Деньгами не лечится


2 октября под председательством президента России прошло очередное совещание, посвящённое проблемам отечественной медицины.

Его итог — на спасение нашего здравоохранения выделено 50 миллиардов рублей, которые должны быть направлены на повышение зарплат работников первичного медицинского звена и прочие неотложные нужды. Много это или мало? И, главное, поможет ли это нашей медицине? Вот, что об этом говорит главный врач одной из районных подмосковных больниц:  

«Развал медицины начался не сегодня и не вчера, а пару десятилетий тому назад. Проблемы накапливались ещё в советское время, и 28 июня 1991 года был принят закон «О медицинском страховании», вполне вменяемый и в корне меняющий систему здравоохранения РСФСР, которая была разделена на четыре субъекта: страхователь, застрахованный, страховая организация и медицинское учреждение. Схема простая: страхователь платит в страховую организацию взносы за застрахованных, страховая организация оплачивает медицинским учреждениям лечение застрахованных. И всё! Бюджет при этом выступал как один из страхователей, оплачивающий взносы за тот контингент, у которого страхователя в принципе нет (дети, безработные, пенсионеры, домохозяйки и прочее), плюс как источник финансирования того, что страховая медицина потянуть не сможет. А потом СССР не стало, и в апреле 1993 года Верховный Совет РФ принял поправки к «Закону о медицинском страховании», которые от исходной концепции не оставили камня на камне. Были введены территориальные фонды ОМС, де-факто подчинённые местным властям, которым поручалось собирать средства страхователей и передавать их в страховые организации, которые должны были оплачивать лечение застрахованных, при этом оставляя за собой до 30% поступающих средств на «собственные нужды»! Заодно ликвидировалась свобода страхователя выбирать страховую организацию, так что выбор застрахованным лечебного учреждения стал чисто декларативным.  

Затем, в 2009 году были приняты очередные поправки, а в 2010 — новый закон, который окончательно поставил крест на нашей медицине. Теперь система построена так, что медицинскому учреждению выгодно не лечить пациента, а тянуть со страховой компании по счетам за «оказанные услуги». Т.е. чем больше «услуг», тем больше денег. Отсюда и массовые «приписки» в медучреждениях. Но, поскольку сейчас страховые компании живут за счёт средств, которые остаются у них после оплаты счетов от полученной «подушёвки», то ясно их стремление не оплачивать поступающие счета, чтобы оставить себе как можно больше средств. В итоге страховые компании под любыми предлогами, по любому формальному поводу отказываются оплачивать счета за медицинские услуги. 

Теперь, вместо пациента, ради блага которого всё вроде как изначально затевалось, в центре медицины оказалось «его величество Бабло». Деньги вытеснили живых людей! 

Поэтому налицо коррупция на всех уровнях: и копеечная, когда врачи  и медперсонал вымогают деньги у пациентов, и многомиллиардная, чиновничья. Например, на закупках. Сегодня везде, на всех углах говорят о том, что российская медицина нуждается в техническом переоснащении. И так же на всех углах звучат победные реляции о том, сколько нового оборудования приобретается и завозится. Но какое оборудование идёт в наши больницы? Вот здесь и находится «золотое дно» для чиновников. Сегодня ни одно медучреждение не может самостоятельно приобрести ни приборы, ни реактивы, ни даже бинты на сумму свыше  100000 рублей. Для этого необходимо выходить на местный минздрав, писать заявку, проводить тендер.  

По факту всё выглядит так: нужна больнице современная эндоскопическая стойка с разрешением 4К — на неё пишется заявка. В областном минздраве все эти заявки аккумулируются, рассматриваются, начинают проводиться тендеры, а затем закупки. И, наконец, спустя полгода, эндоскопическую стойку торжественно, с прессой и пафосом, передают больнице. Гости разъезжаются, а затем выясняется, что стойка эта — совершенно не тех параметров, которые были необходимы, и не от проверенного надёжного производителя, а некий китайский аналог, который неизвестно сколько проработает и включится ли вообще. При этом суммы потрачены такие, что можно было всё от «Сименса» приобрести. А жаловаться некому и не на что! Формально всё правильно! В итоге получается, что официально больница завалена новым оборудованием, но в реале там — куча хлама!  

Сейчас мировая тенденция — насыщать качественным оборудованием именно первичное звено, где идёт выявление болезней на ранней стадии. Но до нас это дойдёт ещё не скоро. Вот почувствовал себя человек плохо — ему нужно быстрое и качественное обследование, которое исключит или выявит на ранней стадии, скажем, онкологию. Но при нынешних порядках пациент должен пройти по большому кругу и сначала записаться к терапевту, который, обследовав его, направит, например, к хирургу. К хирургу тоже необходимо записаться и дождаться своей очереди на приём. Хирург направит на МРТ, но МРТ — то самое, которое было закуплено «подешевле». Оно может и не дать результата. Пациент уйдёт домой. Потом пройдёт ещё время и, когда пациенту станет совсем худо, его, наконец, после очередного «круга» отправят в специализированные медицинский центр, где он, возможно,  попадёт к хорошему специалисту, под нормальное оборудование, там выявят диагноз, и человека, наконец, начнут лечить. Но времени-то сколько потеряно?! А ведь при лечении некоторых заболеваний счёт идёт на дни и недели. Точно такая же ситуация с закупками лекарств, расходников и всего остального — вплоть до продуктов, которыми кормят больных в стационарах.  

Ещё одна проблема — это заложенный в федеральном законе № 323 диктат «порядков» и «стандартов», которые оговаривают порядок действий при каких-то ситуациях. Например, «Порядок оказания амбулаторно-поликлинической помощи» или «Порядок оказания медицинской помощи при травмах». «Стандарты» описывают, что должно быть в конкретных ситуациях. Например, «Стандарт первичной специализированной медико-санитарной помощи при первичной артериальной гипертензии» детально расписывает, как должен обследоваться и лечиться пациент с первичной артериальной гипертензией в поликлинике или дневном стационаре. При благом намерении, заложенном в написании закона, он содержит в себе чрезвычайно вредный и рушащий систему принцип «что не разрешено — запрещено!» 

Написано в «Порядке оказания амбулаторно-поликлинической помощи», что поликлиника не имеет права обслуживать пациента, к ней не прикреплённого, — значит, его не станут обслуживать, пусть даже неприкреплённому человеку стало плохо прямо у дверей этой самой поликлиники.  

И за всем этим строго следят страховые компании, которые за обслуживание пациента, не прикреплённого к данной поликлинике, не то что не заплатят, но ещё и вычтут штраф за нарушение «стандартов»… 

Все эти проблемы не лечатся деньгами. Выделенные государством суммы попросту «освоят» и они исчезнут без следа, как исчезли в этой бездонной бочке уже сотни миллиардов рублей до того. Нужна масштабная коррекция реформы здравоохранения, которая вернёт человека в центр внимания и заботы и, которая, покончит с медициной «услуг», а вернётся к медицине помощи». 

Владислав Шурыгин
 

Источник: zavtra.ru





Комментарии