Кому будет принадлежать Луна? Часть 2



Американские юристы разрабатывают принципы межгосударственного раздела космического пространства.

«“Космическая гонка” между США и СССР 1950-1960-х годов была лишь прологом того, чему мы станем свидетелями в обозримом будущем. Главный вопрос заключается вот в чём: как, с юридической точки зрения, будет обосновываться право собственности на космические объекты и каким образом это право будет гарантироваться на практике?»

Окончание. 

Сегодня, в соответствии с межправительственными соглашениями по поводу Международной космической станции (МКС), каждый участник миссии на станции является гражданином той страны, от которой он на МКС делегирован. А сама МКС признана межгосударственной территорией. Как нужно будет действовать в случае, если в космическом пространстве совершено преступление? По законам какой страны нужно будет судить правонарушителя – по законам страны, гражданином которой он является, или по закону страны, гражданином которой является лицо потерпевшее?

Уже сейчас большие проблемы возникают с космическим мусором, который находится на орбите Земли. Нередки случаи, когда на поверхность Земли из космоса падали обломки спутников. Если обломок крупный, можно определить страну-изготовителя. И в таком случае государство, запустившее этот объект, обязано компенсировать убытки, причинённые его падением. Но часто бывает и так, что обломок слишком мал, и это не позволяет идентифицировать страну-изготовителя. В связи с этим появляется новый вопрос: кто поверит в то, что частные компании, осваивающие космос, не будут увеличивать количество космического мусора?

Как быть с «частником», даже если он присоединится к подписанию очередного космического договора? Кто будет гарантировать соблюдением им действующих международных космических принципов? То государство, с территории которого «частник» ведёт свой космический бизнес? Или то государство, гражданином которого он является? Если «частник» попытается добыть на каком-нибудь астероиде минералы для продажи их на Земле в качестве редких безделушек, если «частник» решится добывать на астероиде полезные ископаемые в промышленных объёмах – ни первое, ни второе действие не входит в зону действия «Договора о космосе». И как быть в этом случае?

Космодром «Америка» частной компании «Virgin Galactic» Ричарда Брэнсона.

Космодром «Америка» частной компании «VirginGalactic» Ричарда Брэнсона.

Возможно, именно этим и объясняется один любопытный момент. Законодатели штата Нью-Мексико, пишет обозреватель  «The Telegraph» Эдвард Хелмор, не спешат с одобрением пакета документов, в котором оговорены обязанности сторон по возмещению ущерба от возможного падения на землю летательных аппаратов или их фрагментов частной космической компании Ричарда Брэнсона «Virgin Galactic». При том, что власти Нью-Мексико профинансировали примерно две трети стоимости строительства брэнсоновского космодрома «Spaceport America», общий бюджет которого превысил сумму в  $200 миллионов.

Брэнсон, правда, говорит, что космические рейсы его компания начнёт осуществлять уже в 2014 году, что, скорее всего, выглядит несколько преждевременно.

Да, $250 тысяч за билет компании Брэнсона уже готовы выложить более 600 человек, среди которых мы видим таких людей, как Стивен Хокинг, Том Хэнкс, Брэд Питт, Анджелина Джоли. Однако желающие слетать в космос с помощью «Virgin Galactic» должны будут подписать кипу документов, из которых следует, что они отказываются от всяческих страховок и принимают на себя все связанные с полётом риски.

Вопросов и в самом деле много.

«Для того чтобы понять, как мы должны решать возникшую сегодня проблему, мне всегда было интересно провести историческое сравнение и посмотреть, как более-менее похожую проблему люди решали в прошлом», – говорит Джоанна Габринович. В своё время она подробно изучала изменения, которые произошли с британской системой права при перенесении её в Северную Америку. Сегодня она думает о том, что будет, когда люди начнут жить и работать на Луне или Марсе – какую правовую систему они заберут с собой на эти планеты?

Практика показывает, что космическое право имеет мало общего, к примеру, с международным морским правом и ещё меньше – с международным законодательством, определяющим порядок проведения исследований в Антарктиде. Статус шестого континента с 1959 года регулируется международными соглашениями, согласно которым Антарктида является нейтральным континентом. Все государства, ратифицировавшие эти соглашения и договоры, отказываются от территориальных претензий на Антарктиде и на её территории могут вести лишь научные наблюдения.

При этом некоторые страны, пусть и в неофициальном порядке, но уже обозначили свои «зоны влияния» на шестом континенте, обосновывая это либо близостью к Антарктиде (Австралия, Аргентина, Чили, Новая Зеландия), либо историческими заслугами в деле её открытия и исследования (Норвегия, Франция, Великобритания). Не говоря о том, что Антарктида представляет собой настоящую кладовую полезных ископаемых, объёмы залежей которых детально даже не разведаны. На эти залежи уже недобро посматривают представители многих стран: к примеру, японские специалисты предложили метод добычи в Антарктиде газа с помощью наклонного бурения сверхглубоких скважин.

И это – в Антарктиде, международный статус которой определён давно. Какие же принципы должны быть заложены в основу международного космического права? Джоанна Габринович эти принципы выводит из философии русского учёного Константина Циолковского:«Циолковский говорил, что космос является пространством, принадлежащим всему человечеству, а не одному отдельно взятому государству».

– Вывод на орбиту Советским Союзом первого искусственного спутника Земли, – приводит «The Telegraph» слова Джоанны Габринович, – убедительно показал, что с помощью ракеты-носителя вполне возможно обеспечить доставку в космос ядерного оружия. США и СССР осознали, что они стоят над бездной. Руководство двух стран поняло, что Соединённые Штаты и Советский Союз могут объединить свои усилия для предотвращения вывода на околоземную орбиту оружия массового поражения.

А теперь попытаемся сделать выводы из вышеизложенного.

В одном из финальных абзацев свой статьи в «The Telegraph» Эдвард Хелмор допускает любопытный пассаж:«В отличие от Советов, Эйзенхауэр был непреклонно убеждён в том, американская космическая программа должна быть не военной, а исключительно гражданской миссией. Вдохновением и поддержкой для него служила деятельность таких, без преувеличения, героев, как Константин Циолковский, создатель советской космической программы Сергей Королёв и выдающий немецкий конструктор, создатель американской космической программы – Вернер фон Браун».

NASA, как известно, было создано в соответствии с «Законом об аэронавтике и исследованию космического пространства» («National Aeronautics and Space Act»), который был подписан президентом США Дуайтом Эйзенхауэром 29 июля 1958 года. Как отмечали многочисленные зарубежные исследователи, NASA изначально создавалось не как гражданское, а именно как оборонное агентство США – об этом сказано, к примеру, во вводной части книги американских исследователей Ричарда Хогленда (Richard Hoagland) и Майка Бара (Mike Bara) «Тёмная миссия. Секретная история NASA» («Dark Mission. The Secret History of NASA»).

В этом также легко убедиться, если зайти в раздел «История» официального веб-сайта NASA – nasa.gov, хотя текст «Космического акта» там выставлен и не в полном виде. В разделе 305 (i) читаем: «The Administration shall be considered a defense agency of the United States for the purpose of chapter 17 of title 35 of the United States Code». Переводим:«Национальное управление[по аэронавтике и исследованию космического пространства]должно рассматриваться как оборонное агентство Соединённых Штатов в целях главы 17, раздела 35 Кодекса законов Соединённых Штатов…».

Иначе говоря, с самого момента своего создания NASA работало, прежде всего, на нужды Пентагона, хотя формально всегда декларировалась мирная, гражданская специфика агентства. Странно, что автор «The Telegraph» этот момент проигнорировал. Либо – по незнанию, либо Эдвард Хелмор сознательно лукавил. Но – зачем?

Ответ можно найти у исследователей конспирологического направления. Например, известный американский автор Джозеф Фаррелл (Joseph P. Farrell) вскоре после выхода статьи в «The Telegraph», 29 сентября 2013 года, на своём персональном веб-сайте «GizaDeathStar.com» разместил запись с броским заголовком: «Горячие космические новости! Астероид “Бенну”, “Осирис-Рекс” или Кому принадлежит Луна?» («Space News Flash! Asteroid Bennu, Osiris-Rex, and Who Owns the Moon?»).

Скриншот сайта Джозефа Фаррелла «GizaDeathStar.com».

Скриншот сайта Джозефа Фаррелла «GizaDeathStar.com».

Фаррелл обратил внимание своих читателей на тему, которой уже много лет назад заинтересовался упоминавшийся выше Ричард Хогленд. А именно – на то, что в названиях всех космических миссий NASA использовалась мифологическая основа. Прежде всего – древнеегипетская. Которая, в свою очередь, тесно связана с масонской символикой, а также (по мысли Фаррелла) со внедрившимися в NASA ещё в 1950-х годах представителями группы, которую он характеризует как «нацистский интернационал».

Скептически настроенный читатель скажет, что всё это – самая разнузданная конспирология. Пожалуй. Но конспирологические методы иногда как раз тем и хороши, что, в отличие от официальных доктрин, предлагают более-менее правдоподобные объяснения. Джозеф Фаррелл, комментируя публикацию в газете «The Telegraph», делает следующее предположение относительно скрытой подоплёки ведущихся в США дискуссий по поводу космического права:«Мы явно видим особо и не скрываемую ритуализацию космических миссий США, проявляющуюся в самых разных аспектах. А теперь – ещё и грядущие дебаты относительно прав собственности на нашу ближайшую космическую соседку – Луну. С моей точки зрения, сам факт того, что подобного рода юридические споры уже ведутся, означает только одно: власть имущие уже определились с тем, что космос и его ресурсы должны регулироваться земными законами и договорными обязательствами.

А эти космические договоры, как мы видим, выходят далеко за границы привычной нам системы международной юриспруденции. Это, на мой взгляд, свидетельствует в пользу того факта, что “космическая гонка” между США и СССР 1950-1960-х годов была лишь прологом того, чему мы станем свидетелями в обозримом будущем. Главный вопрос заключается вот в чём: как, с юридической точки зрения, будет обосновываться право собственности на космические объекты и каким образом это право будет гарантироваться на практике?».

И, пожалуй, последнее. В ряде высших учебных заведений России также преподаётся космическое право. Правда, рассматривается оно с традиционной точки зрения. То есть – изучается и преподаётся тот корпус юридических нормативных актов о космическом пространстве, который разработан в предыдущие годы. Занимается ли современная отечественная юридическая наука тем, чем занята Джоанна Габринович и её американские коллеги? Подтверждения этого мне обнаружить не удалось. Если нет, то это весьма тревожно.

Ведь пока официальные российские лица вновь и вновь заявляют о подготовке очередной программы по организации российской лунной экспедиции, американцы полным ходом разрабатывают юридические принцы, которые позволят определять, какому государству Земли эта самая Луна будет принадлежать…

Игорь Осовин

Источник: www.conspirology.org



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Иванов Геннадий Алексеевич 30 августа 2015, 08:30 # 0
    Надо бы хоть раз слетать человеку за пределы магнитосферного кокона Земли и выжить.
    А уж потом можно делить шкуру не убитого медведя. Дальний космос сфера активного паразитизма.
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.