Камрань: время разбрасывать камни, время их собирать



Как говорил один персонаж советского мультфильма, дерево просто так жужжать не станет. Тем более в наше время. И, если снова начались все более активные разговоры вокруг базы в Камрани, то видимо, за этим скрыто нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

17 мая посол Вьетнама в России Нгуен Тхань Шон выступил с заявлением, в котором сказал, что Вьетнам не против возвращения России на военную базу в Камрани, но это сотрудничество не должно быть направлено против третьих стран.

"Политика Вьетнама заключается в том, чтобы не вступать в военные союзы или союзничать с одним государством против другого. В этом контексте реализация портов Камрани для многостороннего международного сотрудничества в целях обеспечения морских транспортных услуг, ремонта судов и развитии военной техники для обеспечения мира и стабильности в регионе является подходящим направлением".

Стоит разобраться, что за всем этим стоит. Просто потому, что такие заявления просто так послы не делают.

Итак, база Камрань.

История началась в далеком уже 1979 году, когда через два месяца после окончания вьетнамо-китайского конфликта СССР и Вьетнам подписали соглашение об использовании порта Камрани как пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) советского Военно-морского флота сроком на 25 лет. 

В дальнейшем здесь была создана крупнейшая советская военная база за рубежом общей площадью 100 кв. км. Вся инфраструктура была модернизирована. На аэродроме постоянно базировался 169-й гвардейский отдельный смешанный авиационный полк трёхэскадрильного состава авиации ТОФ, включавший противокорабельные ракетоносцы Ту-16К, морские разведчики-целеуказатели Ту-95РЦ, противолодочные самолёты Ту-142, истребители МиГ-23МЛ, а также вертолётный отряд на Ми-14.

По договору на базе одновременно могли находиться 8—10 советских надводных кораблей, 4—8 подводных лодок с плавбазой и до шести других судов. Кроме того, разрешалось одновременное пребывание на аэродроме 14—16 самолётов-ракетоносцев, 6—9 разведывательных и 2—3 транспортных. По согласованию между Министерством обороны СССР и Министерством национальной обороны СРВ количество кораблей и самолётов могло увеличиться.

На ПМТО в Камрани возлагался ряд задач: обеспечение кораблей и судов во время стоянки электроэнергией, водой, ГСМ, продовольствием; поддержание установленных запасов МТС, их выдача и доставка на проходившие корабли и суда советского ВМФ; осуществление транзитной связи между судами и кораблями из зоны Тихого и Индийского океанов с командными пунктами Тихоокеанского флота и ВМФ; использование аэродрома для базирования противолодочной и разведывательной авиации; развитие и поддержание советско-вьетнамского содружества.

С началом базирования 17-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота Камрань получила статус военно-морской базы.

Согласно советско-вьетнамскому договору, аренда базы была безвозмездной. С 1991 года вьетнамская сторона неофициально предлагала СССР, а затем и России оплачивать аренду.

В 2001 году руководство России приняло решение не продлевать договор с Вьетнамом и досрочно эвакуировать базу. Министр иностранных дел России Игорь Иванов отмечал в 2002 году, что «на протяжении 10 лет наш военно-морской флот не выходил в Индийский океан и не пользовался услугами военно-морской базы». База была закрыта следом за закрытием военной базы в Лурдесе (Куба). Последние российские военнослужащие покинули Камрань в мае 2002 года.

Такова предыстория.

Следует заметить, что сразу же после поспешного ухода их Камрани наших военных, на представителей Вьетнама вышли бравые ребята из Пентагона. И предложили сдать им Камрань в аренду.

Порт Камрани считается одним из лучших глубоководных портов мира. Плюс еще бывший американский аэродром, который США потеряли в ходе войны в 1975 году, а наши неплохо модернизировали.

К чести вьетнамцев надо сказать, что с памятью у них все отлично. И американцы порт и аэродром не получили. Камрань продолжала существовать как порт и международный аэропорт, скажем так, в усеченном порядке.

Прошло 10 лет. За это время многое изменилось. Менялась понемногу Россия, менялась и обстановка вокруг нас. Как-то незаметно русские из категории "нищих и убогих" перешли в иную категорию. И вдруг Камрань снова всплыла, как всплывает в середине ордера подводная лодка вероятного противника.

12 ноября 2013 года, буквально через полгода после вступления в должность, Владимир Путин и Президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг подписывают соглашение о создании совместной базы для обслуживания и ремонта подводных лодок в Камрани.

Замечу, что подписание этого соглашения не привлекло особого внимания. Но все самое интересное было впереди.

В феврале 2014 года министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что Россия расширит свое военное присутствие в мире: идут переговоры по размещению военных объектов с Вьетнамом и Кубой, а также ведется «активная работа на Сейшельских островах, в Сингапуре, в Алжире, на Кипре, в Венесуэле, Никарагуа и еще ряде стран». 

Шойгу отметил, что на экваторе и в других регионах мира необходимо обеспечить дозаправку самолетов Дальней авиации РФ. 

И с весны 2014-го аэродром Камрани впервые стал использоваться для обслуживания самолётов Ил-78, которые обеспечивают дозаправкой топливом в воздухе стратегические ракетоносцы Ту-95МС.

Это уже не присказка, но еще и не сказка. Хотя сказка от 2014 года уже была в самом разгаре. И, наблюдая за этой сказкой, мы просто упустили моменты, которые начали развиваться на другой стороне земного шарика. Во Вьетнаме.

В ноябре 2014-го, во время визита в РФ генерального секретаря ЦК Компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонга было подписано соглашение об упрощенном порядке захода российских кораблей во вьетнамский порт Камрань. Как пояснили в Минобороны России, российским кораблям и судам после несения службы в Мировом океане требуется лишь уведомление портовых властей, чтобы совершить заход в Камрань. Это стало важным событием, хотя бы потому, что Вьетнам стал второй страной (после Сирии) с которой Россия договорилась о «согласительном» порядке захода кораблей ВМФ.

Вот это уже серьезнее. Президент — это хорошо, но кто жил в СССР, прекрасно понимает, что в стране с социалистическим укладом и порядком генсек правящей (а во Вьетнаме единственной) партии — это весомее вдвое.

Уже тогда некоторые военные эксперты предположили, что не за горами подписание с Вьетнамом и другого соглашения, которое также действует с Сирией — о создании пункта материально-технического обеспечения ВМФ России (ПМТО) в Камрани, вернее — его возвращении. Да, их мало кто услышал, потому что какая тут Камрань, когда такие дела происходят. Крым уплыл!

Но вот понемногу все успокоилось (если можно так выразиться), Крым остался в новом-старом историческом порту приписки, НАТО начало очередные шевеления у наших границ, и вот снова всплывает Камрань. Да еще и в комментариях посла Вьетнама в России.

Стоит сказать несколько слов о самой базе в Камрани. Это не сирийский Хмеймим, нет. Это намного мощнее. Если Хмеймим действительно ПМТО, так сказать, бензоколонка с минимаркетом, то Камрань — полноценный глубоководный порт с отличной инфраструктурой.

В советские времена вывеска ПМТО скрывала за собой полноценную военно-морскую базу 17-й оперативной эскадры. Здесь одновременно находилось 8-10 надводных кораблей и до восьми подлодок. Плюс суда обеспечения. Наличие такого количества полноценных боевых кораблей позволяло Тихоокеанскому флоту контролировать юго-западную часть Тихого и весь Индийский океан.

Есть ли в этом необходимость сегодня? Пожалуй, самый главный вопрос. 

Здесь есть смысл просто посмотреть на карту мира. Камрань — некий перекресток на пути из Тихого в Индийский океан. И действительно, оттуда легко контролировать многие перемещения судов вероятного "партнера". Плюс еще, очень немаловажный, до Персидского залива — рукой подать. Нашими мерками. А что такое Залив для наших "партнеров", говорить не надо. 

Камрань (в отличие от Хмеймима) очень сложно "запереть на замок". Это не Средиземная лужа, которую можно реально закрыть Босфором и Гибралтаром.

Кроме того, в регионе есть как минимум два стратегических союзника. Это Вьетнам и Индия. Плюс Китай, у которого статус менее определенный. И от амбиций Китая происходят последнее время почти все головняки в регионе. Но так как связка Китай-КНДР выступает на противоположной стороне от связки США-Япония-Южная Корея, то можно сказать, что мы можем дружить против нашего вероятного противника.

И еще один довод к вопросу о целесообразности. Раз так вышло, что работающая вроде бы против Ирана система ПРО возле наших границ в Румынии, Польше и прочих местах, танки в Прибалтике и той же Польше — это элементы глобальной борьбы за мир во всем мире, то в этом случае наше присутствие в других регионах, да еще не с танками, а чем-либо поэффективнее, вполне оправдано.

Никто не ведет речь о создании такой системы баз, какая есть у США. Нам не догнать их никогда, да и смысла нет никакого. Но необходимость в опорных точках в разных частях мира, те же комплексы слежения — это все действительно нужно и важно.

Нет никаких сомнений в том, что в дальнейшем мы будем наблюдать одну и ту же картину: размещение различных военных объектов США (НАТО — не более чем ширма) около наших рубежей. Значит, ответ должен быть. Действительно, не очередная безумная гонка вооружений, а способность дать именно адекватный ответ.

Или, что мне нравится намного больше — способность быстро и неотвратимо нанести упреждающий удар. Из таких мест, чтобы Пентагону было максимально трудно его заблокировать. Поближе, так скажем.

Кстати, базу в Лурдесе кубинцы тоже никому не сдали, если что.

В минувшие годы было разбросано много камней. Даже слишком много. Перечислять не стоит, сплошные огорчения, да и только. Но, как было сказано в умной книге, если было время разбрасывать камни, то рано или поздно настанет пора эти камни собирать.

Видимо, это время настало еще в 2014 году.

Да, в той самой умной книге было еще продолжение фразы. В нем говорилось о том, что есть время обнимать, и есть время уклоняться от объятий.

Перефразируя, скажу так: нас уже наобнимали. Нацеловали. Все эти парни и леди из стран "просвещенной демократии". Вот только почему-то все эти поцелуи и объятия хочется назвать иудиными. Особенно в свете последних событий вокруг наших границ.

Так что время собирать разбросанные камни пришло. И пришло время уклоняться от объятий "партнеров". Ни к чему это хорошему не приведет.

Конечно, будут и противники нашего присутствия в Камрани и прочих местах, из числа наших сограждан. Без этого никак. Начнут верещать о плохих дорогах и голодных пенсионерах. Но это песенка старая и никчемная. Наслышаны.

Но коль мы хотим действительно быть силой, с которой будут считаться, то придется понять, что камни действительно нужно собрать заново.

Хотя бы для того, чтобы дать этим камнем по башке очередному лезущему обниматься с камнем за пазухой. Ну, надеюсь, все поняли, о ком это я. 

Роман Скоморохов

Источник: topwar.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.