Лавров рассказал, как США предлагали поделить Сирию



Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телеканалу РЕН ТВ, Москва, 13 марта 2016 года.

Для тех, кто больше любит читать:

Вопрос: На Украине в последние дни происходят нападения на российские дипломатические учреждения: на Посольство России в Киеве, на генеральные консульства во Львове и Одессе. Что сейчас происходит с сотрудниками наших представительств? Есть ли угроза их жизни и здоровью? Как они сейчас живут практически в условиях осады?

С.В.Лавров: Мы регулярно контролируем эту ситуацию, контактируем с Послом России на Украине и его сотрудниками. Они держатся хорошо и правильно, как и подобает людям, ощущающим за собой свою Родину и страну, которая не даст их в обиду. Действия молодчиков, которые нападали на Посольство России и наши генеральные консульства, в том числе врывались на территорию и срывали флаги (это сделал, по-моему, депутат Верховной Рады Украины с «говорящей» фамилией В.Парасюк), возмутительны. Честно говоря, мы не видим какой-либо реакции т.н. международного сообщества.

Когда иранские граждане ворвались на территорию генерального консульства Саудовской Аравии, то поднялся достаточно серьезный шум. Мы присоединились к процессу, который был направлен на безусловную защиту дипломатических представительств, как того и требуют все конвенции, подписанные всеми государствами мира. В этом случае мы не видим какой-либо реакции со стороны наших западных коллег. Они сейчас больше озабочены требованиями не завершать судебный процесс, а освободить Н.Савченко – это отдельная тема. Но лицемерие и двуличность здесь на лицо.

Наши сотрудники имеют все необходимые средства, чтобы не допускать каких-либо противоправных действий, имеют средства защиты, но, безусловно, главным является пресечение подобной деятельности со стороны «кураторов» украинских властей. «Кураторы» имеют решающее влияние на нынешнее руководство в Киеве. Сегодня в очередной раз буду разговаривать на эту тему с Государственным секретарем США Дж.Керри. Соответствующие сигналы мы послали и в европейские столицы.

Вопрос: Обеспечены ли российские дипломаты всем необходимым? Не грозит ли им проблема с питанием и водой? Я так понимаю, что они не могут выйти на улицу там довольно опасно.

С.В.Лавров: Там есть возможности снабжения и обеспечения, там есть запасы. Мы резко ограничили выход в город, особенно без  острой служебной необходимости. Я думаю, что нам не стоит волноваться за состояние наших дипломатов и членов их семей. Мы их активно поддерживаем и не допустим каких-либо противоправных действий в отношении этих лиц.  

Вопрос: Будет ли выставлен Украине какой-то счет за испорченное здание и за происходящие сейчас действия?

С.В.Лавров: Безусловно, мы будем требовать возмещения ущерба.

Вопрос: Вы сейчас говорили о «деле Н.Савченко». Правда ли, что у Вас состоялся разговор с Министром иностранных дел Украины П.Климкиным, во время которого вы обсуждали этот вопрос?

С.В.Лавров: Состоялся не один разговор. Министр иностранных дел Украины П.Климкин звонил мне несколько дней назад с убедительной просьбой разрешить очередной визит украинский врачей. Напомню, что некоторое время назад такой визит уже состоялся, украинские медики осмотрели Н.Савченко, на той встрече они были вместе с ее сестрой. Сейчас, когда разнеслась весть об очередной голодовке, которую объявила Н.Савченко, П.Климкин просил сделать еще одно исключение и обеспечить контакт медиков, хотя как он сам подчеркнул, он понимает, что это не вполне допускается не только российскими процедурами, но и в целом в «мировой тюремной практике». Мы рассмотрели это обращение и направили просьбу в суд, который рассматривает ее дело, потому что сейчас она находится в распоряжении этого суда. После заседания 9 марта судья выразил готовность разрешить Н.Савченко такой контакт с врачами. Но поскольку в ходе заседания Н.Савченко ставила единственной своей целью оскорбление суда (все могли наблюдать это по телевидению, у нас ее «запикивали» в эфире, а телеканал «Евроньюс» решил этого не делать), то суд счел себя не вправе идти на какие-либо поблажки в том, что касается Н.Савченко, повторю, в связи с действиями, откровенно оскорблявшими сам суд. Вчера еще раз звонил Министр иностранных дел Украины П.Климкин и выражал сожаление по этому поводу (он, кстати, звонил из Турции, где находится с визитом Президент Украины П.Порошенко). Не то, чтобы П.Климкин извинялся за поведение Н.Савченко, но ему явно было понятно, что в этой ситуации обвиняемая сама решила все вопросы не в свою пользу, если, конечно, ей нужны были врачи. По нашим данным (а наши врачи ее осматривают регулярно, я общаюсь с руководством ФСИН России), нет каких-либо подозрений, что Н.Савченко неизлечимо больна. В целом она чувствует себя нормально, занимается физкультурой. Я объяснил П.Климкину, что мы, исходя из соображений гуманности, сделали все, о чем они просили, мы сделали исключение из применяемых в таких ситуациях правил. Но вызывающее отвратительное поведение Н.Савченко сделало визит врачей, о котором мы уже договорились, невозможным.

Вопрос: Мы видим, что идет кампания в поддержку Н.Савченко, которая как-то странно накладывается на кампанию по допингу, который якобы применяют российские спортсмены. Нет ли у Вас ощущения, что это ряд кампаний, которые специально организованы и должны бить по имиджу России?

С.В.Лавров: Я не сторонник теории заговоров, но, конечно, нельзя не обратить внимание, что слишком многое накладывается одно на другое.

Обвинение, выдвинутое в адрес Н.Савченко, чрезвычайно серьезно: участие в преднамеренном убийстве российских журналистов в зоне конфликта. Их судьбой, как неоднократно подчеркивал МИД России, мало интересуются западные благодеятели Киева, но Н.Савченко «раскручивают» и используют ее личную, наверное, незавидную ситуацию в откровенно политических целях. Судя по всему, ей самой это нравится, и она этому активно подыгрывает. Это их выбор.

Вы абсолютно правы, раскрутка идет непропорционально самой ситуации, как бы тяжела она ни была, и как бы серьезны ни были обвинения. Уже выдвигаются призывы ввести санкции против России, составить «список Савченко».

Вообще, санкции становятся заменой политики и дипломатии в действиях особенно наших американских коллег. В Вашингтоне уже прозвучали призывы ввести против России дополнительные санкции за то, что происходит в Сирии. И это в период, когда мы вместе с американцами на основе договоренности двух президентов продвигаем процесс урегулирования, приняли две резолюции Совета Безопасности ООН и создали МГПС с двумя регулярно встречающимися в Женеве целевыми группами, которые обсуждают вопросы укрепления перемирия и гуманитарной помощи. Тем не менее, из Вашингтона (правда, пока не из «недр» самой Администрации, но уже среди влиятельных политиков) раздаются голоса с требованиям «наказать» нас и за Сирию. Хотя, повторю, мы работаем в Сирии по приглашению законного Правительства. До этого почти пять лет ее бомбили и терзали все, кому не лень, грубо нарушая Устав ООН. И для всех это было приемлемо, никто особенно не замечал количества наполняющих Европу беженцев. Сейчас опять это все «вешают» на нас. На днях Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг совершенно бессовестно, позволю себе такое выражение, обвинял нас в том, что именно Россия является причиной обострения миграционного кризиса, охватившего сейчас Европу.

Есть Н.Савченко, Сирия, любые другие поводы, чтобы объявить против нас санкции. На все это наслаиваются и другие темы. Как Вы сказали, допинг – сейчас это очень популярная история. Учитывая то, что происходит в публичном пространстве наших западных партнеров, я не удивлюсь, если скоро кто-нибудь объявит, что ВКС России, Вооруженные Силы России в целом и российская дипломатия действуют «под допингом». И по этой причине будет объявлено, что нам запрещено участвовать в каких-либо мировых процессах.

Если серьезно, то, конечно, в последнее время вызывает много вопросов ситуация, когда был выдвинут шквал запретов и обвинений в адрес наших ведущих великих спортсменов, причем сразу, как только мельдоний после нескольких десятилетий нахождения в статусе обычного препарата, которым пользуются спортсмены и простые люди с сердечной недостаточностью, был объявлен допингом. В последние дни нет какого-либо ограничения в комментариях, которые мы можем услышать от специалистов и экспертов, включая создателей этого препарата. Они откровенно и профессионально объясняют, что это совсем не допинг, а средство восстановления организма в отношении его базовых функций – наличия кислорода и магния. Может быть, этому мельдонию не повезло, потому что он «родился» хоть и в Латвии, но в советское время? Если бы это произошло после того, как Латвия стала частью т.н. «цивилизованного» мира, мельдонию была бы уготована другая судьба? Не знаю, не хочу ёрничать, хочу только подчеркнуть со всей серьезностью: профессиональные заключения в отношении оправданности этого шага Всемирного антидопингового агентства (WADA), которые звучат сегодня в эфире и на страницах газет, не получают никакого отклика со стороны руководства WADA. Я считаю, что в ответ на профессиональные вопросы должны последовать профессиональные разъяснения. Может быть, у руководства WADA были очень веские причины, о которых ни нам, ни научному и экспертному сообществам по каким-то причинам неизвестно. Но тогда эти причины нужно изложить. Пока единственное, что мы слышим от руководства WADA, – это заявления главы независимой комиссии этой организации Р.Паунда, причем не с изложением профессиональных мотивов этого очень странного по мнению экспертов решения, а о том, что теперь, наверное, России окончательно закрыт путь на Олимпийские игры, потому что она, мол, доказала, что насквозь коррумпирована в том числе и в спорте. Это уровень уличной болтовни, а не профессионального разговора серьезных людей. А мы уважаем WADA и хотим с ней профессионально и по-честному сотрудничать, без лозунгов и попыток узурпировать научную истину и медицинские знания. У нас тоже есть эксперты, есть они и в других странах.

Конечно, есть совпадения, которые наводят на определенные мысли, но рассчитываю, что эта волна скоро схлынет, потому что абсолютная бесперспективность необоснованных наскоков на нас становится понятна здравомыслящим людям в Европе и Америке.

Вопрос: Говорят, что это стало возможным потому, что милдронат распространен в России и немного в Восточной Европе.

С.В.Лавров: Я читал много версий. Читал о том, что после того, как он несколько десятилетий успешно применялся для профилактики сердечной недостаточности, каких-то еще обычных человеческих недугов, у него недавно появился конкурент в США. Есть какая-то история о недобросовестной конкуренции в области фармакологии – этого не знаю, не берусь судить. Могу сказать только одно: WADA – это механизм, который призван следить за тем, чтобы допинг не применялся в спорте и обосновывал профессионально свои подходы. Последнее решение этой организации вызвало вопросы у профессионалов. На них необходимо ответить профессионально и по-честному.

Вопрос: Сергей Викторович, Вы затронули тему санкций. Американцы говорят, что необходимо ввести новые санкции по тем или иным вопросам, по делу Н.Савченко. А новые санкции вообще возможны? Вы очень часто разговариваете с Госсекретарем США Дж.Керри. Есть ли ощущение, что США и их европейские союзники готовы идти дальше на обострение?

С.В.Лавров: Вы же знаете, что в Вашингтоне, извините, «много башен». Так что, наверное, это тоже необходимо учитывать. У меня очень хорошие личные, товарищеские отношения с Госсекретарем США Дж.Керри, у нас есть какие-то личные симпатии друг к другу, мы обсуждаем вещи, которые не относятся к работе: занятия спортом, в принципе отношение к жизни. Он часто к нам приезжает, встречался несколько раз с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, со мной регулярно общается, в т.ч. по телефону каждые 2-3 дня. Последнее время у нас достаточно продолжительные контакты «на полях» различных мероприятий, мы регулярно общаемся, в т.ч. в связи с сирийскими делами. Я вижу в нем искреннего человека, профессионала, который хорошо знает ситуацию в мире, хорошо осознает истинные, законные, очищенные от всякой идеологии национальные интересы своей страны и который на основе своего ощущения выстраивает отношения с партнерами, в т.ч. с Российской Федерацией, продвигая интересы США, но делая это в стремлении найти баланс этих интересов с интересами партнеров. Это честная позиция. Мы, в общем-то, руководствуемся таким же подходом.

Госсекретарь США Дж.Керри приезжает в Москву или в Сочи разговаривать с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Последний раз он был в декабре 2015 г. и заявил на пресс-конференции, что не сторонник изоляции России. Через несколько дней Вашингтон объявил о дополнительных санкциях, которые, по его словам, якобы лишь уточняли некоторые технические детали, но на самом деле это новый достаточно серьезный пакет. Поэтому, когда «левая рука не ведает, что делает правая», достаточно трудно видеть какую-то логику. Если это игра в «доброго и злого полицейского», тогда это достаточно примитивные действия.

Повторю, мы исходим из нашей принципиальной позиции: работаем с США не для того, чтобы им понравится, чтобы они «помягчели» к нам, а работаем в тех областях, где наше взаимодействие действительно может иметь результат, который будет в интересах Российской Федерации. Мы сотрудничаем с американцами по сирийскому урегулированию, потому что нам не нужно террористических образований на Ближнем Востоке, чтобы террористы, которые там воюют, затем начали беспокоить наших соседей и нашу страну. Точно так же мы сотрудничали по иранской ядерной программе, потому что нам не нужны новые ядерные державы и одновременно нам нужно отстаивать универсальное право всех государств на мирную ядерную энергетику, что мы и делали, достигнув договоренности по Ирану. Нам абсолютно не нужно ядерное оружие, тем более ядерные амбиции и угрозы со стороны Северной Кореи. Мы будем добиваться того, чтобы воздействовать на нее и вернуть ситуацию за стол переговоров и сотрудничеству с Международным агентством по атомной энергетике.

Точно также нам абсолютно не нужен кризис на Украине. Мы понимаем, что решающее воздействие на позицию Киева имеют США, которые, по сути дела, «руководят» там повседневной жизнью. Поэтому, будучи прагматиками, мы сотрудничаем не только с нашими французскими, немецкими партнерами в рамках так называемого «нормандского формата», но мы еще сотрудничаем с американцами: установлен специальный двусторонний канал. Надеюсь, что американцы понимают необходимость искать здесь какие-то компромиссные пути, которые позволят полностью выполнить Минские договоренности.

Главнокомандующий Европейского командования вооруженных сил США Ф.Бридлав, несмотря на свою фамилию «Бридлав», выдает совершенно бредовые высказывания, что необходимо готовиться к войне и к победе над Россией, причем не фигурально, а буквально. Так что в Вашингтоне есть «партия войны», как и «партия санкций». Наверное, трудно перебарывать свое нутро, когда генетически привык, что твоя страна никого слушать не должна, никто ей не указ, а она указ всем и вся.

Времена меняются, я к этому отношусь философски. Наверное, когда у тебя ничем и никем не контролируемая мощь, это как-то расслабляет и развращает в известной степени. Сейчас американцы чувствуют на себе, что не могут решать в одиночку серьезные проблемы, они сейчас даже не могут повлиять на такие страны, которые являются их давнишними союзниками, как, например, Турция, которая игнорирует их требования в том, что касается того же самого сирийского урегулирования. Американцы с курдами в Сирии сотрудничают, а Анкара объявила партию «Демократического союза» (партнера и союзника США) террористической организацией, обстреливает ее со своей территории. Мы несколько раз привлекали внимание американцев к тому, что это нарушение всех наших договоренностей и резолюций, но они как-то смущенно отводят глаза и говорят, что с нами согласны, но необходимо какое-то время, чтобы кого-то и как-то успокоить.

Далеко не все подвластно Вашингтону. Это кавалерийско-ковбойское настроение, конечно, будет уходить в прошлое. Это болезненно и занимает какое-то время. Но мы будем с пониманием к этому относиться, будем ждать, когда утрясется и уляжется эта новая реальность в головах вашингтонских политиков, а тем временем будем взаимодействовать там, где это отвечает нашим интересам и, конечно же, будем давать жесткий ответ на любые недружественные действия в наш адрес.

Вопрос: Наша съемочная группа была на границе с Турцией со стороны сирийских курдов и видела своими глазами результаты обстрелов. Местные жители рассказывали, что это единственная группа российского телевидения, которая к ним попала. Они снимали турецкие танки, которые стоят на границе, технику, как они окапываются. Все эти материалы есть, и даже Министерство обороны России сумело их посмотреть.

С.В.Лавров: Я это слышал и видел. Это такая «ползучая» экспансия. Ведь турки давно заявляли, что они не допустят укрепления курдов на севере Сирии. Даже несмотря на то, что курды (на сирийской территории есть западный и восточный анклавы, а между ними – ИГИЛ) боролись против ИГИЛ при нашей и американской поддержке, турки заявили, что для них неприемлемо, если эти два анклава соединятся, даже путем победы над ИГИЛ, и что для них главное, чтобы курды не воссоединились на сирийской территории. Казалось бы, это проблема не Турции, а Сирии. Это отдельная тема. Именно поэтому мы считаем, что процесс, который начинается в Женеве, должен обязательно включать курдов, если все мы подразумеваем то, что говорим, когда заявляем о приверженности суверенитету, территориальной целостности Сирии.

Если курдов «выбросить» из переговоров о будущем Сирии, то как можно рассчитывать, что они захотят оставаться в составе этого государства? Они тогда просто «махнут  рукой» на международное сообщество и на все эти схемы. Поэтому мы, занимая такую же позицию, как и другие страны, кроме Турции, будем жестко настаивать, чтобы ООН не «прогибалась» перед ультиматумами и пригласила курдов с самого начала переговорного процесса за стол переговоров.

Требуя недопущения какого-либо укрепления курдских сторон в Сирии, Турция стала заявлять о своем суверенном праве создавать  какие-то зоны безопасности на сирийской территории. По нашим данным, они уже «окапываются» в нескольких сотнях метров от границы внутри Сирии. На днях был визит Премьер-министра Турции А.Давутоглу в Евросоюз, в Брюссель, где обсуждался миграционный кризис, вернее вырабатывался ответ на турецкий ультиматум. В итоге ответ вызвал очень серьезные вопросы как с точки зрения авторитета Евросоюза, его репутации и способности отстаивать свои законные интересы, так и с точки зрения того, как эти договоренности вписываются в международное гуманитарное право. Уже были комментарии Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, неправительственных организаций о том, что международно-правовые принципы, закрепленные в универсальных конвенциях по делам беженцев, были во многом проигнорированы. Но среди прочего, в документах и декларациях, которые были подписаны между Турцией и Евросоюзом, содержится косвенная ссылка на то, что Евросоюз понимает необходимость создания каких-то зон безопасности, и читается это так, что именно на сирийской территории. Мы задали вопрос в Брюсселе, насколько подобный подход отвечает их публично и официально заявленной позиции в поддержку всех решений Совета Безопасности ООН, недопустимости развала Сирии и нарушения ее территориальной целостности. Ждем ответа.

Вопрос: Со стороны Турции речь идет о строительстве целого города для беженцев на территории Сирии. Мы как-то будем реагировать на эту инициативу?

С.В.Лавров: Как я уже сказал, мы считаем недопустимыми какие-либо действия на сирийской территории без согласия сирийского Правительства. Напомню, что мы единственная страна (и еще Иран), представители которой (наши воздушно-космические силы, иранские советники) работают по приглашению законного правительства на сирийской территории. Все остальные государства, включая членов антитеррористической коалиции, возглавляемой США, работают там без правового основания либо в виде резолюции СБ ООН, либо в виде прямого приглашения законного правительства. Но когда мы установили контакт с американской коалицией через Вашингтон и договорились о сотрудничестве в деле избежания непредвиденных и непреднамеренных инцидентов в воздухе, а затем в последнее время и о координации вопросов, связанных с углублением и укреплением перемирия и доставки гуманитарной помощи, сирийское Правительство приняло такую формулу и считает, что если это делается с участием России, то суверенитет Сирии не нарушается.

Вопрос: Эта формула закреплена в каких-то документах?

С.В.Лавров: Такого документа нет, но сирийским Правительством было сказано, что если кто-то из внешних игроков координирует свои действия с Российской Федерацией, которая легитимно работает в Сирии, то это будет считаться приемлемым.

Вопрос: Если в результате общих действий против ИГИЛ эта группировка будет вынуждена уйти из Сирии, не произойдет ли при этом «переход» ИГИЛ в соседние страны – Иорданию, Ливан? Не произойдет ли «расползание» по Ближнему Востоку этой организации,  и есть ли какой-то план действий на это счет?

С.В.Лавров: Это уже происходит. ИГИЛ активно обосновывается в Ливии и  Йемене, где за этой войной, которая никому не нужна и которая то и дело вспыхивает, несмотря на периодические договоренности о перемирии и переговорах, многие забывают или не обращают внимания, что этим пользуются именно террористы, включая ИГИЛ, которая, пока коалиция во главе с Саудовской Аравией воюет с хуситами и сторонниками бывшего президента Йемена А.А.Салеха «подбирает» плоды этого противостояния. Террористы осваивают те районы Йемена, которые сейчас не получают должного внимания ни со стороны правительства, ни со стороны оппозиции. В Афганистане ИГИЛ тоже пускает корни, в том числе на севере, вытесняя талибов или пытаясь договориться с кем-то из них. Это очень опасная тенденция. И, конечно, ИГИЛ в Ираке – это  часть проблемы, которая связана с идеей создания «халифата» на территории Сирии и Ирака. Столица ИГИЛ в Ираке – Мосул, и в отношении этого города иракские вооруженные силы и силы безопасности при поддержке американской коалиции ведут боевые действия. В Сирии – это город Ракка – главный город «халифата», объявленного ИГИЛ на сирийской территории. Мы готовы координировать наши действия с американцами, потому что Ракка – это восточная часть Сирии, и там активно действует, в основном, американская коалиция. Наверное, не отрою секрет, если скажу, что на  каком-то этапе американцы предлагали осуществить «разделение труда»: российские Воздушно-космические силы должны сконцентрироваться на освобождении Пальмиры, а американская коалиция при российской поддержке сосредоточится на освобождении Ракки.

Вопрос: То есть «мы возьмем Берлин»?

С.В.Лавров: Тем не менее, это было проявление нашего участия на придвинутом этапе в борьбе с терроризмом в Сирии. Это доказывает, что у них какое-то прозрение наступает. США понимают, что нужно не просто обмениваться информацией, чтобы друг друга не сбивать, а реально координировать свои действия по борьбе с терроризмом, иначе ничего не получится.

Сейчас поступают достаточно противоречивые сигналы об истинных намерениях американцев. У нас установлены каналы «горячей связи» по линии военных между их командованием, которое находится в столице Иордании, и нашим руководством этой операцией на базе Хмеймим, кроме того российские и американские офицеры присутствуют в Женеве. Но всегда есть канал прямой экстренной связи между Москвой и Вашингтоном – между Фрунзенской набережной и Пентагоном. Но порой, в том числе от официальных представителей Пентагона звучат какие-то заявления, что никакой координации с Россией нет. Потом мы спрашиваем у Государственного секретаря США Дж.Керри и его коллег в Госдепартаменте США, а они отвечают, что координация есть, просто надо как-то все объяснять, чтобы никто не обижался на то, что американцы, с нами сотрудничают. Я бы сказал, что это «невзрослая позиция»: США как-то по-детски «озираются по сторонам», пытаясь обращать внимание на то, кто что подумает. Проблема ясна, и ИГИЛ – общая угроза для всех. Вы правильно сказали, что если, даже не если, а когда (думаю, что это будет достаточно скоро) ИГИЛ потерпит поражение в Сирии и Ираке, все равно придется заниматься «метастазами» это «халифата». Отличие ИГИЛ от «Аль-Каиды» и любой другой до недавнего времени известной террористической организации в том, что это формирование первым объявило своей целью не просто нанесение ущерба тем, кого оно считает неверными, будь то в других религиях или внутри ислама, а о создании государства – «халифата». ИГИЛ достаточно эффективно с этим справлялся до какого-то времени, налаживая жизнь на определенных территориях по своим варварским правилам. Однако многие люди, уставшие от войны, принимали и такие правила, лишь бы что-то было предсказуемым.

Это достаточно опасная идеология, учитывая абсолютно бесчеловечные принципы, на которых основывается ИГИЛ, пытаясь извратить ислам, привлекая сторонников путем спекуляции на неурегулированности проблем тех же самых палестинцев, других конфликтов на Ближнем Востоке, спекулируя на том, что западная цивилизация во главе с «Большим сатаной» несет только разрушение арабскому миру, не дает ему развиваться самому.

Кстати, совсем недавно в одном из американских изданий «Politico» племянник бывшего президента США Дж.Кеннеди Р.Кеннеди написал статью, в которой поделился, как в 1957 г. его дядя, Дж.Кеннеди, тогда президент США, настаивал на том, чтобы на Ближнем Востоке американцы действовали исходя из необходимости поддерживать настроения самих стран этого региона и перестали вмешиваться в том числе вооруженным путем. Но тогда возобладала линия, которую продвигали ЦРУ и Пентагон, заключавшаяся в том, что необходимо брать под контроль все эти государства, не останавливаясь ни перед чем, если какой-то режим не нравится, то без раздумий и сомнений его менять. Неоднократны были скрытые и открытые интервенции. Потомок одного из великих американских президентов делает вывод, что все проблемы Ближнего Востока коренятся в том, что США хотели насаждать там свои порядки, полностью игнорируя настроения и чаяния стран региона.

Еще он обозначил очень интересную вещь: американцев не хотели объявлять врагами, не хотели отказываться от каких-либо контактов с ними, хотели с ними сотрудничать. Но американцы неоднократно доказывали, что они легко предают своих друзей, как они предали бывшего президента Египта Х.Мубарака. Через несколько дней после начала «Арабской весны» в Каире он понял, что народ хочет перемен и достойно, не сбегая из страны, ушел в отставку, оставив вместо себя вице-президента. Он не убежал из Египта, а поселился в своем доме в Шарм-аш-Шейхе. Потом через несколько дней его посадили в клетку, привезли в Каир и стали судить. Тогда весной 2011 г мы посылали сигналы американцам, правильно ли это. Х.Мубарак был достойным человеком, патриотом своей страны, обеспечивал интересы Египта и США, поддерживал хорошие отношения с Европой и Россией. Почему бы нам всем не обратиться к лидерам восстания в Каире, чтобы они этого пожилого, заслуженного человека отпустили и не возили в клетке, как какого-то зверя, опасного преступника. Они отвели глаза в сторону. Президент Сирии Б.Асад все первые годы своего президентства был лучшим другом в европейских столицах. «Друг познается в беде» – это сказал очень мудрый человек. Люди на Ближнем Востоке прекрасно видят, как к ним относятся.

Мы очень заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был крепким, самостоятельным. Это, конечно, отдельный субъект международной жизни, но внешнеполитическая линия Евросоюза находится под сильнейшим давлением США. Мы хотим, чтобы Евросоюз был единым, чтобы он принимал решения, исходя из интересов своих стран-членов и «большой Европы», как они себя называют в целом. Надеюсь, что нынешняя ситуация, в частности, кризис с мигрантами, послужит уроком для руководства этой структуры, в которой до недавнего времени сквозило: «Кто к нам попал – это цивилизованные люди». Было такое высокомерие, звучал поучительный тон, что у них с правами человека все в порядке, не надо даже заботиться о них, не надо их обсуждать в ООН или в Совете Европы, они сами разберутся. Права человека у других будут рассматривать. У них солидарность: если Россия косо посмотрела на кого-то из них (хотя на кого мы там косо смотрели?) они будут все солидарны в отношении такой неприемлемой российской политики. Сейчас миграционный кризис показал, чего стоит солидарность не в «тучные» годы, а когда приходит беда – каждый  сам за себя.

Мы абсолютно не извлекаем из этого какого-то удовольствия, не злорадствуем, а просто лишний раз подчеркиваем, что давным-давно было предложено формировать единое экономическое гуманитарное пространство. Гуманитарное пространство, естественно, предполагает решение вопросов мигрантов, выработку единой миграционной политики, сотрудничество в сфере отсечения беженцев от экономических мигрантов и т.д. Евросоюз на это шел практически нехотя и лишь в отдельных каких-то моментах, а концептуально у них не хватало политической воли для того, чтобы начать заниматься выстраиванием общего экономического гуманитарного пространства.

Сейчас нас обвиняют в том, что наше участие в борьбе с терроризмом в Сирии является чуть ли не главной причиной миграционного кризиса, хотя он начался давным-давно, когда разбомбили Ливию, превратили ее в канал контрабанды нелегальных мигрантов из половины Африки, Ирака, Афганистана, есть там и пакистанские беженцы. По-прежнему пытаются представлять так, что все те, кто есть сейчас в Европе – это сирийцы. Это тоже извращение истины и оболванивание общественности.

То нам говорят, что мы каких-то беженцев выпихиваем в Скандинавию, Норвегию, Финляндию. С финнами и норвежцами у нас сейчас идет нормальный разговор, мы хотим эти вопросы упорядочить. Но каждый раз при возникновении какой-то проблемы пытаться видеть ее корень в России становится уже достаточно смешным. Это понимают многие политики, причем не только из тех политических течений в Европе, которых с нами сотрудничают и которых за это предают анафеме системные мейнстримовские СМИ, но это понимают уже и представители партий, которые находятся у власти во многих странах Евросоюза.

Мы еще в 2004 г. говорили, что эта поспешность в принятии новых членов в Евросоюз и НАТО, которые не до конца соответствовали критериям менявшихся до тех пор этих двух организаций, была продиктована тем, чтобы поскорей освоить геополитическое пространство, как бы отнять у России то, что осталось после Советского Союза. Мы философски к этому относились, говоря нашим коллегам: «Ради Бога, только потом не идите на поводу у этих стран, потому что у некоторых из них, например, у наших балтийских соседей, есть такая русофобская ментальность». Они нам говорили: «Ничего страшного. Они придут в Евросоюз и НАТО, успокоятся, освоятся, будут чувствовать себя в безопасности». К сожалению, это далеко не так, и русофобы в Евросоюзе пытаются «заказывать музыку». Солидные государства все больше и больше начинают понимать пагубность и тупиковость этих попыток.

Источник: aftershock.news



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.