Как Запад вооружает Украину



Еще в начале мая украинские СМИ сообщили долгожданную для местной политики весть: противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) Javelin, которые киевская власть несколько лет просила у США, прибыли на Украину. Однако ликование национал-патриотической части украинского общества уже меньше чем через 10 дней сменилось недоумением, близким к разочарованию: ПТРК действительно приехали, но использовать их в ходе боевых действий в Донбассе нельзя. Более того, американское вооружение находится на хранении в секретном бункере и дальнейшие перспективы его использования крайне туманны. В том, как и на каких условиях американские и европейские партнеры вооружают Украину, разбирался портал iz.ru.

Политическая игра вокруг поставок на Украину американского летального вооружения, в частности противотанковых комплексов Javelin, началась буквально сразу после государственного переворота 2014 года и появления на руководящих должностях политиков новой формации. А после начала боевых действий на юго-востоке Украины, когда добровольческие батальоны и силы национальной гвардии столкнулись с ожесточенным вооруженным сопротивлением с применением бронетехники, нынешний советник президента Петра Порошенко по обороне Юрий Бирюков высказал мнение о том, что украинской армии необходимы американские ПТРК. Спустя несколько месяцев об этом говорили все политики «патриотической» направленности, а спустя некоторое время его подхватили и в США.

«Текущая эскалация не случилась бы, если бы США обеспечили украинских защитников противотанковым оружием Javelin, потому что украинцы могли остановить танковую атаку на аэропорт (имеются в виду ожесточенные бои между вооруженными силами Украины и ополченцами за Донецкий аэропорт в 2014–2015 годах. — iz.ru), не бросая в бой свои резервы бронетехники», — писал в январе 2015 года профессор Джорджтаунского университета Филипп Карбер. Писал, в отличие от многих, буквально «с полей»: перед этим он побывал в зоне так называемой АТО (антитеррористической операции — так в Киеве называют боевые действия на юго-востоке Украины). Примерно тогда же в The Wall Street Journal впервые появилась информация о том, что в минобороны США также советуют президенту предоставить Украине это вооружение.

Солдат готовится открыть огонь из ПТРК Javelin. Фото: commons.wikimedia.org/U.S. Army Europe Images

В июле того же года требовать Javelin начал уже сам Порошенко. «Нам необходимо всего лишь 1240 ракет Javelin, и это абсолютно справедливо», — заявил он в интервью The Wall Street Journal, намекая на количество ядерных боеголовок, от которых Украина отказалась в середине 90-х годов.

Однако затем тема заглохла до августа 2017 года — тогда выяснилось, что США собираются предоставить Украине военную помощь на $50 млн и, скорее всего, это будут как раз Javelin. Постепенно затея получила одобрение не только в минобороны, но и в Госдепе и конгрессе, и вот в апреле 2018 года противотанковые комплексы были поставлены Украине.

Правда, по настоянию американской стороны их хранят в удалении от зоны боевых действий. Где именно — не уточняется, информированные источники туманно намекают на один из складов на Западной Украине. Якобы даже караул состоит исключительно из американских солдат. Что же до боевого применения, то только сейчас Украина начала искать по военным частям офицеров со знанием английского языка — их направят на стажировку в одну из стран НАТО. А уже они будут готовить расчеты операторов.

Считается, что есть как минимум две основных причины, по которым США тянули так долго. Во-первых, выборы. В военном бюджете 2015 года средства на помощь Украине предусмотрены не были, а 2016-й — это уже предвыборный год, республиканцы обязательно использовали бы это против кандидатов от Демократической партии. Кстати, из-за процедурных моментов Javelin не выдали Украине и в 2017 году: военный бюджет верстали как раз во время смены власти в США. Вторая причина — в самих США хватало противников предоставления Украине такого вооружения. Особенно после громкой истории, случившейся в 2015 году, когда в руки ополченцев попал американский контрбатарейный радар: солдаты ВСУ оставили его в Дебальцево во время отступления.

Украинские пропагандисты не устают повторять лозунги про «гарантированно уничтоженные 210 российских танков». Видимо, это должно как-то подсластить пилюлю: после четырех лет переговоров Киев получил немного не то, что хотел. Для сравнения: мирная Эстония в 2016 году получила 120 пусковых установок и 350 ракет к ним. Между тем меры предосторожности, на которых настаивали США при передаче, ясно указывают: в Вашингтоне опасаются, что комплексы окажутся там же, где три года назад оказался и радар. Киев ограничение подтверждает, но высказывания руководителей страны и чиновников минобороны строятся вокруг того, что правило может быть отменено в любой момент.

ПТРК Javelin. Фото: commons.wikimedia.org/U.S. Army Alaska (USARAK)

Есть еще одна важная деталь. Учиться стрелять настоящими ракетами дорого — от $80 тыс. за выстрел. Поэтому вместе с Javelin США обычно поставляют специальный электронный учебный комплекс. Однако Украине, кажется, его не предоставили — по крайней мере, на сегодня в новостях из открытых источников об этом ни слова нет. Характерный нюанс — еще 2 мая ВСУ должны были начать первые реальные учения с применением нового оружия, однако до сих пор минобороны хранит молчание по этому вопросу.

С миру по пульке

Противотанковые комплексы США — пусть и самая резонансная, но далеко не первая попытка помочь Украине вооружением со стороны западных партнеров.

Например, в конце прошлого года стало известно о поставках Украине PSRL-1 — модернизированной версии советского РПГ-7. Вообще, надо отметить, что в последнее время США предпочитают поставлять в страны третьего мира модернизированное советское вооружение — это дешевле и не возникает проблем с боеприпасами.

Кроме того, производитель снайперских винтовок Barrett M107A1 в 2017 году получил экспортную лицензию на поставку своей продукции Украине. Украина закупит их на $41 млн, правда, тоже в рамках военной помощи от США.

В остальном же дела с вооружением Украины «западными партнерами» обстоят не так радужно: к примеру, из стран Европы в страну поставляли либо сильно устаревшие образцы, либо вообще неликвид. Наиболее запомнившийся многим пример — британские броневики Saxon (2015 год), о которых в «Укроборонпроме» говорили, что они не уступают БТР-80. Затем оказалось, что боевые машины были приняты на вооружение за 30 лет до того, как попасть на Украину. Не говоря уж о том, что Киев получил их уже списанными. Британский генерал Ричард Даннат назвал этот шаг Лондона аморальным поступком.

Cнайперская винтовка Barrett M107A1. Фото: Нацгвардия Украины

«Они совершенно бесполезны, полубронированные грузовики, которые должны быть далеко от линии фронта. <...> Предполагать, что Великобритания оказывает значительную поддержку путем предоставления транспортных средств, которые мы изъяли из эксплуатации 10 лет назад, потому что мы посчитали их небезопасными, кажется странным в лучшем случае и просто опасным — в худшем», — заявил он в одном из интервью.

Другие страны НАТО передавали Украине в основном еще советское вооружение. Пулеметы ДШК и КПВТ Украина получила от Литвы и Румынии. Болгария передала Украине выстрелы к РПГ-7, а Чехия — минометные мины для орудий советской конструкции. Также от Литвы Украина получила патроны к АК калибра 5,45, поскольку после потери Луганского патронного завода пополнять этот боеприпас Украина может только со стороны. ДШК и КПВТ — пулеметы хорошие, только очень старые. Первый принят на вооружение еще до Великой Отечественной, второй — в начале 60-х годов прошлого столетия.

Директор государственного предприятия «Спецтехноэкспорт» Павел Барбул в конце прошлого года на вопрос о поставках отвечал: «ВОГ-17 и ВОГ-25 (выстрелы для подствольных гранатометов. — iz.ru), боеприпасы для гранатометов, некоторые артиллерийские припасы — 100 мм и 152 мм — это то, что из неотложного». Чиновник не уточнил, у кого это закупается. Однако производство устаревшего к настоящему времени ВОГ-17 в странах соцлагеря сохранилось только в Болгарии.

Одна из последних историй «военной помощи» достойна отдельного изложения. Польша поставила Украине 30 БМП-1АК, всего же Украина должна была получить 200 таких «боевых машин». Тут тоже уместны кавычки, потому что эти БМП отслужили свое еще в армиях ГДР и Чехии. Через цепочку посредников эти БМП попали на Украину как металлолом — в разобранном состоянии. Товар поступал на Житомирский бронетанковый завод, где из него собирали БМП. Их закупало для своих нужд минобороны. Только уже за совсем другие деньги. Если польская Wtórplast платила за один БМП €20 тыс., то украинское минобороны — €205 тыс.: €40 тыс. — заводу за сборку, остальное — продавцу.

Британские бронеавтомобили Saxon. Фото: commons.wikimedia.org/John Hill

К чести Wtórplast следует сказать, что они, конечно же, не получали €165 тыс. за единицу БМП-1, потому что большая часть этой суммы в виде откатов оставалась на Украине. А точнее — у главы оборонного комитета Верховной рады Сергея Пашинского. По крайней мере, так утверждают украинские СМИ. А поскольку Пашинский ранее уже неоднократно был замечен в настойчивом лоббировании поставок в армию не очень кондиционных броневиков «Варта» (к производству которых сам имеет непосредственное отношение), то не доверять украинским СМИ в данном случае повода нет.

К слову, важное замечание: все перечисленные страны входят в НАТО, однако сама организация еще в 2016 году официально отказалась поставлять на Украину вооружение или направлять туда армейские подразделения.

Беспощадная украинская оборонка

Разумеется, у Украины есть и свой ВПК. Однако никаких прорывных образцов за четыре года боевых действий не было создано. Зато появилось много желающих погреть руки на больших военных бюджетах, по причине чего Киев постоянно ищет возможности закупиться за границей.

За примерами далеко ходить не надо. К настоящему времени компания «Украинская бронетехника» успела получить от государства заказов на полторы сотни бронемашин суммарной стоимостью порядка 1,7 млрд гривен (более $65 млн США). По факту в ВСУ и национальную гвардию передано 50 автомобилей. В ходе приемки разные составы комиссий выносили вердикт: бронемашины никуда не годятся. Было бы странно, если годились: для их изготовления используют шасси МАЗа 1959 года разработки, на базе которого делали лесовозы. При этом поставщик каждый год получает новые заказы.

Украинский бронетранспортер БТР-3. Фото: commons.wikimedia.org

С производством бронеавтомобилей на Украине ситуация не лучше. Скажем, Киевский бронетанковый завод ставил на БТР-3 бронепластины с низкой пулестойкостью. При этом «Укроборонпром» даже требовал от минобороны не применять во время испытаний мощные боеприпасы. Для производства БТР-4 использовали хорошую броню, пулю держала. Но оказалось, что мариупольская броня обходится производителям дороже бельгийской и польской. С 2016 года приходится закупать там.

С 2014 года на Украине собираются строить новый патронный завод. Не только для патронов 5,45, но и для артиллерийских снарядов 100 и 152 мм, которые приходится покупать в Центральной Европе. По словам министра обороны Степана Полторака, строительство должны были начать в 2018 году — в бюджет заложили на это $53,5 млн. Тем временем оставшийся в ЛНР Луганский патронный завод, по сообщению украинских СМИ, умудряется поставлять боеприпасы даже в Грузию.

Отдельных слов заслуживает корпорация «Богдан» (принадлежит куму Петра Порошенко Олегу Свинарчуку), которая поставляет для армии санитарные автомобили. Вроде бы и не такая сложная техника, но нормально сделать не смогли.

«По словам знакомого фронтового медика, если легкий «трехсотый» [раненый. — iz.ru] в нее попадает, он очень быстро может стать «тяжелым». Эта машина просто не дает возможности предоставить человеку первую медицинскую помощь. Она очень трясется. <...> У этих скорых очень плохое крепление дверей. Были случаи, когда при оказании помощи открывались двери и из них вылетали различные принадлежности. Это звучит как анекдот, но это не анекдот», — жалуется член Волонтерского совета при министерстве обороны Валентина Варава.

Украинский санитарный автомобиль «Богдан». Фото: Facebook.com/Bogdan Corporation

В результате из 50 автомобилей, попавших на фронт, половину сразу вернули на завод для доработки. В корпорации за переделку взялись, но заявили, что водители и санитары сами виноваты: неправильно обращались с техникой. В результате работники «Богдана» теперь проводят для водителей автомобилей мастер-классы. Примечательно, что за одну такую машину бюджет Украины платит $32 тыс., несмотря на все недочеты агрегата.

С 2014 года украинские политики рассказывают о наработках в сфере производства противотанкового оружия, произведя сначала «Корсар», а затем «Стугну». Теперь появился еще и «Скиф», о котором отчитывался в конце апреля 2018 года президент Порошенко, называя данное производство уникальной разработкой. Фактически речь идет об одном ПТРК конструкции киевского КБ «Луч» — «Скиф», как экспортный вариант, отличается только более качественной минской оптикой. Хотя сравнение характеристик «Корсара» или «Стугны» явно показывает, что это плюс-минус аналог российского ПТРК «Корнет».

Николай Подгорный

Фото: commons.wikimedia.org

Источник: iz.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.