Еврокомиссия и «Северный поток»



В апреле 2012 года введён в эксплуатацию газопровод Nord Stream. Подводная балтийская магистраль напрямую связала Россию - крупнейшего поставщика голубого топлива в ЕС, и Германию - крупнейшего европейского потребителя природного газа. Юридическое и политическое согласование «Северного потока» продолжалось семь лет, стадия строительства заняла всего полтора года. Взаимная важность Nord Stream для РФ и ЕС характеризуется растущими объёмами прокачки летучих углеводородов и строительством двух новых ниток газопровода.

Номинальная мощность нового газопровода составляет 55 млрд. м3. Данный показатель достижим при постоянной и полной нагрузке, т.е. является теоретическим ориентиром. На практике любая инфраструктура нуждается в техническом обслуживании, диагностике, профилактике, ей необходим маневренный резерв на случай нештатных ситуаций, изменения конъюнктуры и т.д.
К примеру, современный сухопутный газопровод Ямал-Европа загружен на 70-85% от теоретических 33 млрд. газовых кубометров в год. Порядком деградировавшая за постсоветские годы ГТС Украины – на 60%.

В 2013 году посредством Nord Stream в Западную, Северную и Центральную Европу поставлено 23.8 млрд. м3 российского газа, газопровод работал на 43% от своих возможностей.
В 2014 экспортировано 35.5 млрд. м3, загрузка составила 65%.
В 2015 – 39.1 млрд. м3 (71% от номинала).
В 2016 – 43.8 млрд. м3 (79% от номинала).

На фоне серьёзного охлаждения политических отношений с Евросоюзом. Принимая во внимание все спирали санкционной конфронтации. Учитывая трёхлетнюю риторику европейских лидеров о «снижении топливной зависимости от России и Газпрома», о «всемерном развитии альтернативных источников энергии», об «ускоренном строительстве СПГ-терминалов», о горячем ожидании пузатых газовозов из-за океана и т.п. динамика загрузки Nord Stream весьма красноречива.
Она подбирается к практически достижимому техническому пределу ежегодной прокачки российского газа в Германию и далее в ЕС. Аналогичная картина наблюдается на «южном фланге» газовых поставок из РФ, где Турция намерена вдвое увеличить долю прямого импорта после строительства одноимённого потока через черноморскую акваторию.
Потому и началась интенсивная подготовка к строительству второй очереди «Северного потока» и первой очереди «потока Турецкого».
Потому и расширен доступ «Газпрома» к немецкому сухопутному газопроводу OPAL – к продолжению Nord Stream в южные области страны и в государства Центральной Европы.
Потому и получены аналогичные права по использованию «Газпромом» магистрали NEL – которая перекачивает российский природный газ через север Германии в Нидерланды, Бельгию и Великобританию.
Потому NEL выведен из-под драконовских нормативов Третьего Энергопакета ЕС уже полностью, а OPAL – пока частично.
Потому и озаботились транзитные страны лишением доступа к платежам за прокачку российского газа и контрактно-ценовым преференциям. Причём беспокойство о своих финансовых потерях парадоксально сочетается с призывами к экономической изоляции РФ.

Озабоченность официального Киева выразилась в судебном иске против… нет, не «Газпрома»! Тот иск разбирается в Стокгольме и к осени с.г. сулит немало открытий чудных. В стиле недавнего решения лондонского суда о погашении 3 млрд. $ украинской задолженности перед РФ.
Украинской государственной  компанией «Нафтогаз» по добыче, транспортировке и переработке нефти и природного газа инициирован процесс в Европейском суде славного города Брюсселя, ответчиком выступает… Еврокомиссия.

По мнению киевских реформаторов, европейские бюрократы превысили свои полномочия предоставлением «Газпрому» расширенного доступа к OPAL. Одновременно нанесён ущерб энергетической конкуренции на европейском газовом рынке и спровоцированы экономические потери самостийной Украины. Прямые – в объёме 1.2-1.5 млрд. ежегодных долларов, получаемых за транзит российского газа. Косвенные – кратным падением стоимости украинской ГТС, спадом инвестиционного интереса - там счёт идёт на десятки миллиардов долларов.
Суммы более чем значительные для государства, годами выпрашивающего единственный кредитный миллиард от МВФ при необходимости выплатить полтора миллиарда по предыдущим кредитам и 13 млрд. $ до конца 2019 года.

Юридическим обоснованием иска выступает… эпохальное соглашение об Ассоциации Украины и Евросоюза. То самое, ради которого с киевских баррикад не слезали европейские чинуши. Ради которого расстреляны сотни людей в киевском центре и многие тысячи на Донбассе. Ради которого борцы с коррупционным режимом разворотили собственную страну под руководством совершенно оголтелых коррупционеров.
В тексте наконец-то прочитанного соглашения об Ассоциации имеется статья №274 с формулировкой «… стороны проводят совместные консультации с целью координации развития газотранспортной инфраструктуры…». На неё и уповают сутяжные таланты из-под надвинутых кастрюль.

Решение Еврокомиссии по OPAL с Украиной обсуждалось, консультировалось, координировалось? Нет? Шах и мат, ЕС, готовьте ваши денежки. Иначе быть беде.
К сожалению для киевских реформаторов, Еврокомиссия не обязана обсуждать и тем более согласовывать с ними развитие европейской энергетики.
Еврокомиссары могут уведомить бедовых ассоциантов о своих трубопроводных намерениях, решениях, инициативах. А могут и поставить перед свершившимся энергетическим фактом.
В смиреной очереди на уведомление первые места принадлежат высшим представителям транзитной власти – президенту, премьер-министру, его профильным подчинённым. Компании «Нафтогаз» в этой очереди места нет вообще. Равно как в европейской Энергетической хартии и многостраничной Ассоциации нет и полсловечка о согласовании маршрутов прокачки газа с государством, в Евросоюз не входящим.

Уже после судебного сюрприза от «Нафтогаза» Еврокомиссия изменила свою позицию по расширению Nord Stream.
Еврокомиссары по-прежнему осуждают магистральный газопровод в политическом отношении. Однако какие-либо юридические основания для запрета его строительства отсутствуют. А оснований экономических боле игнорировать нет никакой возможности. Еврокомиссия предлагает провести расширенные консультации с участием России и озабоченных стран ЕС. Для координации развития энергетической инфраструктуры и успокоения отдельных участников Евросоюза.

Список беспокойства и его аргументация практически не изменились с момента строительства первой очереди «Северного потока»:

«Данный проект отличает политическая слабость, экономическая несостоятельность и экологическая опасность», - президент Польши А. Квасьневский, август 2005 года.

«Сооружение Nord Stream обернётся природной катастрофой для Балтийского моря и прибрежных стран», - премьер-министр Литвы А. Бразаускас, сентябрь 2005 года.

«Ответственно объявляю себя врагом «Северного потока» – будь моя партия у власти, этой трубе не бывать!», - Я. Качиньский, лидер ныне правящей польской партии «PiS», октябрь 2010 года.

Как видно из года 2017, все мрачные посулы сбылись на 0%.

Многочисленные возражения политиков Эстонии, Латвии, Дании и Швеции свелись к комбинациям их вышеприведённых цитат.
С той практической разницей, что Nord Stream проложен в экономических зонах Финляндии, Швеции, Дании и Германии и не затронул подводный суверенитет Эстонии, Латвии, Литвы и Польши.

Новое трубопроводное строительство на Балтике обойдётся тем же кругом участников, субподрядчиков и бенефициаров стратегического газопровода.
По удивительному совпадению сооружение бесполезных СПГ-терминалов, судебные тяжбы по всем мыслимым энергетическим направлениям, промышленная деградация и тарифная дороговизна наблюдаются как раз в кругу скептических врагов «Северного потока».

Источник: www.grtribune.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.