Нет у революции конца. Дело Троцкого живёт и побеждает в США



Сегодня наибольшим влиянием во властных структурах США пользуются неоконсерваторы. Именно этот узкий элитарный круг формирует стратегический курс Вашингтона на эскалацию войны, главной мишенью которой является Россия. Организованная неоконами революция на Украине с последующим захватом страны – только один из этапов этого противостояния.

Как случилось, что неоконсерваторы стали обладателями такой исключительной власти в Америке? Почему они столь легко могут смещать и назначать ключевых правительственных чиновников, включая министра обороны? Зачем эта политическая клика толкает США на путь бесконечных войн?

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся для начала к истории успеха одного из самых влиятельных представителей неоконсерваторов Эндрю Маршалла.

Идеальный муж

Маршалл – действительно самый очевидный пример американского политика, обладающего огромным влиянием, неограниченным рамками Республиканской или Демократической партии. Бывший директор пентагоновского Управления всесторонней оценки (УВО) – генератора американской стратегии, он занимал этот пост с 1973 по 2015 год. Ушел в отставку в возрасте 93 лет. Все это время каждый новый президент США независимо от своей партийной принадлежности переназначал Маршалла на должность.

“Настоящее имя развернутой в мире большой игры вовсе не демократия, а крестовый поход против России ”

Итак, перед нами главный стратег американской внешней политики, обороны и национальной безопасности, один из тех, кто определял курс Соединенных Штатов, который иначе как милитаристским, направленным на эскалацию войны, назвать нельзя. Главной же мишенью этой политики стали сначала СССР, а затем Россия.

Примечательны друзья Маршалла. В Пентагон его привел Генри Киссинджер – человек тоже надпартийного влияния. После 20 лет работы в американском стратегическом исследовательском центре корпорации RAND (Research and Development – «Исследования и разработка») Маршалла привлекли к работе в качестве консультанта, он должен был заниматься вопросами войны с СССР.

В числе звездных протеже Маршалла называют также бывшего вице-президента при Буше-младшем и министра обороны при Буше-старшем Дика Чейни, министра обороны в 1975–1977 годах (администрация Джеральда Форда) и заместителя министра обороны с 2001 по 2005 год Пола Вулфовица.

Положение Маршалла всегда оставалось незыблемым. Единственным человеком, который попытался снять его с должности и ликвидировать УВО, оказался министр обороны Чак Хейгел, назначенный Бараком Обамой на этот пост в начале 2013 года. Причину такого решения Хейгла никто не мог объяснить, поскольку доклады УВО министру обороны строго засекречены. Несколько членов конгресса от обеих партий отправили Хейглу письма с выражением протеста. Бывший шеф Пентагона Дональд Рамсфелд написал, что закрытие УВО станет серьезной ошибкой, охарактеризовав при этом самого Маршалла как человека, который в течение 40 лет находился в авангарде важных преобразований. «Маршалл работал с 13 министрами обороны, – отметил Рамсфелд, – и воспитал поколения мыслителей в области национальной безопасности».

Конфликт завершился тем, что в ноябре 2014 года министр обороны США Чак Хейгел неожиданно кулуарным решением был отправлен в отставку. Маршалл и его УВО остались на своих местах.

Известный американский публицист Боб Вудворд так написал о глубинных причинах возникновения этой ситуации. Еще в 2009 году Хейгел посещал Белый дом и в личном разговоре с Обамой предупреждал того о наличии внутри Пентагона теневой подрывной силы, неподконтрольной высшей американской власти. «Мы вступили во время, которое называется новый мировой порядок, – якобы сказал Хейгел Обаме. – Мы не контролируем это. Но вы должны выяснить нашу роль. Вы должны спросить военных, для чего мы используем наши вооруженные силы».

Английский публицист С. Уотсон в связи с отставкой Хейгла с поста министра обороны пишет: «Хейгл лишился своей должности потому, что вступил в борьбу с теневыми глобалистскими силами внутри вооруженных сил США, о которых он предупреждал Обаму. Речь шла о неоконсерваторах».

«Веймарская Россия»

Американский журналист М. Розенберг, который называет Обаму королем неоконов и военным президентом, пишет: «Те же люди, которые активно способствовали войне в Ираке, сейчас хотят, чтобы США бомбили Иран, и требуют действий против России. Вы можете назвать их неоконсерваторами или бандой в составе Кристол-Либерман-Дершовиц-Краутхаммер-Перл-Фейт-Перетц, которые всегда хотят, чтобы США были жесткими. Сейчас эти самые неоконсерваторы потребовали вступить в войну с Россией».

После Хейгла пост министра обороны занял неоконсерватор Эштон Картер. В 1999-м он в соавторстве с бывшим главой Пентагона Вильямом Перри написал книгу «Превентивная оборона», где был представлен список угроз для США. На первом месте в нем оказалась, по выражению авторов, «Веймарская Россия», которая может предпринять агрессию.

Подтверждением тому, что неоконы боятся возрождения России как империи, служат и мемуары бывшего директора ЦРУ и министра обороны Роберта Гейтса. В частности, в них так описывается позиция Чейни: «Когда СССР рухнул в 1991 году, Дик хотел видеть не только развал Советского Союза и Российской империи, но и самой России…»

А вот мнение аналитика Кевина Макдональда: «Настоящее имя развернутой в мире большой игры вовсе не демократия, а крестовый поход неоконсерваторов против России... Американские неоконсерваторы – это «постоянное правительство» США».

Публицист Роберт Пэри считает, что эта политика распространяется за пределы России, включая постсоветское пространство: «Американские неоконы, – пишет Пери, – дестабилизировали Украину и организовали смену режима на границе с Россией. Они привели к власти фашистов. Они поддерживали «Аль-Каиду» в войне против советских войск в Афганистане. В период президентства Буша они реализовывали политику агрессивного продвижения НАТО на восток и поддерживали антироссийские режимы на постсоветском пространстве. Эти же самые неоконы инициировали вторжение в Ирак и вооруженную интервенцию в Ливию».

Призовой фонд

В 2007 году неоконсерваторы создали Центр за новую американскую безопасность (Center for a New American Security – CNAS). Наряду с УВО он стал влиятельной интеллектуальной силой, определяющей внешнюю и военную политику администрации Обамы. Основатели центра Курт Кэмпбелл и Мишель Флурной были выдвинуты на важные посты во внешнеполитическом и военном ведомствах США. Кэмпбелл назначен заместителем госсекретаря США по Восточной Азии, а Флурной – заместителем министра обороны США по политическим вопросам, также его прочат на пост министра обороны после Эштона Картера. После этих кадровых перестановок CNAS возглавил полковник в отставке Джон Нэгл, известный специалист по иррегулярной войне, в том числе по антипартизанским (антиповстанческим) действиям и карательным операциям, связанным с подавлением восстаний и политическими репрессиями.

CNAS собрал у себя самых известных стратегов в области иррегулярной войны с акцентом на такие ее формы, как «цветные революции» и подрывные действия.

В бытность министром обороны Гейтс в союзе с неоконсерваторами начинает менять ориентацию американской военной стратегии с традиционной на иррегулярную. Он вводит новое понятие – «гибридная война», которая является сочетанием традиционной и иррегулярной.

Генерал Дэвид Петреус сделал иррегулярную войну основой американской военной стратегии. Так Пентагон стал главным организатором «цветных революций» и других тайных операций.

И Гейтс, и Петреус находились под глубоким влиянием неоконсерватора Фредерика Кагана – доктора философии в области российской военной истории и активного сторонника эскалации напряженности.

Его жена Кимберли Каган – основатель и президент Института изучения войны. Она занимается лоббированием интересов транснациональных армий. Через своих агентов внедряет идею создания частных военных компаний (ЧВК) в национальных государствах, чтобы затем превратить их в ячейки транснациональных ЧВК, сражающихся за интересы неоконов.

Брат Фредерика – неоконсерватор Роберт Каган является советником по внешнеполитическим вопросам таких известных русофобов, как Джон Маккейн и Митт Ромни. Каган основал проект «Новый американский век», который лег в основу милитаристской политики президента Буша-младшего и толкнул Америку к агрессии в Афганистане и Ираке.

Он же стал советником Обамы и Хиллари Клинтон. Жена и соратник Кагана – небезызвестная Виктория Нуланд.

Одним из важных инструментов в ведении нетрадиционной войны в форме революции является созданный неоконами Фонд поддержки демократии (NED), который имеет филиалы по всему миру.

Вот что пишет Роберт Пери о деятельности фонда на Украине: «NED с бюджетом 100 миллионов долларов финансировал 65 проектов, включая подготовку активистов, поддержку журналистов, стимулирование бизнес-групп и т. д. Таким образом была создана всеобъемлющая и эффективно действующая сеть, нацеленная на дестабилизацию правительства во имя продвижения демократии».

Президент NED Карл Гершман в опубликованной в сентябре 2013 года в газете Washington Post статье отметил: «Украина – самый большой приз. Возможности огромны».

Демарш Штрауса

Основателем философии неоконсерватизма можно считать Лео Штрауса (1899–1973). Возглавляемое Маршаллом пентагоновское УВО с момента своего создания стало базой для учеников Штрауса и приверженцев его идей.

В 1932 году Штраус получил стипендию Фонда Рокфеллера и смог покинуть Германию. Отучившись в Англии и во Франции, он переехал в Америку. Организатором стипендии стал Карл Шмитт – немецкий философ и политический теоретик, которого называли коронованным юристом Третьего рейха.

Карл Шмитт подчинялся основателю и руководителю гестапо Герингу. Именно Шмитт, которому Гитлер дал задание привести все законы Германии в соответствие с теорией нацизма, подвел обоснование под оправдание тотальной войны против тех, кто имеет ярлык врага нацистского государства.

В книге «Теория партизана» Шмитт утверждает, что регулярная война, ведущаяся вооруженными силами, все больше будет уступать место противоборству, ведущемуся иррегулярными армиями.

Шмитт описывает три вида (составляющих) такой войны: война-революция, война партизанская и война подрывная, диверсионная (тайная). В качестве примера первой Шмитт приводит революцию в России, показывая, насколько эффективными бывают действия иррегулярных подпольных сил в свержении правительств.

Отголоски именно этой идеи мы видим сегодня в череде «цветных революций», с помощью которых американские неоконсерваторы меняют режимы и сметают с лица земли государства.

Что же касается второго вида иррегулярной войны, то есть борьбы партизанских народных сил на оккупированной территории, то в качестве примера Шмитт приводит партизанское движение в СССР: «Во время Второй мировой войны русские партизаны, по оценке экспертов, отвлекли на себя примерно двадцать немецких дивизий и тем самым внесли существенный вклад в исход войны».

Идея разработки стратегии по борьбе с партизанами (повстанцами), которые восстают против завоевателя, также находит отражение в философии Штрауса. Руководствуясь ею, американские неоконсерваторы составляют Наставление по ведению антиповстанческих операций как элемента иррегулярной войны, которая сегодня реализуется Пентагоном на Украине.

Третья же составляющая иррегулярной войны (подрывная, диверсионная или тайная) направлена на подрыв потенциала и устоев государства-мишени с помощью терактов, саботажа, экономических, политических, духовных, демографических и прочих средств.

Принимая именно эту идею как руководство к действию, неокон и подопечный Маршалла Дональд Рамсфелд в бытность министром обороны вводит понятия «непрямой подход» к войне и «непрямые (тайные) действия». Объясняя, что это такое, Рамсфелд, в частности, заявил: «Мы стараемся определить, как вести войну против того, что не является национальным государством, и как вести войну в странах, с которыми мы не находимся в состоянии войны».

Шмитт в книге «Теория партизана» делает вывод о соотношении иррегулярной и регулярной войн в современной стратегии: «Практически отсюда вытекает вопрос, в каком количественном отношении оценивается бой регулярной армии в открытой войне к иным методам борьбы, которые не являются открыто военными. На этот вопрос Мао отвечает ясными цифрами: революционная война на девять десятых неоткрытая, нерегулярная война и на одну десятую открытая война военных. Немецкий генерал Helmut Staedke на этом основании вывел определение партизана: партизан – это борец указанных девяти десятых ведения войны, которое предоставляет лишь последнюю десятую часть регулярным вооруженным силам. Мао Цзэдун ничуть не упускает из виду, что эта последняя десятая часть является решающей для конца войны».

Конструктивный хаос

Журнал Time назвал Лео Штрауса одной из самых влиятельных и могущественных фигур в Вашингтоне, ставших вдохновителем консервативной революции в конгрессе и интеллектуальным крестным отцом программы откровенно фашистского жесткого курса.

В философии Штрауса выделяется ряд ключевых идей, на которых она основана.

1. Построение глобального однополярного миропорядка, установление господства мировой империи под властью тирана.

2. Империалистический милитаризм и ставка на войну, мир через постоянную войну – основополагающий принцип неоконсерваторов.

3. Разделение общества на элиту (высших) и массы (низших).

4. Сокрытие истинных целей элиты от низших, эзотеризм элиты (высшие – это тайная элита).

5. Пути прихода к власти тайной элиты – революция, заговор интеллектуалов, война.

6. Благородная ложь – постоянный обман правящей элитой своих граждан.

7. Примат свободного рынка.

8. Либерализм.

Американские неоконсерваторы хотят распространить либеральную демократию на всю планету. Штраус пишет, что «плебейские массы многочисленны, склонны к свободе» и в силу этого «их нельзя полностью игнорировать». Но поскольку это массы низших плебеев, все, что делается ради наведения среди них порядка, является законным. «Если вы сможете использовать демократию для того, чтобы повернуть массы против их собственной свободы, это будет большим триумфом», – отмечает Штраус.

Из этих идей Штрауса возникает разработанная неоконами пентагоновская концепция войны, центром которой является население противника.

Войны и революции призваны уничтожать государства и создавать хаос, из которого должна вырасти мировая империя под властью тирана. Штраус восхвалял очистительное насилие и считал, что только хозяин рабов является по-настоящему гуманным. Кстати, именно Штраус является автором теории управляемого хаоса. «Тайная элита приходит к власти с помощью войн и революций, – пишет он. – Чтобы удержать и обеспечить свою власть, ей нужен конструктивный (управляемый) хаос, направленный на подавление всех форм сопротивления».

Есть еще один теоретик, оказавший огромное влияние на неоконсерваторов. Это Лев Троцкий. «Революционная идеология неоконсерватизма, – пишет американский публицист Майкл Линд, – в действительности является троцкистской теорией перманентной революции». Само понятие «красный террор» было сформулировано именно Троцким.

Экстремальная правда

Что же касается идеи благородной лжи, то есть постоянного обмана правящей элитой своих граждан, то в этой связи уместно вспомнить следующее замечание директора ЦРУ Вильяма Кейси: «Мы считаем нашу программу дезинформации успешной только тогда, когда все, во что верит американское общество, является внушенной им ложью».

“Уровень террористических атак, совершенных 11 сентября 2001 года, был недосягаем для Усамы бен Ладена и его боевиков”

Как тут не вспомнить Оруэлла: «Во времена всеобщей лжи говорить правду – это экстремизм».

Основанные на неоконсервативном принципе лжи операции под фальшивым флагом – важная составляющая стратегии иррегулярной войны. В качестве примера такой операции, организованной неоконами, некоторые называют и теракты в Америке в сентябре 2001 года. Вот что пишет, в частности, исследователь и публицист Джеффри Стейнберг: «Последователи Штрауса в течение последних 30 лет действуют как подпольная сеть внутри и вокруг американского правительства, ожидая момента, чтобы сделать свой переворот. Свой неоконсервативный путч они совершили 11 сентября 2001 года. Террористические акты в США 9/11 не могли произойти без участия руководства системой национальной безопасности США, знавшего до тонкостей все уязвимые места. Эти атаки были сложнейшей операцией тайной иррегулярной войны. Этот уровень был недосягаем для Усамы бен Ладена и его боевиков. Заявление о том, что это совершил бен Ладен, было, пожалуй, самой большой ложью в стиле геббельсовской пропаганды. Чтобы выяснить, кто стоял за этой тайной операцией, нужно задать вопрос: кому выгодно и кто выиграл от этой операции? А выиграли от этого неоконсерваторы».

Мировая империя, которую строят неоконы, возникла в США в форме глубинного государства. Теперь оно разрастается и неизбежно поглотит США, руководство которых, подконтрольное неоконам, фактически стало гражданами этого государства, действующими против собственной страны. И мировая империя неоконов превращается в новый специфический тип глобального противника, с которым России придется иметь дело.

США и Украина оккупированы одной сетью мировой империи неоконов.

Что же касается нас, то нам нужно опять быть готовыми к борьбе против троцкизма и фашизма с учетом новых стратегических реалий.

Татьяна Грачёва, военный аналитик

Источник: vpk-news.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.