Лавров: "Мы переоценили самостоятельную роль европейцев на мировой арене"



Интервью министра иностранных дел России С.В.Лаврова венгерской газете «Мадьяр немзет», опубликованное 25 мая 2016 года в канун визита в Венгрию, представлено на официальном сайте МИД России:

Вопрос: Уважаемый господин Министр, нынешнее состояние российско-венгерских отношений за последние пять лет можно считать образцово-показательным, что подтверждается регулярностью двусторонних контактов. Что, на Ваш взгляд, является их основой: стратегия, тактика либо прагматизм?
С.В.Лавров: Венгрия – наш важный и надежный партнер в Европе. Отношения между двумя государствами обладают добрыми традициями и хорошим потенциалом. Высоко ценим искренний настрой венгерского руководства на их дальнейшее поступательное развитие, что, на наш взгляд, отвечает коренным интересам наших стран и народов.
Залог успешной работы заключается, по нашему мнению, в том, что российско-венгерское взаимодействие опирается на принципы равноправия, прагматизма, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Несмотря на непростую ситуацию в Европе, наше сотрудничество продолжает продвигаться в самых различных областях.
Необходимый импульс этой работе придает регулярный конструктивный диалог на высшем уровне. В ходе встречи в Москве в феврале нынешнего года Президент В.В.Путин и Премьер-министр Венгрии В.Орбан предметно обсудили ключевые аспекты отношений, наметили планы на перспективу.

 

Вопрос: Ключевой темой двусторонних отношений является расширение мощностей АЭС «Пакш», однако давление со стороны Брюсселя может осложнить реализацию данного проекта. Не боитесь ли Вы, что под таким напором Венгрия может отказаться от проекта? Вы видите такую угрозу?
С.В.Лавров: Проект расширения построенной при техническом содействии СССР Пакшской атомной электростанции силами российской государственной корпорации «Росатом» действительно является стратегическим по своему значению. Это касается и его стоимости – свыше 10 млрд. евро, и времени осуществления – до 2032 года, и его роли в деле надежного обеспечения энергетической безопасности Венгрии – уже сейчас АЭС «Пакш» вырабатывает более 40% всей производимой в стране электроэнергии. Хотел бы особо подчеркнуть, что значительная часть работ будет выполняться венгерскими компаниями и специалистами, которым в конечном счете и предстоит эксплуатировать станцию.
Конечно, мы в курсе повышенного внимания, которое уделяют нашему совместному проекту европейские структуры, в частности, Еврокомиссия, инициировавшая в этой связи целый ряд разбирательств. Не видим на данном этапе оснований сомневаться, что венгерское правительство, неоднократно заявлявшее о своей твердой приверженности проекту, сумеет дать необходимые разъяснения на поставленные Брюсселем вопросы.

Вопрос: Венгрия относится к тем странам ЕС, которые хоть и голосовали за санкции против России, но не считают текущую санкционную политику нормальной и правильной. Какие конкретные шаги могла бы предпринять российская сторона в ответ на такого рода поведение, и какие возможности Вы видите для отмены санкций?
С.В.Лавров: Очевидно, что попытки давления на Россию путем односторонних санкций не заставят нас отказаться от нашей принципиальной линии, поступиться национальными интересами. Российский ответ на эти недружественные шаги был сбалансированным и учитывал права и обязательства России по международным договорам, в том числе в рамках ВТО.
Что касается будущего этих рестрикций, то данный вопрос следует задавать тем, кто был инициатором раскручивания санкционной спирали. Мы не обсуждали и не будем обсуждать какие-либо условия или критерии отмены ограничительных мер. В Евросоюзе обусловили их снятие выполнением Россией Минских соглашений. Такая увязка абсурдна, ведь наша страна, как известно, стороной конфликта на Украине не является. Подобная постановка вопроса лишь поощряет Киев безнаказанно саботировать реализацию минского Комплекса мер. Получается, что российско-есовские связи стали заложником безответственной линии украинских властей.
Стараемся объяснить партнерам пагубность такой логики, неуместность сложившейся ситуации. Дело – за проявлением политической воли со стороны ЕС и входящих в него государств. Судя по нашим контактам с европейскими странами, все больше партнеров осознают пагубность конфронтации на санкционном поле. Некоторые, в том числе наши венгерские друзья, прямо говорят, что эту неприятную страницу надо побыстрее перевернуть. К сожалению, пока этого сделать не удается.

Вопрос: Москва, как ощущается, разочаровалась в Европе. Вполне очевидно, что Брюссель все больше видит в лице Кремля агрессора, а сотрудничающие с Москвой страны, в т.ч. Венгрию, считает «троянским конем», посредством которого Россия намерена подорвать союзное единство. В какой Европе заинтересована Россия: в слабой или сильной? Каким Вы видите будущее Евросоюза? И в продолжение темы: больше ЕС нуждается в России или Россия заинтересована в ЕС?
С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы отметить, что нынешний кризис в отношениях с Евросоюзом стал результатом упорного нежелания партнеров выстраивать диалог на основе подлинного партнерства.
Напомню, что Россия неизменно выражала готовность к взаимодействию с ЕС по самому широкому спектру вопросов – от отмены краткосрочных виз до сближения в сфере энергетики. К сожалению, в Брюсселе возобладала близорукая линия на захват геополитического пространства, в том числе через реализацию инициативы «Восточное партнерство», на деление народов на «свои» и «чужие». Кульминацией такого курса стал поддержанный в том числе рядом стран ЕС государственный переворот на Украине. Когда захватившие вооруженным путем в Киеве власть националисты своими безответственными действиями поставили страну на грань раскола, развязали гражданскую войну – страны Запада почему-то стали во всем обвинять Россию, ввели против нас односторонние рестрикции.
Похоже, мы несколько переоценили самостоятельную роль европейцев на мировой арене. Представляется, что украинский кризис высветил высокую степень зависимости ЕС от политического и экономического влияния Вашингтона. Нам же хотелось бы иметь дело с сильным Евросоюзом, который бы выстраивал отношения с партнерами на международной арене, исходя прежде всего из собственных интересов, а не ставя во главу угла солидарность с внерегиональными игроками. Попутно отмечу, что санкции Брюсселя наносят ощутимый ущерб экономикам государств-членов ЕС, разрушая создававшиеся десятилетиями связи между коммерческими операторами, в целом не способствуют укреплению стабильности и доверия на европейском континенте, по сути, порождают новые разделительные линии в Европе.
Вместе с тем убеждены, что нам под силу преодолеть нынешний негативный тренд и выйти на траекторию устойчивого укрепления сотрудничества. Исходим из того, что разумной альтернативы взаимовыгодному партнерству между Россией и Евросоюзом не существует – слишком многое связывает нас в географическом, экономическом, историческом, просто человеческом плане. Ведь Россия и ЕС – два крупнейших игрока на европейском континенте. Наша страна на обозримую перспективу останется для Евросоюза основным партнером в энергетической сфере. В общих интересах – углубление взаимодействия в сфере реагирования на новые угрозы и вызовы, по линии правоохранительных органов, в научной и культурной областях.
Разумеется, такая работа не может быть успешной без отказа от логики противостояния и сдерживания, без ведения диалога на принципах подлинного равноправия, реального учета взаимных интересов. Иными словами, «бизнеса как обычно», когда нам пытались навязать схемы взаимодействия, не отвечающие российским интересам, или поставить перед свершившимися фактами, больше быть не должно.
Сейчас Россия и Евросоюз подошли к рубежу, когда необходимо ответить на вопрос: как мы видим будущее наших отношений, в каком направлении собираемся идти? По-прежнему уверены, что на перспективу обоюдным интересам отвечало бы поэтапное создание на обширном пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности. Важным шагом в этом направлении была бы гармонизация процессов европейской и евразийской интеграций.

Вопрос: В Центральной Европе заметно усиливают свое присутствие, с одной стороны, НАТОвские силы, с другой – непосредственно американские. Военная инфраструктура все ближе подходит к российским границам, и, по мнению многих, это приближает возможность развязывания новой мировой войны. Вы тоже так считаете?
С.В.Лавров: Не хотелось бы уподобляться тем безответственным политикам, которые в угоду собственным амбициям готовы с легкостью принести в жертву интересы поддержания мира и стабильности в Европе и, не задумываясь о последствиях, продолжают повышать ставки, раскручивая маховик алармистских настроений.
Мы не склонны излишне драматизировать ситуацию. При этом, безусловно, не можем игнорировать нарастающие негативные тенденции, складывающиеся в результате взятого в НАТО курса на сознательный подрыв стратегического баланса сил в Европе, включая укрепление военного потенциала Североатлантического альянса вблизи российских границ, создание европейского сегмента глобальной ПРО США. Иначе как дестабилизирующими и недальновидными такие действия назвать нельзя.
В этом контексте российская сторона будет предпринимать все необходимые шаги для парирования рисков и угроз, возникающих для нашей национальной безопасности.
При этом Россия по-прежнему привержена построению архитектуры взаимовыгодного и широкого общеевропейского сотрудничества в сфере безопасности на основе принципа ее неделимости, с опорой на международное право. Рассчитываем, что в НАТО в конечном итоге возобладает здравый смысл, и наши западные партнеры найдут в себе силы отказаться от выстраивания конфронтационных схем, обусловленных стремлением обеспечивать собственную безопасность за счет других.

Вопрос: Разрабатывается новая российская внешнеполитическая доктрина. Каковы ее приоритеты? Как позиционирует себя Россия в меняющемся мире? Региональной державой с глобальными амбициями или однозначно мировой державой? В какой степени реализации этих амбиций могут воспрепятствовать внутренние, прежде всего, экономические трудности?
С.В.Лавров: Действительно, работа над обновлением Концепции внешней политики России продолжается. В обновленном тексте будут отражены наши оценки перемен в международных делах за последние три года, включая похолодание отношений с Западом, наращивание интеграционных процессов на евразийском пространстве, деградацию обстановки в регионе Ближнего Востока и Севера Африки и связанный с этим всплеск терроризма и экстремизма.
Однако вести речь о новой внешнеполитической «доктрине» вряд ли корректно. В документе будут подтверждены ключевые принципы внешней политики России, в том числе ее самостоятельность, многовекторность, открытость к равноправному взаимодействию со всеми, кто проявляет к этому встречный интерес, в том числе в целях эффективного решения многочисленных проблем современности. Они прошли проверку временем и доказали свою эффективность и востребованность.
Мир проходит через сложный, турбулентный период формирования новой полицентричной системы мироустройства. Усиливается конкуренция по вопросу о том, какие контуры примет будущая международная система. В этих условиях последовательно выступаем за необходимость направить эти процессы в цивилизованное русло, за совместную работу по поиску адекватных ответов на общие вызовы, на первом месте среди которых сегодня – международный терроризм.
Такие подходы России находят поддержку со стороны большинства государств. Наша страна всемерно содействует оздоровлению ситуации, снижению конфликтности в мире. Используем для этого потенциал участия в ООН, «Группе двадцати», ЕАЭС, БРИКС, ШОС, других многосторонних форматах. Напомню, что во многом благодаря принципиальной и творческой линии России удалось выйти на договоренности по иранской ядерной программе, запустить «венский процесс» по содействию политическому урегулированию в Сирии, согласовать целый ряд других важных международных решений.
Российская экономика в целом приспособилась к неблагоприятным внешним воздействиям, включая волатильность цен на энергоносители и введенные США и ЕС односторонние санкции. Удалось стабилизировать промышленное производство и курс национальной валюты. Замедлились темпы инфляции.
Продолжим курс на модернизацию и диверсификацию экономики, в том числе путем наращивания импортозамещения, повышения качества и конкурентоспособности отечественной продукции. При этом закрываться от остального мира не собираемся. Будем и далее открыты для наращивания взаимодействия с партнерами на равноправной и взаимовыгодной основе.

Сергей Филатов

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.