Мировая война в одной стране



Эрдоган все-таки решился влезть в Сирию. В смысле влезть уже по полной. В ночь на среду началась операция по освобождению Джераблуса от боевиков ИГИЛ. Основной ударной силой были протурецкие боевики ССА, но совершенно ясно, что повела их туда Анкара, причем не скрывая своего прямого участия не только авиацией (отметим, что это первое появление турецких самолетов в сирийском небе после прошлогоднего инцидента с российским Су-24), но и спецназом и даже бронетехникой. В общем-то, сирийское правительство определило эти действия вполне адекватно — вторжение.

Тут надо особо отметить две вещи. Во-первых, в Сирии окончательно перестали соблюдаться какие-либо международные нормы: любой может спокойно начать боевые действия в стране, не спросив ни Дамаск, ни Совбез ООН. Анкара, впрочем, о своих действиях уведомила Москву, но на то отдельная причина. Формально Москва пока что не та инстанция, которая может давать официальное разрешение на подобные действия. Второе: в Сирии уже точно полным ходом идет война всех против всех: Асад воюет с «умеренными» и с ИГИЛ, «умеренные» воюют с Асадом и с ИГИЛ, Америка руками курдов воюет с ИГИЛ, фактически поддерживая «умеренных» в войне против Асада, курды воюют с ИГИЛ и теперь уже фактически и с Асадом, Россия воюет с ИГИЛ и с «умеренными» за Асада. Турция воюет с ИГИЛ и с курдами. В общем, Санта-Барбара.

Пожалуй, только ИГИЛ воюет одновременно со всеми, и все — против ИГИЛ. Борьба с ИГИЛ — это такая универсальная ширма, своего рода ярлык на ведение боевых действий в Сирии и Ираке. Реально же с ИГИЛ воюет только Асад при поддержке России и курды.

Необходимость освобождения от ИГИЛ Джералбуса стала и для турок официальным поводом для вторжения в Сирию. Понятно, что ИГИЛ — это только предлог. Раньше соседство с ИГИЛ не сильно смущало Анкару. Что же изменилось теперь? А теперь появилась реальная угроза смыкания курдских кантонов и появления курдской автономии (с прицелом на государство) вдоль всей турецко-сирийской границы (добавим к этому курдов на турецко-иракской границе, и выходит, что Турция получает свою самую протяженную границу именно с курдами, что, мягко скажем, оптимизма Анкаре не добавляет). Не нужно быть большим специалистом, чтобы понимать, что Анкара тысячу раз предпочла бы граничить с ИГИЛ, чем с курдами. Конечно, еще лучше было бы граничить с «умеренными». Но это с вмешательством России и кардинальным изменением в ходе войны стало уже невозможным. Так что выбор был между ИГИЛ и курдами. Впрочем, и этот выбор оказался недолгим — курды начали серьезно теснить Халифат на юг, отбирая у него территории к северу — вдоль турецкой границы.

Очевидно, что именно недопущение курдов в Джераблус — главная цель Анкары. А в Джераблус они рано или поздно неизбежно пришли бы, ибо есть большие сомнения, что после взятия Манбиджа они-таки повернули бы вновь на Ракку. Им не нужна Ракка, как бы к тому ни подталкивали их американские покровители. А Джераблус нужен. Очень нужен. Его взятие сделало бы полное вытеснение Халифата с границы вопросом недолгого времени. А дальше остался бы небольшой кусочек, контролируемый «зелеными», — то самое «горлышко», через которое те по-прежнему получают поддержку от Турции. А дальше Азааз и соединение с Африном — вот и воплощение кошмарного сна турецкого Султана.

Этого Султан допустить не мог. От слова «никак». И он решил начать действовать до того, как станет поздно.

Собственно о том, что турецкая армия может вторгнуться на север Сирии, говорилось давно. Эрдоган не скрывал, что ему до зарезу нужна «буферная зона» на участке Азааз — Джераблус.

Сказано — сделано! Не понимаю тех, кого это удивило. О том, что турецкая армия вот-вот перейдет границу, говорили всю зиму и начало весны. Помните, как тогда турецкие официальные лица обещали, что будут отстаивать интересы Турции, а тогдашний премьер Давутоглу даже говорил, что Анкара будет защищать Алеппо?

Последнее было во многом обращено к России — союзнице Асада, у нас ведь тогда были итак крайне напряженные отношения с Турцией. Возможно, таким образом Эрдоган пытался показать нам, что взятие Алеппо и разгром «зеленых» для него является недопустимым сценарием, и он пытался предостеречь нас и Асада от решительных шагов. В тот момент для него, несомненно, основным было сдерживание курдов, а вовсе не поддержка «умеренных», но он хватался именно за эту формулировку как за палочку-выручалочку.

Тогда от захода в Сирию Эрдогана удержали три фактора. Во-первых, он не хотел еще большего обострения с Россией, учитывая тот факт, что конфликт мог бы иметь весьма серьезные последствия. Во-вторых, за спиной курдов стояли США, но Эрдоган, по-видимому, все еще надеялся найти с Вашингтоном компромисс. В-третьих, ситуация тогда еще была не столь критична, и участки, контролируемые как «черными», так и «зелеными» боевиками, надежно прикрывали границу.

Что изменилось сейчас? Ну, во-первых, Эрдоган помирился с Москвой. Предчувствую появление таких версий, согласно которым Султан сделал это специально, едва ли не только для того, чтобы заручиться согласием Кремля на операцию в Сирии и гарантией его невмешательства. Вопрос дискуссионный.

Во-вторых, ситуация действительно стала критичной. И отсчет обратного времени для Анкары заработал с неумолимой скоростью. Вопрос соединения курдских кантонов мог стать вопросом пары месяцев, тогда было бы уже поздно предпринимать любые действия.

Отдельным вопросом стоит поддержка курдами американцев, которая до сих пор также удерживала Эрдогана от решительных шагов. И тут есть интересный момент. Получается, что американцы не просто заранее знали о готовящейся операции. Интересно, что все это совпало по времени с визитом Байдена в Турцию для переговоров по Гюлену. Не думаю, что Эрдоган стал бы делать американскому гостю столь неожиданный сюрприз. Американцы не любят сюрпризов, тем более там, где затронуты их геополитические интересы. На каких условиях американцы закрыли глаза на действия Анкары — можем только догадываться. Посмотрим еще, чем закончится история с Гюленом.

В любом случае реакция США показательна. «Мы договорились в ходе наших переговоров о том, что сирийские курды не перейдут на запад от Евфрата. Если же они это сделают, то ни при каких условиях они не получат поддержку от США», — заявил Байден в среду на совместной пресс-конференции с премьером Турции Бинали Йылдырымом. То есть они договорились поддержать ранее предъявленный Эрдогнаом их союзникам ультиматум. И вот уже американская авиация помогает Турции в Джераблусе.

Возвращаемся к турецко-российским отношениям. Очевидно, что на переговорах Москва настаивала на прекращении Анкарой поддержки «зеленых» и перекрытии контролируемого ими участка границы. Очевидно, что это было неприемлемо для Турции, ибо это означает не просто решение вопроса с разгромом «умеренных», что полностью хоронит все те планы, с которыми Турция развязывала эту войну пять лет назад. Турции уже явно не до достижения первоначальных целей, им бы сделать так, чтобы не было хуже, чем на момент начала войны (это я опять про курдов). А разгром «зеленых» означает, что их территорию начнут делить между собой «черные» и курды. А учитывая поддержку последних Вашингтоном и декларативной войной против «черных» абсолютно всех участников конфликта, конечный исход этого дележа виден невооруженным взглядом.

Итак, нужен был компромисс, в обмен на который Москва закроет глаза и ограничится выражением озабоченности. Этот компромисс на удивление очень кстати подвернулся, когда науськиваемые американцами курды начали наступление на силы правительственной армии в Хасаке. Кстати, интересный момент — «замес» в Хасаке" начался с провокации неких «проправительственных ополченцев». Так ли они «проправительственны» на самом деле? Кому они в итоге оказали услугу?

Еще один интересный момент. США знали об операции турок. И пальцем не пошевелили, чтобы ей помешать, а напротив, поддержали. А ведь совсем недавно грозили Дамаску, что будут защищать своих союзников. Кстати, перед наступлением на Джераблус турецкая артиллерия обстреляла позиции курдов под Манбиджем. А это уже не наступление на интересы союзников, это уже наступление на самих союзников. И снова американцы как в рот воды набрали.

Ну и, наконец, последняя «заковырка». Турки взяли Джераблус менее чем за сутки. Игиловцы оттуда спокойно ушли. Странно, правда? Особенно на фоне того, как брали несколько месяцев Манбидж, Фаллуджу и Рамади, где халифатчики цеплялись за каждый клочок земли, за каждый кирпич, превратив половину своих бойцов в камикадзе. Нет, может, конечно, «черные» поняли, что на севере им цепляться просто уже не за что и лучше сохранить силы для решающих боев и отступить на юг? Все равно как-то настораживает все это.

Кстати, все эти микровойны в рамках одной большой гражданской войны делают халифат едва ли не единственным бенефициаром при любом раскладе. Бесконечно воюя друг с другом, остальные участники игры, которые вроде бы своей основной целью официально провозгласили борьбу с ИГИЛ, на практике дают этому самому ИГИЛ столь необходимую передышку. У Халифата сейчас дела идут крайне неважно, фактически запущен отсчет времени его полного разгрома и в Сирии, и в Ираке. Но вот у него появляется возможность перегруппироваться и накопить силы. А что до потери территории — так это не страшно. На этой войне, по сути, потеря противником территории никак не означает его разгрома. Одни и те же территории постоянно переходят из рук в руки. На этой войне, очевидно, не так важны и деньги, ибо каждая из сторон уже неплохо вложилась и останавливаться на достигнутом явно не собирается. На этой войне главный ресурс — это люди. Именно поэтому так много наемников со всех сторон, и никто особо не дорожит людьми — потери у всех совершенно невообразимые.

Итак, Эрдоган все же свое получает, и это чрезвычайно похоже на компромисс, который, в принципе, в той или иной степени устраивает всех, кроме курдов, для которых демарш Анкары, судя по всему, стал полнейшей неожиданностью. А если говорить о том, что для курдов стал, а для американцев нет, выходит, что американцы курдов просто «кинули». Опять же, что это? Попытка наладить резко испортившиеся отношения с Султаном или намек курдам, что пора уже обратить взоры на юг — на Ракку, а с Джераблусом, дескать, потом что-нибудь придумаем? В любом случае курдам стоит крепко задуматься, насколько можно доверять Вашингтону. Еще недавно Вашингтон сливал «умеренных», объясняя необходимость сдавать позиции курдам, чтобы они не достались ИГИЛ. Теперь вот в роли «слитых» могут оказаться сами курды.

Немного о том, как нам вести себя с курдами в этом конфликте.

Курдский вопрос — вопрос сложный и неоднозначный. Политики всего мира до сих пор спорят, нужно ли нам курдское государство, да и сами курды, похоже, не очень к этому готовы и не до конца определились. Тут еще сказываются различия между турецкими, сирийскими, иракскими и иранскими курдами, которые были в свое время разделены колонизаторами.

Если кто забыл, после окончания Первой мировой и распада Османской империи вопрос создания курдского государства рассматривался Западом на полном серьезе, как и вопрос создания еврейского государства (там, впрочем, еще собирались отдать Стамбул грекам, Восточную Анатолию и значительный кусок черноморского побережья — армянам и т. д). Однако Ленин тогда поддержал Ататюрка, который был категорически против, и в итоге создание курдского государства торпедировал. Вы же не думаете, что Ленин просто поддался обману Ататюрка, который прикинулся социалистом? Ленин был далеко не идиот и он считал, что так тогдашней России было выгоднее.

Вопрос российско-турецких отношений в нашей геополитике важен испокон веков. Итак, поддержка Россией курдов — это испорченные отношения с Турцией. Раз. Поддержка Россией курдов — это испорченные отношения с Багдадом, где правят шииты, которые тоже с курдами сильно не в ладах и, лишь имея совместного врага в лице ИГИЛ, до сих пор не вцепились друг другу в глотки. Но что еще хуже — это испорченные отношения с Ираном. Два. Поддержка Россией курдов — это «кидок» Асада. Три.

Почему Москва должна до конца поддерживать Асада?

Во-первых, это наш последний реальный союзник не только в регионе. Тут на кону репутация, и не только. Во-вторых, уход Асада — это уход с Хмеймима. Мы теряем не только базу, которую недавно заполучили в полное распоряжение, но и воздушный щит для нашей средиземноморской группировки, которая становится беззащитной перед американской авиацией. Иными словами, со Средиземного моря можно будет сваливать, тем более что базу в Тартусе мы тоже теряем...

В-третьих, поражение Асада равно превращение Сирии во вторую Ливию со всеми вытекающими, в том числе с расползанием террористической заразы по всему свету и в сторону наших границ. Вспоминаем главную причину прихода в Сирию, озвученную Путиным прошлой осенью...

Ну я уже молчу, что гипотетическую государственность курдам в Сирии фактически строят американцы, как до этого строили в Ираке. Строить они будут по своим лекалам и в своих интересах, а как мы знаем, что американцу хорошо — то русскому смерть!

То, что курды нанесли удар Асаду в тот момент, когда он занят в Алеппо, — играет на руку не только американцам, но и «умеренным боевикам». Это печальный, но факт. В этих условиях действия Эрдогана могут сыграть на руку и нам, и Асаду. Курдам же я еще раз предложил бы задуматься о том, с кем они дружат.

В любом случае после нашего примирения с Эрдоганом происходит своего рода смещение акцентов. Не надо путать со сменой ориентиров, каковую уже успели увидеть некоторые аналитики. Просто необходимо корректировать позицию в соответствии с новыми условиями, учитывая интересы других игроков, с которыми нам еще предстоит работать в будущем. Возможно, эти более чем полгода разрыва с Турцией и балансирования на грани войны как раз были необходимы для того, чтобы научиться сдержанности и понять, что в этой войне не все так просто и однозначно, как казалось до этого. Наверное, сирийская война по своему характеру и переплетению интересов столь большого количества игроков — это один из самых сложных мировых конфликтов. По сути, мировая война в одной стране. И итогом победы или поражения в ней может стать глобальная трансформация существующего миропорядка.

Источник: ren.tv



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.