Георгий Филимонов: «Идёт война на уничтожение русской цивилизации»



Кому выгоден госпереворот в нашей стране.

Директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Георгий Филимонов о войне «денежных мешков», необходимости геополитической и геоэкономической переориентации государства, альянсе либералов с консервативными патриотами как гремучей смеси, креаклах и боевиках.

 

Андрей Иванов: Гость «Открытой студии» — директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, доктор политических наук Георгий Филимонов.

Георгий Юрьевич, поговорим о возможности цветной революции в России. Реальна ли она, есть ли какой-то минимальный шанс на ее осуществление накануне нынешнего предвыборного цикла?

Георгий Филимонов: Речь не идет о революции как смене социально-экономических формаций, смене собственности на средства производства, экономического уклада. Речь идет о перевороте. Это — банальная технология переворота, демонтажа политического режима, предусматривающая госпереворот, т.е. замену элиты контрэлитой, псевдоэлитой, которая подготовлена по лекалам внешней управляющей силы. Когда потерпевшее и испытавшее на себе эту технологию государство лишается суверенитета, вводится внешнее управление, центр принятия решений перемещается в посольство США. Это хорошо известно не только на примере Украины.

А.И.: Возможен ли, если использовать вашу терминологию, переворот в России?

Г. Ф.: Процентная поддержка деструкторов на территории России, по нашим оценкам, не превышает 1−1,5%. Но здесь нельзя усыплять бдительность. Нужно понимать, что мы находимся в состоянии гибридной хаосовойны. Против нас ведется многоуровневая война, потому что это — сетецентричная война гибридного типа, которая предполагает воздействие с разных точек, в том числе попытку взять Россию в конфликтное кольцо. Это война многомерная, имея в виду и финансово-экономический, цивилизационный, социальный, когнитивный психологический, физический аспекты. Есть и кадровый аспект, сети неправительственных организаций и НКО. Здесь немаловажным, конечно, является и силовой, террористический фактор. Месснер, один из теоретиков гибридных войн, писал, что мятеж раскладывается на 7 основных компонентов: саботаж, вредительство, партизанская война, провокации, дестабилизация и диверсии. Это — терроризм и восстание.

Цветная революция как технология демонтажа режимов является неотъемлемым компонентом этой самой гибридной войны, ключевым, в данном случае, для российских реалий. Потому что, концентрируя внимание на каких-то одних силах, мы можем впасть в иллюзию собственной силы и благополучия, эффективности нашей работы в то время, как несистемная оппозиции уводит внимание от главного. В экспертном поле мы именуем их политической агентурой. Они и сами того не скрывают. Поскольку так называемые цветные революции — это технологии, привязываемые напрямую к электоральному циклу, то закономерна их активизацию к выборам. Так что, 2016 год и 2018 год являются ключевыми для попыток дестабилизировать ситуацию в стране через сети политической агентуры, которую выстраивают наши зарубежные визави, акцентируя свое внимание на субъектах РФ.

А.И.: Какова социальная база, готовая в критический момент выйти на условный Майдан? Кто те люди, которые будут силовой поддержкой мирных протестов?

Г. Ф.: Активную фазу этой технологии реализовывают не креаклы, не «рассерженные» горожане. Нужны боевики. В подавляющем большинстве случаев это подготовленные диверсанты. Они прикрываются мирным протестом, который возникает не на пустом месте. Специфика технологий заключается в умении грамотно создать социальный протест, конвертируя его из экономической, социальной плоскостей в политические лозунги. В случае наступления часа «икс», они начинают выполнять задачи, диктуемые из коммуникационного центра. У них есть своя атрибутика, заученные комбинации действий в городской среде: эти группы и способствуют, как правило, кровопролитию. Визитная карточка любой цветной революции — это снайперы и пролитая я кровь.

Социальный протест на фазе уличных беспорядков начинает «седлаться», переводиться в фазу политического протеста. Дальше этот процесс может идти от нескольких дней до нескольких недель: речь о переводе в стадию государственного переворота с использованием гибридных инструментов. Американцы постоянно оттачивают эти технологии и в странах Восточной Европы, и в государствах Содружества.

А.И.: Кто эти боевики? На Украине это запрещенный у нас «Правый сектор» *, а — в России?

Г. Ф.: Опасной гремучей смесью является альянс либералов с консервативными патриотами, у которых могут быть свои причины проявлять недовольство. Они подпитываются из внешней среды, прежде всего, благодаря деятельности финансово-экономического блока правительства, непопулярных решений, которые как бы подталкивают народ к негодованию, бросая тень на президента. То есть, фактически, подставляя главу государства, компрометируя и дискредитируя его. Речь идет о «шестой колонне» внутри системы госуправления. Я не говорю, что это некие злокозненные дядьки, которые сидят и ждут, как все здесь дестабилизировать. Это инфильтрирующаяся в систему госуправления категория граждан, которая по разным причинам (у кого-то активы, семьи за рубежом, дети там обучаются и растут и т. д.), связывают свое будущее с Западом, причем, работая в системе госаппарата РФ. А уж в корпоративном секторе — и подавно.

Есть верхушка той части элиты, которая внутри российского истеблишмента прямо заинтересована в смене режима. Они рассчитывали, что санкции ударят по российской экономике и приведут в движение маховик социальной напряженности, и — к возникновению беспорядков.

На самом деле идет реальная война на уничтожение русской цивилизации, как по периметру границ России в геополитическом плане, так и внутри России через подрывную политагентуру в стране. Ни одна революция не может свершаться без поддержки части элиты. Вопрос, кому присягнут олигархи, всегда важен. Поэтому без смены макроэкономической политики, той экономической модели, которой сейчас придерживаются финблок правительства, минэкономразвития, невозможно создание эшелонированной системы защиты от внешних и внутренних угроз, от дестабилизации ситуации.

Почему-то мы продолжаем действовать в створе рекомендаций Международного валютного фонда, таким образом, подчеркивая отсутствие суверенности нашей финансовой системы. Ренационализация элит и суверенизация финансовой системы — это то, что нужно сделать России для для обеспечения безопасности от волатильности, угроз, которые реально стоят перед страной. Почему нет ограничений на спекулятивные операции валюты, почему нельзя запретить выдачу кредитов, в том числе ипотеку в валюте, ее нужно вообще запретить, а, может быть, в перспективе ввести запрет на счета в валюте для того, чтобы не поддерживать доллар. Ведь цветные революции — это госпереворот с целью геополитической и геоэкономической переориентации государства.

А какая главная цель у внешней управляющей силы? Это поддержание доллара, пролонгация его жизнеспособности. Необходимо заниматься абсолютно прагматичной, консервативной, с точки зрения эффективности работы, программой оздоровления экономики. Интересны в этом плане предложения советника президента Сергея Глазьева, которого представители той же самой прослойки в российской элите стараются всеми возможными средствами и способами аппаратного давления отодвинуть от влияния на принимаемые решения. Глазьев предлагает абсолютно созидательную повестку, а его планомерно вычеркивают из мероприятий с участием главы государства для того, чтобы он не попадал на глаза, чтобы не влиял на мнение главы государства.

Нельзя уводить свое внимание от главного — внутренних проблем. Сейчас мы наблюдаем движение от столицы на Урал и в Сибирь. Одна из наиболее тревожных точек, на наш взгляд, это Екатеринбург. Там развернули свою работу представители американского генконсульства, посольства, представители американских фондов, того же Национального фонда в поддержку демократии и многих других НПО, которые занимаются финансированием подобных проектов. Достаточно сказать, что на год выделено порядка 4 миллиарда долларов для работы по Молдавии, Украине, по Грузии — это с одной стороны. 935 миллионов долларов непосредственно для работы внутри России.

Не секрет, что предстоящие в 2016 и 2018 годах выборы наиболее тревожные с точки зрения стабильности в стране периоды. Провокации будут вестись. В регионах будет попытка дестабилизировать ситуацию по этническому, национальному принципу. Это практиковалось, когда подорвали Российскую империю изнутри через британскую агентуру глубокого залегания в Черкесии. То же практикуется и сейчас. Я сказал о национальном вопросе, можно далеко не ходить: возьмем 90-е годы. Активная работа американской сетевой агентуры на Северном Кавказе и финансирование терроризма там привели к чеченской кампании.

Вторая базовая линия — это дефрагментация государства, работа через субъекты федерации для развала страны изнутри. Т.е. заигрывание с термином федерализации, который превратно, ангажировано трактуется нашей несистемной оппозицией. Под видом расширения прав субъектов федерации в экономическом смысле, фактически, подталкивают здешнее руководство к политической независимости. Все время на уровне символов, акций, на уровне гражданского общества, на уровне культурных атрибутов доносится идея о необходимости отделения от России. Это готовящийся планомерный проект, который предполагает наличие заранее созданных условий. А эти условия создаются только изнутри силами части элиты.

А.И.: Этот выборный цикл 2016, 2018 годов мы спокойно переживем, либо можно ожидать каких-то больших и негативных потрясений?

Г. Ф.: Мы переживем, и будем жить дальше, Россия будет развиваться, процветать. Есть основания полагать, что гражданское общество России осознает проблему, степень сложности ситуации. России необходима государственная идеология. Чтобы усилить наше общество, обеспечить национальную безопасность, предотвратить угрозу госпереворота, необходима масштабная идеологическая работа. Необходимо сформулировать, наконец-то, что такое для России национальная идеология, нужна ли эта государственная идеология или нет? Так вот, мой ответ на этот вопрос: она нужна, однозначно! Здесь нельзя отказываться от использования лучших советских практик, лучших наработок советского прошлого. Нам нужен общегражданский монолит, который, наряду с экономикой, является залогом успеха и победы в гибридной войне.


Полная версия беседы — в видеоматериале «Открытой студии».

* «Правый сектор» — террористическая организация. Ее деятельность на территории РФ решением Верховного суда России запрещена.

Оператор — А. Фатеев.

Источник: svpressa.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Vladimir NN 17 марта 2016, 18:58 # 0
    И в первую очередь война ведется против Православной Церкви руками вероотступников.
    «Стремление реализовать, так называемый глобальный проект «нового мирового порядка», в идеологической основе которого — талмудизм, отражающий интересы монополистической буржуазии, предусматривающий сохранение господства её над трудящимися, хотя и устаревший, черты которого отображаются в «протоколах сионских мудрецов», послужившими для некоторых программой и руководством к действиям, на протяжении последнего столетия внедряющейся в разных странах через компрадорские правительства и марионеточные режимы, прикрываемые лживо навязываемыми народам конституциями, поддерживаемые Ватиканом, экуменическим синодом и разными религиозными и сектантскими объединениями, находящимися под опекой кагала иудействующих талмудистов, направленный на искоренение Православной Веры, уничтожение Церкви, и установление господства беззаконников над всем миром, своей разрушительной деятельностью, уносит многих в бездну. Экуменисты, еретики, сектанты, язычники, масоны, сплотившись богоборческой идеологией талмуда, либерализмом и демократией, с депутатами, правительствами, против Церкви, единым фронтом пытаются ее очернить, разорвать, уничтожить желая загубить как можно больше человеческих душ.»
    Азбуковник
    listinfo.narod.ru/#Apocalypse
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.