Литва: новый уровень финансовых претензий



Литовские отношения с «Газпромом» официально закончились в январе прошлого года. Небольшое прибалтийское государство с ещё менее значительными газовыми потребностями отказалось заключать контракт с российским концерном. Как справедливо говорилось в знаменитом романе-фельетоне Ильфа и Петрова:

«Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон»

Литва изъявила желание покупать газовый продукт на основе краткосрочных обязательств и спотовых сделок, с чем «Газпром» благополучно согласился.

Цена согласия оказалась несколько иной, чем планировалась властями энергетически независимой Литвы. Хронология прибалтийской битвы за дорогой природный газ занимательна и поучительна. В 2012 году состоялись первые залпы и началась подготовка инженерных позиций.

На южнокорейской верфи был размещён заказ на строительство СПГ-терминала для Литвы – плавучего и мобильного «кошмара для ''Газпрома''». С приёмной мощностью существенно выше, чем литовский расход летучих углеводородов (4 и 2.5 млрд. м3 в год соответственно). Были решены проблемы с финансированием сжиженного проекта за счёт кредитной рассрочки. Конечная стоимость терминала «Independence» маячит на горизонте 2025 года в размере около миллиарда долларов – что дороже всех мировых СПГ-аналогов с большим запасом.

Одновременно в том же 2012 году Литва вчинила иск «Газпрому» в стокгольмский арбитраж. Требуя компенсаций за уже купленный и давно использованный российский газ, начиная с 2004 года. Сумма претензий составила 1.4 млрд. $. Вполне комфортное значение для безболезненного перехода на приём топлива через строящийся терминал и первоначальные арендные платежи.

Одновременно в том же 2012 году началось выдавливание «Газпрома» с литовского газового рынка, где российская компания владела 37% акций компании Lietuvos dujos. Процесс занял два года и опять же увенчался успехом! К моменту прибытия к клайпедскому причалу терминала «Independence» «Газпром» вышел из активов на литовской территории.

Министр литовской энергетики в том же 2012 году обнародовал показатели «жадности ''Газпрома''», премило игнорируя понятие коммерческой тайны и объективную мировую динамику цен на топливо. Стоимость природного газа для Литвы с 2004 по 2012 годы выросла с 85 $ до 490 $ за тысячу кубометров. Последнее значение действительно выше среднеевропейских цен трёхлетней давности, примерно на 50-70 $. С учётом географической близости к России расходы на транспортировку каждого кубометра ниже, чем в Германию или Великобританию. Мизерный объем закупок в расчёте не участвовал. Оставалось дождаться решения стокгольмских арбитров о «несправедливой и нерыночной цене российского газа» и праздновать финансовую победу имени 1.4 млрд. $.

За время ожидания клайпедский терминал СПГ был запущен в работу, а мировые цены на энергоносители упали в 2.5 раза. В мире. В Литве они снизились в 1.5 раза и ныне снова растут. Дешёвый и демократичный сжиженный газ отказался самозарождаться в ёмкостях «Independence». Его пришлось покупать в Катаре и США по специальным и строго засекреченным ценам – явно большим, чем текущие расценки «Газпрома». Иначе литовские концерны и фирмы не вернулись бы к сотрудничеству с российской компанией, пусть и по краткосрочным контрактам. Государственный диктат «Покупай 25-60% газа через терминал!» позволил последнему остаться на плаву, пока шведские юристы неспешно изучали аспекты газового иска.

Уход «Газпрома» с внутреннего рынка Литвы на снижение местных газовых тарифов не повлиял.

В марте 2015 года литовский премьер-министр пообещал распределить 1.4 млрд. $ по выигранному иску среди крупных и мелких потребителей страны. В описании механизма распределения доминировало слово «когда», «если» опускалось.
В январе 2016 истёк срок действия газового контракта между литовской государственной компанией LitGas и «Газпромом», новый контракт не был заключен и даже не обсуждался.
Перспективы перепродажи соседям газа с политически безупречного 7терминала обсуждались многократно, включая в свою орбиту даже Украину – но не добрались и до подписания меморандумов, тем более твёрдых контрактов.
В июне 2016 года стокгольмский арбитраж отказал Литве в финансовых претензиях к «Газпрому» целиком и полностью. Арбитры сочли необоснованными все требования и все аргументы литовской стороны.

Последовало дежурное разочарование официального Вильнюса и множество иных светошумовых эффектов в медийном поле. Однако не последовало повторного иска с пожеланием шведским арбитрам разобраться в деле более тщательно. Выдержав паузу длиной более года, президент Литвы и крестная мать убыточного терминала вчинила иск самолично – теперь Евросоюзу.

На встрече с еврокомиссаром по вопросам конкуренции г-жа литовский президент порадовала гостью следующей претензией:

«Надеемся на принципиальность Брюсселя в деле злоупотребления «Газпромом» своим доминирующим положением в 2004–2012 годах, когда Литве и другим странам ЕС пришлось платить гораздо больше рыночной цены газа... Еврокомиссия должна добиться от «Газпрома» компенсации литовских потерь...»

Арбитраж? Какой-такой арбитраж? Ничего не знаю, примус починяю...

Литовские потери на рынке природного газа связаны с приобретением СПГ за три моря и оплатой приёмного терминала по тройной цене. Эти потери распределяются на литовских коммерсантов и рядовых потребителей бюрократическим принуждением к сжиженным покупкам. Эти потери усиливаются по мере расставания с «Газпромом» – хотя по логике вильнюсских властей должно быть ровно наоборот!
Эти потери четыре года изучали шведские арбитры и установили бессмысленность термина «справедливая цена» и необоснованность требования «продайте нам газ по минимально допустимой стоимости».

Еврокомиссия ведёт собственные переговоры с «Газпромом» – но не судебно-арбитражными исками, а прямым диалогом хозяйствующих субъектов. Переговоры идут с 2015 года и касаются российских газовых поставок в Чехию, Болгарию, Венгрию, Польшу, Словакию и в три прибалтийских государства. Переговоры затрагивают обеспечение надёжности газовых поставок в настоящем и будущем.
Тема штрафных санкций за прошлые обиды на переговорах РФ и ЕК не поднималась. Особенно после решения Стокгольмского арбитража в июне 2016.

Поэтому пламенную речь г-жи Грибаускайте следует квалифицировать как творческую интерпретацию уже другой цитаты из романа Ильфа и Петрова:

«Деньги давай... давай деньги!» - сердито кричал великий комбинатор. Смеющиеся пассажиры наградили его прыжки. Остап собрал в дорожной пыли тридцать копеек...»

Правда, литовские власти кричат уже не в адрес «Газпрома» и скачут не перед российскими офисами-посольствами.
И то хорошо. Заграница им поможет. May be.

Источник: www.grtribune.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.