Израильский гамбит. Встреча Путина и Нетаньяху: в обоюдном выигрыше


27 февраля президент России Владимир Путин принял в Кремле премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который прибыл в Москву с рабочим визитом.

Этот визит, в котором приняли участие практически все представители израильского истеблишмента, готовился очень долго и был обусловлен теми крупными изменениями, которые произошли в Сирии и на Ближнем Востоке за последние несколько месяцев. Беньямин, или Биби, как его принято называть в Израиле, Нетаньяху обозначил своей целью добиться переформатирования отношений между Москвой и Тегераном, а также дистанцирования России от Ирана.

Само собой, эта попытка изначально имела исчезающе малые шансы на успех, поскольку ближневосточный геостратегический «треугольник» в составе России, Ирана и Турции создавался вовсе не для того, чтобы односторонне разрушить его в угоду Израилю. Кстати, формирование такого союза казалось западным странам, включая Израиль, делом абсолютно невозможным, поскольку исторически Турция и Иран всегда соперничали за контроль над Ближним Востоком. Но для израильского премьер-министра куда важнее было другое: в Израиле на носу очередные выборы, а он за годы пребывания во власти в значительной мере потерял свою популярность и преобладание над политическими оппонентами. Поражение Биби грозит ему не только отстранением от власти, но и началом расследованием его действий с уголовно-правовой точки зрения по разным аспектам. Такой вариант развития событий для него буквально смерти подобен. Поэтому он так стремился приехать в Москву и поговорить с Путиным, поскольку это гарантировало ему сотни тысяч голосов избирателей- прямых мигрантов из «постсоветской» России, среди которых российский президент воспринимается как весьма харизматичная и позитивная фигура. Тем более — на фоне успехов российской армии и российской политики в Сирии, а также едва ли не полного развала американской ближневосточной коалиции, которой не удалось добиться ни ухода сирийского президента Башара Асада, ни распада единого сирийского государства.

А слова Дональда Трампа о том, что он намерен вывести войска США из Сирии, вообще повергло ближневосточных союзников Вашингтона в состояние грогги — даже несмотря на то, что «хозяин Белого дома» после этого начал «путать следы», заявляя, что какие-то подразделения «джи-ай» в Сирии останутся, а U.S.Navy «продолжат доминировать в Средиземном и Красном морях».

Но роковые слова были произнесены — и арабские шейхи, эмиры, а также прочие представители «элит», в том числе — саудовских, моментально качнулись в сторону России, а Израиль оказался перед перспективой снова оказаться в окружении враждебных ему исламских государств: как шиитских, так и суннитских. Причем в сближении Эр-Рияда с Тегераном важную, если не ключевую, роль могла сыграть Россия, уже не раз доказавшая свою способность организовывать самые неожиданные и, казалось бы, невозможные политические союзы.

Израиль не сбивал российские военные самолёты в небе над Сирией, как это в своё время сделала Турция — но действия его ВВС, по мнению Минобороны России привели к гибели 17 сентября 2018 года самолёта электронной разведки Ил-20 и 15 членов экипажа. Израильская сторона возложила ответственность за катастрофу на сирийское ПВО, которое вело запоздалый, беспорядочный и неточный огонь по уже ушедшим из своего воздушного пространства целям.

Так или иначе, но после этого трагического инцидента уровень контактов между Путиным и Нетаньяху значительно снизился, а личных встреч между ними больше не было. Израильскому премьер-министру пришлось включить все свои лоббистские возможности и приложить немало усилий, чтобы она всё-таки состоялась, а вопрос об Ил-20 не поднимался — по крайней мере, в её публичной части. И это ему, в конечном счёте, удалось.

Кроме того, после переговоров с российским президентом состоялась встреча Нетаньяху с лидерами еврейской общины в Москве. Конечно, нам неизвестно, о чём они говорили, но я думаю, что по тону оппозиционных российских медиа вскоре можно будет судить о примерной «цене вопроса». Да и не только российских. Поскольку в Кремле речь шла о памяти жертв нацизма, можно предположить, что лидеры еврейских общин проявятся в плане освещения вопроса о нацистском возрождении в странах Прибалтики, на Украине и т. д. — тут «первые ласточки» были зафиксированы непосредственно перед визитом Нетаньяху и, похоже, без их появления он бы состоялся позже или не состоялся вообще. И в этом плане завершающим (и важнейшим) аккордом состоявшейся встречи явилось приглашение Путину посетить Израиль для открытия Памятника жертвам блокады Ленинграда, которое Путин не мог, с учётом его отношения к своему родному городу, не принять. И почти наверняка это событие может быть использовано в качестве инструмента для слома антироссийской кампании в США и на «коллективном Западе» в целом.

Всё это — очень выигрышная позиция для российской стороны. Но и для израильской в нынешней ситуации — тоже.

Алексей Гордеев

Фото: Kremlin.ru

Источник: zavtra.ru