Доклад Stratfor: игра в войнушку на Украине



9 марта 2015 года на сайте американского информационного ресурса Stratfor была опубликована статья, посвященная анализу возможного российского военного вторжения на Украину под названием «Разыгрывая российское наступление» (Gaming a Russian Offensive). Публикация была продолжена в последующие дни. Во второй статье — «Что Запад мог бы предпринять» обсуждался возможный ответ США и их союзников на российское военное вторжение на Украину. Статья третья — «Россия взвешивает цену» рассматривала с точки зрения геополитики проблему соотношения цены и политических издержек российского военного вторжения на Украину. В рамках своей аналитической методологии Stratfor выполнил «военное моделирование». Назначение серии статей — рассмотреть сценарии, при которых российские военные силы и силы Запада (НАТО) могут прийти в прямой военный конфликт на Украине. В серии статей рассмотрены военные возможности России и НАТО и имеющиеся ограничения на применение этих сил. Отметим, что в докладе Stratfor анализ политических намерений и политической воли преобладает над чисто военной стороной решения проблемы. Предложенный анализ может послужить основой для возможного принятия решений. Аналитики Stratfor попытались поставить себя на место российских военных планировщиков и стратегов — известный прием военного планирования по принципу «за противника».

Stratfor рассмотрел три основных возможных сценария российского наступления на Украине:

1) с созданием сухопутного коридора в Крым с занятием Мариуполя, Запорожья и Херсона;

2) занятие всех причерноморских областей Украины, включая захват стратегического по своему значению морского порта Одессы и с созданием транспортного коридора в Крым и Приднестровье;

3) с занятием всей левобережной Украины с Харьковом, Сумами, Черниговом, Полтавой, Днепропетровском, Запорожьем и Херсоном, но без Одессы и Николаева.

Авторы анализа в Stratfor исходят из простого базового положения, что нынешний контроль России над частями территории Донецкой и Луганской областей требует от России бóльших военных усилий без достижения стратегически оправданных целей. При этом дальнейшие операции по расширению ДНР и ЛНР до административных границ областей по большому счету для России мало что дают. Правда, Stratfor признает, операция по захвату всей территории Донецкой и Луганской областей могла бы уничтожить существующий военный потенциал Украины. Это единственный ee плюс. Но, с точки зрения авторов Stratfor, обеспечение Россией своих интересов на Украине требует иной территориальной конфигурации, чем в настоящее время.

Серия посвящена рассмотрению вариантов использования Россией военной силы в случае срыва нынешнего соглашения о прекращении огня — Минска-2 и при очередном обострении военного кризиса. При этом Stratfor исходит из гипотетического допущения, что во время новой фазы конфликта Россия открыто задействует для наступления свои вооруженные силы.

Аналитики Stratfor оценили вероятные время и силы, необходимые для проведения этих операций в целях определения общих усилий и затрат, оценки способности российских военных на выполнение каждого варианта военной операции. Расчеты американских аналитиков строятся на основе предполагаемой глубины продвижения войск, площади будущей оккупированной территории и численности населения на ней проживающего. Последний показатель важен не только с точки зрения завоевания, но и последующего удержания территории.

Первый сценарий — создание коридора в Крым, по оценкам Stratfor, потребует войск в 24-36 тыс. человек и операции длительностью в 6-14 дней. Операция потенциально значима для создания сухопутного коридора в Крым и ограничения военно-экономического потенциала Украины через захват металлургических предприятий Мариуполя. Удержание этой территории от возможных ответных действий НАТО потребует, по расчетам Stratfor, войск численностью в 40-55 тыс. человек. Подавление возможных проукраинских партизан и повстанцев на этой территории, по мысли американских стратегов от Stratfor, потребует от российских военных 4,2 тыс. человек по минимуму и 42 тыс. — по максимуму в зависимости от уровня сопротивления. Максимальная цифра в 42 тыс. соответствует максимальному последующему вооруженному сопротивлению населения территории российской оккупации. В Stratfor полагают, что за пределами Донбасса население «становится решительно антироссийским», что означает тот или иной вид повстанчества или партизанских действий в случае оккупации российскими войсками территорий левобережной Украины за пределами Донбасса. Заметим, что в данном случае Stratfor не учитывает степной или полустепной характер территорий на левом берегу Днепра, что затрудняет по естественным причинам ведение партизанских действий. «Городская герилья» — это иная форма возможной опасности. И потом, в этом аспекте анализ Stratfor, заметим мы, полностью исключает фактор гражданской войны на Украине. Последнее обстоятельство означает потенциальное наличие на гипотетически оккупированной российскими войсками территории не просто лояльного, но и активно сотрудничающего с ними населения.

Второй сценарий от Stratfor — с занятием побережья Черного моря с Одессой и Николаевым — потребует атакующих войск численностью в 40-60 тыс. человек, операции длительностью в 23-28 дней и оборонительных сил на этой территории 80-112 тыс. человек. Подавление повстанчества на этой территории потребует минимум 13,2 тыс., максимум — 120 тыс. человек. По второму сценарию продвижение составит 645 километров и потребует операции в 23-28 дней. От себя отметим, что аналитики Stratfor затягивают срок проведения этой операции, поскольку учитывают исключительно действия сухопутных войск, но при этом начисто забывают о потенциале российского Черноморского флота. Десантные операции по захвату с моря Одессы и Николаева ускорили бы проведение наступления сухопутных войск в причерноморском коридоре.

Кроме того, отметим и то обстоятельство, что аналитики от Stratfor не учитывают общего военно-стратегического значения успеха подобной операции. Военный и экономический потенциал Украины снизился бы до критических уровней после того, как центральная часть страны была бы отрезана от моря и потенциала морских транспортных коммуникаций.

Третий вариант с выходом к Днепру означает продвижение российских войск на глубину в 402 км. Он потребует задействования 91-135 тыс. человек. Борьба с возможными проукраинскими повстанцами и партизанами 28-260 тыс. военных. «В случае начала активного партизанского сопротивления на территории Украины придется задействовать все сухопутные войска России полностью», — отметил Stratfor. Крайнее число — 260 тыс. — близка к общему показателю российских сухопутных войск — 280 тыс. Позитивным в этом сценарии аналитики от Stratfor считают, что на операцию по выходу к Днепру потребуется всего 11-14 дней из-за возможности одновременного вторжения по сходящимся направлениям с севера и востока. Но из-за масштабов подобную операцию будет трудно скрыть, поскольку она потребует мер предварительной мобилизации дополнительных сил армии и службы безопасности, что заранее встревожит США и их союзников в Европе. Для проведения операции подобного масштаба России придется увеличить численность вооруженных сил за счет нового призыва и мобилизации большого числа запаса.

Третий вариант военной операции аналитики Stratfor считают самым разумным для России, поскольку выход на естественный рубеж Днепра обеспечит достаточные оборонительные позиции, прикрытые широкой рекой. Днепр — это единственное существенное водное препятствие, годное для обороны. Поэтому это и отличная линия для возможной будущей границы. Вознаграждением для России будет восстановление буферной зоны безопасности или получение Россией «стратегической глубины». В этом отношении только этот из рассмотренных сценариев можно считать выигрышным, полагает Stratfor.

Отметим здесь, что еще более выгодные позиции Россия получила бы от военной операции одновременно по сценариям №2 и №3, т. е. с занятием Левобережной Украины и причерноморских областей Украины.

Что касается предложенных Stratfor показателей численности российских войск, то здесь вспомним, что сопоставимый по масштабам Освободительный поход 17-30 сентября 1939 года Красной Армии в находившиеся под властью Польши Западную Украину и Западную Белоруссию потребовал сосредоточения группировки РККА, состоящей из двух фронтов. Группировка Украинского фронта составила тогда 265 тыс. человек, Белорусского — 200 тыс. человек, т. е. в общей сложности — 465 тыс. человек. Продвижение тогда в глубину на запад было до 250-300 км. На украинском направлении советские войска заняли территорию Галиции. Операция на украинском направлении обеспечивались военной техникой: 1792 орудия, 2330 танков. Безвозвратные потери Красной Армии в ходе военных действий на двух фронтах составили 1475 человек. Санитарные потери — 3858 человек. На положительный исход операции РККА повлияло то, что основные силы польской армии к моменту советского вторжения уже были разгромлены немцами. Противостоящие польские войска были деморализованы и практически не сопротивлялись советскому вторжению. Однако при вторжении 1939 года советские стратеги учитывали возможность военного столкновения с продвигавшимися с запада немецкими войсками.

В этом отношении ситуация 2015 года напоминает 1939 год. Более вероятно, что США не будут предпринимать ответного прямого вторжения, но российские военные стратеги должны сейчас при принятии решения об операции учесть все возможные риски, в том числе, и возможное столкновение с войсками НАТО. При планировании операции российским военным необходимо учитывать риск подхода НАТО на помощь Киеву. По причине такого вмешательства, полагают в Stratfor, вполне вероятно, что наступление России будет обречено на провал. «Если Соединенные Штаты и/или НАТО отреагируют на открытое военное наступление России на Украине, самым быстрым и, пожалуй, самым целесообразным способом оказания огневого воздействия на театре военных действий станет использование авиации», — полагают аналитики из Stratfor. Во второй статье Stratfor рассмотрел возможности США по применению на Украине для ответных действий значительных сил авиации для срыва российского наступления и принуждения российских войск к отступлению без задействования в операции собственных сухопутных войск. Сосредоточение подразделений сухопутных войск США для последующих действий может проходить во время фазы воздушной войны.

Stratfor рассмотрел сценарий, по которому страны НАТО из Восточной и Центральной Европе предоставят свои военно-воздушные базы в распоряжение ВВС США. Они же будут осуществлять материально-техническое обеспечение американской авиации на начальной стадии военной операции.

По расчету Stratfor, за первые сутки после отдачи приказа американцы могут создать воздушную группировку из 66 истребителей-бомбардировщиков (F-16CG, F-16C, F-15E). По прошествии двух суток к ним добавятся еще 66 самолетов этих же типов. В течение первых двух суток после получения приказа перелететь на аэродромы стран-членов НАТО в Центральной и Восточной Европе смогут самолеты с американской базы Лейкенхит в Великобритании, с базы Авиано в Италии и с авиабазы Шпангдалем в Германии. Далее 18 самых современных истребителей 5-го поколения F-22A смогут усилить группу на третьи сутки развертывания и т. д. Всего, по версии Stratfor, американцы смогут развернуть на аэродромах Восточной Европы за восемь суток 5 крыльев из 17 эскадрилий истребителей-бомбардировщиков — всего 360 боевых машин, из них 72 F-16CG, 48 F-16C, 72 F-16CI, 72 F-15E, 24 F-15C/D, 72 F-22A. Истребительной авиации США предстоит обезвредить российскую наземную ПВО и бороться с российской авиацией за господство в воздухе. Поэтому для завоевания превосходства в воздухе США в первой фазе воздушной войны понадобится максимально возможное количество современных истребителей. Что касается штурмовой авиации, которую можно будет задействовать для точечных ударов по наземным целям, отдельным единицам бронированной техники и позициям артиллерийских батарей, то пять эскадрилий штурмовиков «истребителей танков» A-10 — всего 120 машин, могут быть сосредоточены американцами на аэродромах означенного театра военных действий на 8-10 сутки с момента начала развертывания и начала воздушной операции.

Итоговый вывод Stratfor — нанесение ущерба экономике Украины посредством всякого рода санкций и торговых ограничений не даст России гарантий безопасности. В этом случае Украина будет еще больше зависеть от западного финансирования, а это лишь ускорит ее интеграцию с Европой. Что касается собственно военной операции, то с точки зрения Stratfor, Россия располагает военным потенциалом, необходимым для оказания при необходимости колоссального давления на Украину, однако результаты при этом не обязательно смогут обеспечить достижение более серьезных геополитических целей. Ни один из вариантов военных действий не является оптимальным. В материально-техническом отношении все сценарии вполне осуществимы, хотя некоторые из них потребовали бы неимоверных затрат. Самый выгодный вариант — с выходом российских войск на берег Днепра со стратегической точки зрения будет означать возможную неудачу для России, поскольку оставшаяся часть правобережной Украины будет занята войсками НАТО. С точки зрения геополитики, относительно этого варианта военной операции, по мнению аналитиков Stratfor, более предпочтительным вариантом остается нейтральный статус Украины, поскольку тогда бы вся ее территория по-прежнему служила России в качестве буфера для ее безопасности.

И потом, даже если бы России удалось организовать военную операцию, то при этом нет никакой гарантии, что она завершится успешно. Более того, возможное участие сил НАТО в боевых действиях на Украине не только сведет на нет усилия России по достижению своих целей, но и нанесет сокрушительный удар по ее военному потенциалу. Так считают в Stratfor. От себя заметим, что успешный результат военная операция российских войск будет иметь в случае ее быстрого завершения. Помимо украинского направления потенциальную опасность для России представляет кавказский и среднеазиатский театр военных действий. Вынужденное действие России по внутренним операционным линиям определяет необходимость быстрых операций с решительным результатом по одному из каждых направлений. Если российские войска втянутся в безрезультатные бои на Украине, то у противника появится соблазн нанести России удар в Закавказье или Средней Азии. Возможное вооруженное вмешательство США и НАТО с целью противодействия открытому наступлению России на Украину само по себе станет серьезной эскалацией конфликта. Однако в случае такого вмешательства возникнет вполне реальная угроза распространения боевых действий и нанесения ответного удара на территории стран Прибалтики.

В рамках оперативно-стратегических военных операций такие действия могут быстро перерасти в полномасштабную войну, и на этом этапе из-за вероятности ответного ядерного удара развитие вооруженного конфликта будет стремительным и непредсказуемым, а вопрос о победителе в этой войне попросту утратит свой смысл.

* * *

Как можно в целом расценивать означенные публикации Stratfor? С нашей точки зрения, это неприкрытый шантаж со стороны американцев. Россию пытаются предупредить о последствиях эскалации военного конфликта на Украине. Нельзя не отметить, что анализ Stratfor возможных российских военных операций на Украине сделан достаточно поверхностно, а приложенные карты выполнены более чем схематично. Однако важно здесь другое. Аналитическая мысль американцев все больше движется в направление размышлений о возможности войны с Россией с использованием обычных вооружений. В этой связи вполне в духе американских военных традиций дано и предложение использовать на первом этапе военных операций против российских войск исключительно военной авиации. Помимо чисто умозрительной угрозы, призванной парализовать возможное российское военное решение по Украине, здесь мы отмечаем потенциальную угрозу, которая вполне реальна. Наблюдатели конфликта сейчас нередко задаются вопросом: почему американцы не спешат с предъявлением доказательств участия российских войск в военных действиях на Донбассе. Определенная логика здесь есть, если во время одной из очередных фаз гибридной войны на юго-востоке Украины военная авиация США будет использована для операций по «принуждению к миру» с нанесением отдельных точечных ударов по военной технике «сепаратистов», одиночным танкам, артиллерийским батареям и отдельным орудиям. Подобные действия не повлекут за собой эскалации прямых военных действий между РФ и США, поскольку к тому моменту американцы убедятся, что решительных прямых действий России на Украине не предвидится. Возможная воздушная операция станет для американцев своего рода тестом пределов своего участия в военном конфликте. Сейчас же Stratfor сообщил нам о военном потенциале истребительной и штурмовой авиации США и ее блестящих мобилизационных возможностях для участия в военном конфликте на Украине. Потенциальная угроза здесь более чем очевидна.

На каком-то этапе конфликта вопрос уже встанет не о поддержании гибридной войны, а о расширении ее пространства. Анализ от Stratfor косвенно указывает на возможный ответ американцев на гибридную войну в Донбассе.

Дмитрий Семушин

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Вольный Ветер 23 марта 2015, 03:16 # 0
    И к чему эта статья?
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.