Глобальный рейх 2.0: зачем Германии расширенный Совбез ООН?



Если новый мировой порядок наступит завтра...

Американо-европейские противоречия нарастают, что проявляется не только в «дизельном скандале» вокруг концерна Volkswagen в США, но и в вопросах глобального управления. Канцлер Германии Ангела Меркель призывает реформировать Совет Безопасности ООН, увязывая свою инициативу с необходимостью антикризисного регулирования на Ближнем и Среднем Востоке. Президент Бразилии Дилма Руcсефф, премьер-министр Индии Нарендра Моди и глава японского кабмина Синдзо Абэ поддерживают Берлин в его стремлении пересмотреть политическую архитектуру, сформированную по итогам Второй мировой войны. Для этой цели 25 сентября в кулуарах Генеральной Ассамблеи прошел саммит глав Индии, Японии, Бразилии и ФРГ, который немецкая редакция журнала The Local именует Большой четверкой (G4). Участники встречи торжественно объявили себя «законными кандидатами» на постоянное членство в СБ ООН, обозначив притязание на право вето. Борьба нарастает, о чем пишет The Local: «Ранее [14 сентября] Генеральная Ассамблея ООН согласовала текст для переговоров по реформе Совета Безопасности, однако Китай, Россия и США отказались поддержать данную инициативу». Вот как обосновывают свои позиции Меркель, Абэ, Моди и Руссефф в совместном заявлении по итогам G4: «Представительная и эффективная роль Совета Безопасности сейчас необходима больше, чем когда-либо для решения глобальных конфликтов и кризисов, которые появились в последние годы».

Москва не делает секрета из того, что расширение списка постоянных членов Совбеза негативно скажется на работе наднационального института. Об этом еще 1 августа говорил постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин. «Первоначально в его составе было 11 стран, включая пять постоянных членов. Потом число постоянных членов осталось, но стран стало 15. И вот теперь говорят о том, чтобы в Совете Безопасности стало больше членов, с тем, чтобы он стал более эффективным и репрезентативным. Но тут я хочу оговориться: конечно, более репрезентативным Совет Безопасности будет, если расширить его членство, но эффективным точно не будет», — заявил дипломат в интервью ТАСС.

В Берлине проигнорировали это послание. Поэтому президенту России Владимиру Путину пришлось расставить акценты в своей речи на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи: «Организация объединенных наций — структура, которой нет равных по легитимности, представительности и универсальности». Глава Российского государства недвусмысленно отметил, что право вето в Совете Безопасности применялось всегда, «им пользовались и Соединенные Штаты Америки, и Великобритания, и Франция, и Китай, и Советский Союз, а позднее Россия». «Это совершенно естественно для столь многоликой и представительной организации», — резюмирует Путин.

Президент Барак Обама поддерживает позицию Москвы по сохранению статуса-кво в СБ ООН, прикрываясь антироссийскими клише типа «аннексии Крыма». Главный сигнал: «Нам нужно, чтобы Россия была сильной, чтобы она была заинтересована в работе вместе с нами в деле укрепления всей международной системы». Едва ли Великобритания и Франция, объявившие о поддержке инициативы G4, рады сближению Москвы и Вашингтона, которое проявилось в ходе последних событий на сирийском военном театре, когда госсекретарь Джон Керри призвал Россию «координировать действия» в совместной борьбе с «Исламским государством». Президент Франсуа Олланд решил проявить «политическую щедрость», выступив за расширение состава СБ ООН, «чтобы регулировать конфликты». Однако последующий тезис Парижа перечеркивает все на корню. «Вето — не право блокировать, а право действовать», — объявил Олланд, призвав не использовать вето в случаях проявления массовой жестокости. Смысл послания понятен, особенно на фоне бомбардировок позиций «Исламского государства» в Сирии, на которые решились французы 27 сентября. Премьер Мануэль Вальс объяснил поведение вооруженных сил «целями самообороны», как будто никто уже не помнит риторику Николя Саркози в 2011 году. Тогда Париж ратовал за авиаудары по Ливии, ссылаясь на доктрину ООН «Обязанность защищать» (R2P). После того, как режим Муаммара Каддафи был ликвидирован, выяснилось, что кадры «массовых репрессий» в ливийской джамахирии монтировали первоклассные режиссеры. Неужели Париж рассчитывает на то, что Москва позволит сделать то же самое с Башаром Асадом?

Чтобы оценить глубоководные течения игры вокруг реформы СБ ООН, обратимся к воспоминаниям внука Франклина Рузвельта — Кертиса Рузвельта, которого цитирует «Вести.Ru»:

«Британцы и американцы по-разному взирали на послевоенное устройство мира. Лондон хотел восстановить Британскую империю. Для американцев важным было вовлечь Советский Союз в войну против Японии после разгрома Германии и обеспечить полное участие СССР в Организации объединенных наций».

Если мы заменим «Лондон» на «Берлин», а вместо «Британской империи» употребим «Германский рейх», то сложится любопытная картина, в которой логика В. Путина и Б. Обамы выводит нас на аналогии с действиями И. Сталина и Ф. Рузвельта времен Второй мировой войны. В конце концов, СССР и США всячески отвергали планы Великобритании по включению Франции в число постоянных членов Совбеза наряду с Китаем. Москва и Вашингтон, памятуя о том, что генерал де Голль вещал на Францию через лондонский офис «Би-би-си», усматривали в лоббизме англичан стремление хоть как-то склеить Западную Европу перед неизбежным усилением Советской России и Америки. Не случайно Рузвельт называл французского генерала «строптивой невестой», предлагая Черчиллю отправить его «губернатором на Мадагаскар». Де Голль позже отомстит Рузвельту в своих мемуарах (цит. по А.И. Уткин. Дипломатия Франклина Рузвельта. 1990 г.):

«Соединенные Штаты, восхищаясь своим собственным богатством, чувствуя, что их динамизм уже не может найти себе должного применения внутри страны, горя желанием помогать сирым и угнетенным в любом уголке земного шара, — поддались склонности к вмешательству, под внешней оболочкой которого скрывалось инстинктивное желание господствовать. Вот эту-то тенденцию по преимуществу и выражал президент Рузвельт. Таким образом, он сделал все, чтобы его страна приняла участие в мировом конфликте. Он выполнял сейчас свое предназначение и торопился выполнить его, так как смерть уже подала ему тайную весть о себе. С тех пор как Америка вступила в войну, Рузвельт решил, что мир будет миром американским, что именно ему принадлежит право диктовать условия организации этого мира(курсив мой — С.Ц.)».

Спустя 70 лет после первого созыва Генассамблеи ООН Меркель примеряет на себе роль Черчилля. Правда, на сей раз ставки более высоки. Вместо раздробленной Европы вырос Евросоюз с населением в пятьсот миллионов человек, располагающий единой валютой, которая представляет собой глобализированный вариант дойчмарки. Через вовлечение в диалог Индии, Японии и Бразилии немцы пытаются уравновесить США, Россию и Китай. Тем более что Токио сам рвется в мировую политику, отказавшись от пацифистских ограничений на силы самообороны, наложенных послевоенной Конституцией. Что касается действий Нью-Дели на площадке ООН, то здесь индийцы идут напролом. По словам пресс-секретаря МИД Индии Викаса Сварупа, реформа ООН не ограничится изменениями в Совбезе, но и затронет другие наднациональные институты, намекая на долгожданную для Азии реформу Международного валютного фонда. «Состав участников СБ ООН расширялся только один раз в период между 1963 и 1965 гг. Тогда была принята резолюция, увеличившая число непостоянных членов Совета с 11 до 15 стран. В те времена в состав ООН входила 51 страна, а теперь их насчитывается 193. Это дает нам ощущение того, что Совбез в 2015 году отражает геополитические реалии 1945 года, а не XXI века», — цитирует чиновника телеканал IBN Live.

Россия поддерживает заявки Индии и Бразилии на постоянное членство в СБ ООН, о чем ранее сообщил министр иностранных дел Сергей Лавров. Более того, на Смоленской площади не забывают и о представительстве Африки в Совбезе. Другое дело — Германия и Япония. Может ли Москва довериться Берлину и Токио в ситуации, когда немцы патрулируют воздушное пространство Латвии, Литвы и Эстонии с полным боекомплектом, закрывают глаза на фашистскую политику местных этнократий и киевского режима, а японцы далеки от признания границ, зафиксированных в Ялте и Потсдаме. Риторический вопрос. Глобальный рейх 2.0 или концерт великих держав? Кто возьмет верх?

Саркис Цатурян

Источник: regnum.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.