Мы никому не советуем проверять на прочность обороноспособность России



О двусмысленной ядерной доктрине США

Американская Huffington Post опубликовала несекретную версию проекта новой ядерной доктрины США. Опасения, что, возможно, эта публикация – фейк и глупо пытаться анализировать доктрину до её официального опубликования, снимаются ремаркой Министерства обороны США, которое не отрицает подлинности опубликованного Huffington Post документа, хотя и отказалось публично комментировать проект. Надо понимать, что после завершения работы над текстом и одобрения его министром обороны Джеймсом Мэттисом и президентом Дональдом Трампом такие комментарии непременно последуют.

Однако нам нет необходимости дожидаться официального обнародования доктрины в конце января – начале февраля, чтобы увидеть в ней, даже на уровне проекта, ярко выраженный антироссийский заряд. Россия (наряду с Китаем, КНДР и Ираном) прямо названа в документе возросшей внешней угрозой Соединённым Штатам.

Распоряжение о подготовке новой ядерной доктрины Пентагон получил от Д. Трампа ещё год назад. Всё логично: в предвыборных речах, а потом в различных интервью в качестве вновь избранного главы государства Трамп негативно высказывался о российско-американском договоре СНВ-III, называя его «односторонним», выгодным только России, поскольку он якобы позволяет ей, в отличие от США, продолжать производить ядерные боеголовки.

Соответственно, Трампа не устраивает и действующая ядерная доктрина США, принятая при его предшественнике Б. Обаме в 2010 г. Нетрудно догадаться, почему не устраивает. Обама, считая Соединённые Штаты обязанными сохранять «надёжный и эффективный арсенал» ядерных вооружений, пусть в декларативной форме, но рассматривал возможное сокращение ядерного оружия (именно при Обаме был заключён договор СНВ-III).

Д. Трампу такая «двойственность» не подходит. Свойственная ему ковбойская манера грубо навязывать оппоненту собственные представления не оставляют пространства для разумных доводов.

Так, в доктрине 2010 г. США сохраняли за собой право нанесения ядерного удара первыми, но заявляли об отказе от применения ядерного оружия против государств, не владеющих таким оружием. При Д. Трампе от этого обязательства они отказываются. При «чрезвычайных обстоятельствах, чтобы защитить жизненно важные интересы США, союзников и партнёров», говорится в проекте новой ядерной доктрины, они готовы применить ядерное оружие и в ответ на «неядерные стратегические нападения». В документе есть оговорка, что к таким чрезвычайным обстоятельствам могут быть отнесены «атаки на гражданское население США», их союзников и партнёров или на гражданскую инфраструктуру в этих странах, а также нападения на ядерные силы Вашингтона и его союзников, органы командования и управления таковыми, на объекты предупреждения о нападении.

Однако эта оговорка мало что значит, если учесть, как подметил первый заместитель руководителя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич, расширительное толкование Вашингтоном тех самых «жизненно важных интересов США, союзников и партнёров». По сути дела, сказал сенатор, «доктрина даёт карт-бланш на применение ядерного оружия».

В Пентагоне это и не скрывают. Идея взять на себя обязательство не применять ядерное оружие первым «на сегодняшний день является неоправданной... – подчёркивается в проекте ядерной доктрины. – Политикой США остаётся сохранение определённой двусмысленности относительно точных обстоятельств, которые могут привести к американскому ядерному ответу».

Вот так: двусмысленность в политике, от которой зависят судьбы мира!

Россию обвиняют в намерении первой использовать ядерное оружие. «Наибольшую обеспокоенность вызывают политика, стратегия и доктрина национальной безопасности России, включающие акцент на угрозе ограниченной ядерной эскалации... Москва угрожает ограниченным применением ядерного оружия первой, наводя на мысль об ошибочном расчёте на то, что ядерные угрозы или ограниченное применение (атомных боезарядов. – Ред.) первой способно парализовать США и НАТО и, таким образом, завершить конфликт на условиях, выгодных для России», – говорится в американском документе.

Где и когда, спрашивается, «Москва угрожает»? В этом смысле опубликованная версия проекта новой ядерной доктрины США – откровенная ложь.

«Недопущение ядерного военного конфликта, как и любого другого военного конфликта, положено в основу военной политики Российской Федерации», – чёрным по белому записано в действующей Военной доктрине Российской Федерации, утверждённой президентом В. Путиным 26 декабря 2014 г. Там же расставлены точки над i в вопросе о возможности (точнее – невозможности) превентивного удара: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ (выделено нами. – Ю.Р.) на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Совершенно очевидно, что администрация Д. Трампа хотела бы развязать себе руки и в наращивании ядерных арсеналов, и в применении ядерного оружия. Для этого она идёт на прямой подлог, заявляя о «преимуществе России в этой области».

Как известно, договором СНВ-III установлен следующий потолок: к 2021 г. каждая из сторон должна иметь не более 700 развёрнутых стратегических носителей (межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжёлых бомбардировщиков) и не более 1550 ядерных боезарядов на них. По имеющимся на середину 2016 г. данным, соотношение ядерных арсеналов России и США выглядело так: носителей – соответственно 508 и 848, боеголовок – соответственно 1796 и 1367. Говорить о каком-то преимуществе РФ, да ещё добываемом якобы незаконно, в нарушение соглашений – просто абсурд, притом что в соответствии с СНВ-III Россия даже имеет законное право существенно нарастить число носителей.

По существу новая ядерная доктрина США является пропагандистским обоснованием нового витка затеянной Вашингтоном гонки ядерных вооружений. Ещё в конце 2016 г. было объявлено о том, что в рамках реализуемой программы модернизации ракетно-ядерного арсенала Пентагон планирует получить на вооружение как минимум 400 межконтинентальных баллистических ракет нового поколения, которые должны прийти на смену вставшим на боевое дежурство в 1970 г. МБР наземного базирования «Минитмен». На эти цели в период до 2044 г. будет истрачено $62 млрд., из них $14 млрд. – на модернизацию командных и пусковых систем и около $48,5 млрд. на создание новых боеголовок.

Этих астрономических сумм сегодня уже мало. В конце декабря Трамп одобрил бюджет Минобороны США на 2018 г., он составит $700 млрд., на $81 млрд. больше, чем в 2017 году. Дополнительные расходы потребовались для реализации планов дальнейшей модернизации стратегического ядерного потенциала. Там же объявлено о планах модернизации некоторых ракет на подводных лодках и крылатой ракете с ядерной боеголовкой.

Для сравнения и в порядке информации о тех, кто действительно развязывает гонку вооружений: российский военный бюджет на 2018 год составляет $46 млрд. Но и при этих, несравненно меньших, чем у западных стран, военных расходах удалось существенно повысить качественное состояние российских вооружённых сил. Как сообщалось на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ 22 декабря 2017 г., прошедшем с участием В. Путина, за последние пять лет армия и флот получили 80 межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, три ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей», 55 космических аппаратов, на комплекс «Ярс» перевооружены 12 ракетных полков, на комплекс «Искандер» – 10 ракетных бригад.

«Мы не бряцаем оружием и воевать ни с кем не намерены. В то же время никому не советуем проверять на прочность нашу обороноспособность» – эти слова министра обороны РФ С. Шойгу сказаны в уши авторам новой ядерной доктрины США.

Автор: Юрий Рубцов

Источник: www.fondsk.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.