свое привилегированное положение в американской внешнеполитической стратегии, завязанное на противостояние Вашингтона и Тегерана.

Американский президент, как считает Сатановский, увлекся играми в геополитику. «Восстановление отношений с Ираном Обама производит не потому, что он так уж любит Иран, — объясняет эксперт. — Задача Обамы — включить Иран в глобальную игру против России, переформатировать европейский рынок и вытеснить российские нефтяные компании. Это приведет к фактическому обрушению режима нераспространения. Остается надеяться, что Конгресс сумеет обуздать геополитические фантазии своего президента».

С другой стороны, по мнению Золотарева, ситуация вокруг Ирана куда сложнее: «Нетаньяху своим выступлением противопоставил себя "шестерке". США по вопросу ядерной программы Ирана занимает в целом промежуточную позицию между Израилем и Россией, но позиции Москвы и Вашингтона по Ирану гораздо более согласованы».

Ядерный реактор «Бушер»

В шахматной партии между республиканским большинством Конгресса и Обамой сложилась патовая ситуация: парламентарии могут заблокировать решение об отмене санкций против Ирана, президент в состоянии наложить вето на законопроект об их продлении. Тем не менее, как считает Золотарев, «Конгресс вряд ли пойдет на конфликт с президентом из-за Израиля: у законодателей накопилась масса других, более насущных претензий к Обаме».

Биньямин Нетаньяху, невзирая на свои слова о том, что существующий в Иране режим всегда будет враждебен США, в своей речи практически открыто поставил три условия: Иран должен отказаться от своей экспансионистской внешней политики, прекратить поддержку групп, которые Израиль считает террористическими, и остановить агрессивную риторику в отношении еврейского государства.

Исламская республика уже обозначила свою позицию. Согласно заявлению вице-президента Ирана Масуме Эбтекар, выступление Нетаньяху не окажет никакого влияния на переговоры Ирана с «шестеркой» по ядерной программе, и попытки Израиля сорвать их окончатся ничем.



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.